Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 15 12 2017
Home / Скандалы / Танцы на кресте

Танцы на кресте

Как относиться к тому, что предлагают зрителям заказчики и авторы оперы «Легенда о граде Ельце»?

В Ельце в шестой раз прошла опера под открытым небом «Легенда о граде Ельце». И всё бы ничего, если участники действа не танцевали на православном русском шестиконечном кресте и не получали одобрительные отклики местной и даже федеральной власти.

О чем опера?

Сюжет оперы посвящён походу Тамерлана в 1395 г. на Москву, внезапно прерванному под Ельцом. Согласно легенде, во сне ему явилась Икона Божией Матери. В итоге Тамерлан, устрашённый видением, повернул своё войско обратно.

Произведение традиционно исполняется в Ельце в естественных декорациях на берегу Быстрой Сосны, на месте событий, описанных в исторических хрониках. На сцене, которой и служит православный крест, пляшут и поют артисты, фривольно возлежат и сидят полуобнажённые танцовщицы, которые изображают гарем Тамерлана.

Заказ на написание оперы московский композитор Александр Чайковский получил от заместителя главы администрации Липецкой области Людмилы Кураковой и директора Липецкой областной филармонии Наталии Мекаевой. Либретто написали липецкий писатель Николай Карасик и московский автор Радомира Ползунова. Постановщиком выступил обладатель «Золотой маски» Георгий Исаакян.

Креста на нем нет!

В исторических повествованиях о железном хромце присутствует исключительно явление Иконы Божией Матери. Откуда же взялся крест?

— Его придумал немецкий художник Эрнст Гейдебрехт, — заявила в интервью елецкому телевидению в мае 2012 г. директор Липецкой областной филармонии Наталия Мекаева. — С точки зрения искусства — это гениально.

Интересно, какую же «гениальную» мысль доносит через лежащий на земле православный крест немецкий гражданин Эрнст Гейдебрехт?

— Образ Креста, как моста через греховную пропасть, — поясняет Алексей Слюсаренко, клирик храма святых мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива г. Луганска — характерен для протестантского сознания. В православной традиции, Крест, скорее лестница, соединяющая небо и землю.

Теперь понятно, почему во многих репортажах СМИ, ТВ об опере «Легенда о граде Ельце» говорится не о явлении Тамерлану православной Божией Матери, а Деве Марии, свойственной католику Эрнсту Гейдебрехту.

Получается, русские люди играют оперу по католическому сценарию. Но и в этом — играют же Шекспира на русской сцене! — нет ничего плохого. Кроме одного — кощунства по отношению к самому кресту. Именно так расценивают это лицедейство прихожане елецких храмов. Возмущенные оперой, идущей, тем более, напротив Вознесенского собора, они направили Патриарху Русской Православной Церкви Кириллу письмо следующего содержания: «Ваше Святейшество! При согласии администрации Ельца, попустительстве местного духовенства в лице епископа Елецкого и Лебедянского Максима происходит осквернение креста Господня! В Петровский пост! Те, кто участвуют в этом лицедействе, навлекают на себя гнев Божий!»

Многие верующие при этом вспоминают историю с девицами панк-группы «Pussy Riot», устроившими в храме Христа Спасителя бесноватые пляски, и задаются вопросом: почему в Москве дело до уголовщины дошло, а в Ельце подобный случай никак не осуждается?

Почему молчат городские власти, не подаёт голоса Елецкая и Лебедянская епархия?

Окропленный кровью Христа

Директор Липецкой областной филармонии Наталия Мекаева, которая (напомню) и заказывала написание этой оперы, сама выступала против креста, как сценической площадки. В интервью елецкому телевидению в мае 2012 г. заявляла:

«Как православному человеку мне было не очень комфортно в душе, и я для себя определила, что креста не должно быть… чтобы не смущать православных, да и нам, перед Господом, не грешить…». Однако крест продолжал все эти годы быть подиумом для опереточных артистов и массовки из гарема Тамерлана.

Набираю номер телефона Наталии Николаевны Мекаевой:

— Разочарую вас: крест не окроплён, на нём не прочитана молитва, поэтому он не является крестом, это лишь сцена, реквизит. Не переживайте…

Не будем строить догадки, почему так переменилась позиция одного из организаторов этого действа. То ли потому, что опера с крестом, получившая премию Правительства РФ, стала брендом Липецкой области. То ли потому, что на постановку оперы ежегодно из областного бюджета выделяют по шесть миллионов руб., и тем самым, — и на другие проекты областной филармонии.

Задаю вопрос священникам: на самом ли деле, если крест не окроплён, то это не крест, а реквизит?

Максим Синицын, клирик храма Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в Новой Басманной слободе (Москва): «Нет, не так. Освящение предметов церковной утвари через молитвы и окропления появилось относительно недавно. Всем понятно, что крест именно православный. В таком случае давайте положим неосвящённую икону Спасителя и будем на ней плясать, считая её сценическим атрибутом».

Протоиерей Владимир Ягничер, настоятель храма Рождества Христова (Сергиев Посад): «Крест, на котором был распят Христос, тоже не был окроплён и над ним, естественно, не читалась никакая молитва. Тем не менее, это и есть: Крест! Человеческая атрибутика не может повлиять на божественные явления и их символы. Эти «заявы» организаторов — неуклюжие попытки оправдать богохульство и кощунство».

А Иерей Елецкой епархии Евгений Ефремов не стал вдаваться в богословские тонкости: «Мне один монах говорил, что делать, если заблудился в лесу: возьми две палки, скрести их, это уже будет крест, прочитай молитву и ты выйдешь из леса…»

Прихожанка Троицкого храма Ельца Ирина Беликова вспомнила про окна в деревнях, они всегда делаются в форме креста, оберегают жилище и людей. Крест — хранитель всей вселенной. На Руси всегда чтили крест, как святыню: с ним женились, умирали и шли в бой. Как было, например, с солдатом Евгением Родионовым, который отказался снять крест в обмен на жизнь.

Что же дальше делать, как прекратить ежегодные кощунства над православным крестом?

«Матильда», «штрафбаты», серебрянниковы и др.

Я позвонил в Елецкую епархию. Пресс-секретарь епископа Максима Сергей (Волков) прислал мне письменный ответ. Его суть в этом абзаце: «Руководство филармонии Липецкой области не направляла в Елецкую епархию просьбу о благословении на проведение постановки. Если элементы постановки негативно задевают чувства верующих, то официальное обращение верующих может быть рассмотрено в Елецкой епархии».

А в самой Епархии епископ и его окружение разве ослепли, когда который год не видят, как в древнем православном городе Ельце изгаляются над символом христианства — крестом?

Ведь поругание креста — не такое уж безобидное действо. Вот что говорит Митт Ромни, бывший кандидат в президенты США, епископ мормонов: «Мы разрушили СССР, мы разрушим и Россию. Мы обязаны умножить действия, направленные на дискредитацию Православной церкви в России».

Я задал вопрос о кощунстве с крестом председателю Комитета информационных технологий и аналитики администрации г. Ельца Ирине Колосовой. Ирина Геннадьевна ответила, что лично была на опере и никакого кощунства не узрела. Сама же администрация лишь предоставила площадку под оперу. Я не стал спрашивать, а если там сцена была бы в виде свастики?

СССР ещё пал потому, что светская идеология советского человека оказалась слаба перед материальными порочными искушениями Запада. Сегодняшний захват мусульманами Европы показывает силу их веры перед ущербной европейской идеологией толерантности. Поэтому такие действия как глумления над крестом, пляски в храме Христа Спасителя резко снижают нравственный иммунитет и волю народа, делают людей постыдно равнодушными к греху.

Понимают ли это в Елецкой епархии? Ведь духовенство Ельца и Липецка молчало и молчит уже с 2011 г., когда впервые на православном кресте были устроены пляски.

В разговоре со мной организатор оперного кощунства, директор Липецкой филармонии сказала, что на использование креста в качестве сцены было получено благословение от священников. Конкретно, от игумена Митрофана (Шкурина) Свято-Успенского епархиального мужского монастыря г. Липецка.

Помощник игумена Дмитрий мне ответствовал так: «Крест там в виде сцены, он не несёт духовного смысла…».

Когда я сказал, что там самый натуральный шестиконечный православный крест, то помощник игумена проговорил: «Спасибо, посмотрим…»

На самом деле, даже игумен монастыря не может дать благословление на такое действо. Это ни по его рангу и чину. А кто может дать? В этом и проблема: ни в обществе, ни в церкви нет сейчас такого механизма.

При СССР фильм, книга, опера проходили через утверждения на художественных и творческих советах. Всё это сейчас заклеймено как «цензура», пережиток «тоталитарного прошлого. Но общество просто захлестнул вал чернухи, фальсификаций, искажений нашего прошлого и глумления над святынями. Последний пример — «Матильда» Алексея Учителя и его скандал с депутатом Госдумы Натальей Поклонской. В этом ряду и опера «Легенда о граде Ельце».

— Помните, — говорит иерей Елецкой епархии Евгений Ефремов, — в советских фильмах было: консультант такой-то. Если фильм про историю, то его консультировал, как правило, известный историк. А сейчас?

Действительно, как бы мы ни относились к бездействию Елецкой епархии и её попустительству к кощунству над крестом, но в епархию никто не обращался за благословением на такое использование креста. Да и не мог. Это законодательно не прописано. Поэтому сейчас любой хулитель православия может заявить: а я вот от того батюшки получил благословение.

Мы не вводим цензуры. Снял оперу, фильм, театральную поставку на бюджетные деньги — получи разрешение специалистов.

Ведь сейчас в современном искусстве любая критика самых эпатажных, богохульных, шокирующих перфомансов считается цензурой и удушением авторской идеи. Не хочешь получить одобрение специалистов твоего шедевра, пожалуйста, твори, но за свои деньги. Но в титрах обязан указать: это моя личная фантазия, к истории, реальности, христианству отношения не имеет.

NB! 

Мнение авторов «НВ» о той или иной проблеме общественной жизни может не совпадать с точкой зрения редакции еженедельника.

Игорь Травин

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru