Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 12 12 2017
Home / Политика / Как авторы законопроекта о модерации соцсетей объясняют, в чем его смысл. И что говорят их оппоненты

Как авторы законопроекта о модерации соцсетей объясняют, в чем его смысл. И что говорят их оппоненты

«Сядем с Роскомнадзором и научим соцсети, что надо удалять»

В среду, 12 июля, депутаты Госдумы, единоросы Сергей Боярский и Андрей Альшевских внесли законопроект, обязывающий соцсети и мессенджеры удалять информацию, «явно направленную на разжигание ненависти и пропаганду насилия». Документ касается сервисов, которыми пользуются более двух миллионов человек. За недобросовестную модерацию компаниям будет грозить штраф до 50 миллионов рублей. О конкретных механизмах удаления контента и критериях его противоправности в законопроекте ничего не говорится; при этом авторы ссылаются на аналогичный немецкий закон (принят в конце июня, его уже раскритиковали «Репортеры без границ»). «Медуза» попросила авторов документа объяснить, зачем он нужен, а также выяснила, что о нем думают эксперты и представителями соцсетей.

Сергей Боярский

Депутат Госдумы от партии «Единая Россия», соавтор законопроекта

Владимир Андреев / URA.ru / ТАСС

[Речь в законопроекте] не о мессенджерах, они не являются организаторами распространения информации (на самом деле, мессенджеры могут быть организаторами распространения информации, и действие законопроекта в текущей редакции на них распространяется — прим. «Медузы»). Несмотря на то, что Telegram, например, имеет такие признаки, он им не является (на самом деле, Telegram входит в реестр организаторов распространения информации — прим. «Медузы»). По мессенджерам отдельная история, закон по ним разрабатывается в комитете [Госдумы] по информационной политике. Если найдутся какие-то разночтения, мы просто поправим наш законопроект. Само внесение — это заявка, законопроект рассмотрят думские комитеты, правительство даст отзыв. Только после этого будет первое чтение.

Мы говорим о «ВКонтакте», «Фейсбуке», «Одноклассниках», «Твиттере» и других популярных площадках. Мы вменяем в обязанность крупным компаниям создавать службы по реагированию на жалобы граждан на неправомерный контент. Они будут обязаны реагировать в течение суток — либо удалять, либо на свой страх и риск оставлять (что может повлечь штраф от 30 до 50 миллионов рублей для юридических лиц). Мы прописали ответственность и для физических лиц. Есть юридические хитрости, кто-то наверняка захотел бы перерегистрировать компанию [с юридического лица на физическое], чтобы выйти из-под регулирования законодательства.

Наши предложения соотносятся с принятым [в июне 2017 года] в Бундестаге законом, который мы фактически [частично] воспроизвели — там коллеги занимаются этой проблематикой с 2015 года и пришли к выводу, что только драконовские штрафы до пяти миллионов евро позволят качественно улучшить обстановку на информационном поле. Мы давно думали о законопроекте вместе с [соавтором] Андреем Геннадьевичем [Альшевских], с начала весны активно наблюдали за происходящим в Германии, работали над переводом их пояснительных записок и текста законопроекта.

Юридическая терминология (в проекте говорится, что соцсети обяжут удалять «информацию, которая явно направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, недостоверную и (или) порочащую честь и достоинство другого лица или его репутацию информацию, информацию, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность» — прим. «Медузы») тоже подлежит обсуждению. В целом, [речь идет о] запрещенной для распространения на территории РФ информации, о списке экстремистских материалов, например. Или если реклама спайсов идет — мы же знаем, что пишут, условно говоря, «соль»… Вообще, мы сядем вместе со специалистами Роскомнадзора и, подкрепившись законодательной базой, научим соцсети как правильно реагировать [на жалобы], что удалять, а что нет. Уверен, мы придем к компромиссу.

К тому же никто не отменяет право [компаний] обращаться в суд [если их наказали за неудаление контента, который они посчитали нормальным]. Да, им придется по каждому случаю обращаться в суд, но я не думаю, что будет вал претензий от Роскомнадзора. Наверное, проще всего соцсетям будет удалять весь контент, на который пожаловались.

Я понимаю потенциальную угрозу всплеска недобросовестного использования закона [когда пользователи будут жаловаться на любой контент, в том числе из шалости], но мы приглашаем к участию в дискуссии заинтересованных лиц, мы открыты в диалогу. Я очень рассчитываю, что волна несерьезного отношения к этому инструменту быстро пройдет, и он прослужит хорошим подспорьем для развития соцсетей, для их чистоты, для качества размещаемой в них информации. Германия же регламентирует [как соцсети должны удалять негативный контент], а это крупнейшая экономика Европы, мы берем пример с наших добрых соседей.

Саркис Дарбинян

Ведущий юрист «Роскомсвободы»

rublacklist.net

Это очередная инициатива депутатов, живущих в Зазеркалье, в собственном мире, и имеющих собственное понимание того, как устроена сеть. Возложение на администрацию сервиса функций суда по проверке достоверности и противоправности контента не укладывается ни в рамки текущего законодательства, ни в рамки чего-то разумного. Штрафы оторваны от реальности и во много раз превышают наказание за другие виды правонарушений, в том числе, в области информации и связи.

Закон в Германии [на который ссылаются авторы российского законопроекта], еще не утвержден (он действительно еще не вступил в силу — прим. «Медузы»), там идет дискуссия и споры, насколько необходимо госрегулирование в работе соцсетей, в том числе, в борьбе с фейковыми новостями. Такие платформы как «Фейсбук» уже имеют достаточно алгоритмов для определения фейковых аккаунтов и постов. Сам закон очень сильно критикуют — и общество, и бизнес, и неправительственные организации. Поэтому ссылаться на международный опыт преждевременно, ни одно национальное законодательство в мире не имеет таких положений.

[О предложении авторов законопроекта обсудить его.] Нам, честно говоря, неинтересна игра в плюрализм мнений. Мы наверняка представим экспертное мнение, будем говорить о нашей позиции, но не думаю, что мы будем участвовать в той клоунаде, которая обычно происходит в нижней палате парламента для легитимизации принимаемых законов.

Андрей Альшевских

Депутат Госдумы от партии «Единая Россия», соавтор законопроекта

Личная страница Андрея Альшевского в Facebook

Мы не то что опирались [на немецкий закон] — смотрели тот закон, который был принят.

[Информация, которая явно направлена на разжигание ненависти и пропаганду насилия] — это когда [подобный вывод] не обязательно следует из заключения юриста или специалиста; [это] информация, которая явно призывает к боевым действиям и так далее. Я понимаю, есть спорные вопросы, ко второму чтению мы будем их рассматривать. Предположим, есть пункт «удаление информации, которая не соответствует действительности» — это сложный вопрос, я считаю, такое должно происходить по решению суда.

В первом чтении мы принимаем концепцию закона. Концепция закона в том, чтобы все было в рамках закона, была ответственность. Она будет распространяться на собственников сетей. СМИ немного передергивают, якобы физические лица будут тоже нести ответственность — это не так, пользователи не попадают под этот закон. Мы также прописываем, чтобы компании, владеющие соцсетями в обязательном порядке были зарегистрированы на территории РФ. Что касается величины штрафов, процедуры [удаления контента] и так далее — это дело второго чтения. Когда будем рассматривать, я попрошу руководство Госдумы организовать слушания, пригласить заинтересованные стороны, чтобы поспорить, пообсуждать и прийти к общему знаменателю.

Дмитрий Мариничев

Уполномоченный по делам интернета в России

Личная страница Дмитрия Мариничева в Facebook

Не к добру все эти законопроекты, особого смысла, кроме введения цензурирования и сужения возможностей обмена информацией между людьми, в них нет.

У авторов путаница в голове, они, наверное, тяжело соображают, что технологии развиваются. Они не понимают, что в только в свободном обществе, где все может быть поставлено под сомнение, а люди не боятся высказывать свои мысли, какими бы кощунственными они ни были по отношению к другим (кроме клеветы и прямых обвинений, которые являются преступлениями), есть прогресс технологий.

Появляется класс информации, которую невозможно обсуждать, ее количество будет увеличиваться. Перекладывание ответственности за контроль качества информации на посредника приведет к блокированию этой информации. Это такое легкое средневековье, это законсервирует общество на какое-то время, но в то же время будут те, кто не станут поддерживать такой тренд, они будут двигаться вперед в смысле продуктов и сервисов.

Мы будем писать отзыв на этот законопроект, потому что он однозначно накладывает нагрузку на бизнес. Хотя удивляться уже не приходиться — депутаты в свои активности с ума сошли, они говорят, что отсутствуют затраты бюджета, но перекладывают затраты на компании. А это в итоге, конечно, влияет и на бюджет.

Пресс-служба «Одноклассников»

В «Одноклассниках» есть инструмент, с помощью которого пользователи могут в любое время пожаловаться на нежелательный контент. И специальные сотрудники группы поддержки обрабатывают эти запросы. Если контент нарушает применимое законодательство и правила социальной сети, он блокируется. Вопросы по алгоритмам выявления недостоверной информации необходимо, прежде всего, обсудить совместно с соцсетями и представителями профессионального сообщества.

Пресс-служба Viber

В данный момент остается еще много открытых вопросов в связи с обсуждаемыми законодательными изменениями, поэтому, пока текст инициативы не финализирован, мы не сможем дать свои комментарии по этому вопросу. Со своей стороны мы продолжим отслеживать этот диалог.

Пресс-служба «ВКонтакте»

Мы не проверяем и не можем проверять достоверность публикуемой пользователями информации или осуществлять премодерацию контента. Собственно, этого и не делает ни одна коммуникационная платформа с пользовательским контентом.

Любой пользователь «ВКонтакте» может сообщить о неправомерном, оскорбительном или недостоверном по его мнению контенте с помощью кнопки «пожаловаться». Мы рассматриваем все жалобы без исключений. У «ВКонтакте» одна из самых больших служб модерации, и мы реагируем максимально оперативно; материалы, которые нарушают правила сайта или законодательство, удаляются, а нарушители — блокируются. Кроме того, в соотвествии с законом мы обязаны реагировать на сигналы регулятора — Роскомнадзора.

Данный комплекс мер является максимально эффективным, а дополнительные ограничительные законы совершенно избыточны и не исполнимы по своей сути.

Евгений Берг, Султан Сулейманов

Источник: «Meduza»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru