Home / Общество / Космические масштабы

Космические масштабы

Бывший замминистра финансов хочет заняться межпланетными грузоперевозками

Андрей Вавилов строит новый бизнес, вдохновляясь идеями Стивена Хокинга и примером Илона Маска.

Унылым февральским утром 1997 года рядом со зданием Минфина на Ильинке от мощнейшего взрыва взлетел на воздух припаркованный Saab, принадлежавший первому замминистра финансов Андрею Вавилову. А летом 1997-го уже покинувшего Минфин Вавилова обвинили в хищении из бюджета $231 млн, эти деньги по его распоряжению были переведены на счета МАПО «МиГ» в качестве аванса по контракту на покупку Индией истребителей МиГ-29. Сделка не состоялась, а деньги ушли через Онэксимбанк и растворились на счетах офшорных фирм Антигуа. Уголовное дело было закрыто в 2007 году — за истечением срока давности. О тех событиях Вавилов вспоминает неохотно. «За время моей работы в правительстве наша команда заложила в России базовые основы рыночной экономики, — комментирует он историю с истребителями. — Приходилось быстро двигаться, естественно, на этом пути возникали разные конфликты, у которых были свои последствия».

Магнитная левитация — самое зрелищное свойство сверхпроводников. Так работают поезда на «воздушных подушках»

Магнитная левитация — самое зрелищное свойство сверхпроводников. Так работают поезда на «воздушных подушках»

Быстро двигаться бывшему финансисту приходится до сих пор — сегодня почти все свои силы и время он отдает собственной инновационной компании «Суперокс», работающей в области сверхпроводников. Вавилов вдохновенно цитирует «Краткую историю времени» и «Кратчайшую историю времени» Стивена Хокинга и увлеченно рассуждает о проблемах космонавтики. «Полет Юрия Гагарина проходил на орбите 200–250 км, сегодня Международная космическая станция работает на орбите 400 км. За полвека мы продвинулись всего на 200 км. Пора сделать следующий шаг», — уверен Вавилов. Он надеется, что в ближайшие пять лет «Суперокс» заключит первый контракт на транспортировку грузов между орбитами Земли.

Холодная лента

«Вавилов всегда был очень амбициозным человеком, — рассказывает знакомый с ним бизнесмен. — Он многого добился, но из-за своего конфликтного стиля успел перессориться с чиновниками, банкирами, военными и нефтяниками». Среди последних, например, был основной владелец «Лукойла» Вагит Алекперов. После ухода с госслужбы Вавилов купил долю в компании «Северная нефть», ее акционером был также и «Лукойл». После доп­эмиссии Вавилов получил контроль над компанией, а доля «Лукойла» размылась с 25% до 2,5%. В 2003 году бывший замминистра продал «Северную нефть» «Рос­нефти». В 2004 году Forbes оценил состояние Вавилова в $350 млн. Сейчас, по словам Андрея Вавилова, никаких проблем с Алекперовым у него нет: «Были бизнес-интересы — был конфликт, интерес исчез — конфликт исчез. Мы с Алекперовым встречаемся на бизнес-форумах, все в порядке».

У Вавилова вообще нет конкурентов в России. «Рынок высокотемпературных сверхпроводников не сформирован. Даже производство такой продукции — вызов сам по себе, а ее продажа — вызов еще больший», — считает Петр Лукьянов, управляющий партнер венчурного фонда Phystech Ventures. Заняться сверхпроводниками Андрея Вавилова убедил ныне покойный академик Николай Черноплеков, работавший в Курчатовском институте, — с ним бывший замминистра познакомился в Совете Федерации, куда был избран от Пензенской области. И в 2006 году Вавилов основал компанию «Суперокс», собрав команду из ученых, много лет работавших в центрах сверхпроводимости по всему миру.

В «Супероксе» работает около 50 человек. Многих переманили из центров сверхпроводимости со всего мира

В «Супероксе» работает около 50 человек. Многих переманили из центров сверхпроводимости со всего мира

Сверхпроводники проводят ток с нулевым сопротивлением. Стивен Хокинг, чьи книги увлекают Вавилова, прогнозирует, что в ближайшие 10 лет сверхпроводники произведут революцию в промышленности, значительно сократив стоимость электроэнергии. «Суперокс» использует открытия нобелевских лауреатов Карла Мюллера и Георга Беднорца. Они выяснили, что сплав переходит в сверхпроводимое состояние при температуре кипения жидкого азота (–196,15 °С). В 2012 году «Суперокс» наладил выпуск высокотемпературных сверхпроводниковых проводов (ВТСП-провода). Эта лента не больше мизинца и толщиной меньше миллиметра, состоящая из десятка слоев различных материалов и сплавов. Технология их нанесения и применяемая для этого аппаратура — уникальная разработка «Суперокса».

Где уже применяются провода? «Необходимость поддержания низкой температуры не проблема. Ведь азот дешев, а криогенная техника доступна, — рассуждает Виктор Сытников, заместитель научного руководителя НТЦ ФСК ЕЭС. — Но цены на сверхпроводники еще достаточно высоки, как и консерватизм энергетиков». Именно высокая цена и консерватизм мешают широкому внедрению ВТСП-технологий. Сверхпроводники используют в кабелях (длиной до 1 км), когда речь идет о больших мощностях — от 10 до 3000 МВт, внутри такого кабеля в жидком азоте находятся ВТСП-провода. Кабели проложены в Германии, Японии, США, Южной Корее. В конце 2017 года начнутся работы по прокладке сверхпроводникового кабеля длиной 2,5 км в Санкт-Петербурге — он станет самым длинным в мире. Заказчиком выступает ФСК ЕЭС. Когда проект начинался, «Суперокс» еще не наладила производство своих ВТСП-проводов, поэтому их закупали в Японии. Цена импортных проводов в России выше, чем за рубежом, в 1,5–2 раза из-за налогов и пошлин, отмечает гендиректор «Суперокса» Сергей Самойленков. ВТСП-провода стоят $80–120 за метр как в России, так и на внешних рынках.

Аппаратура, применяемая для изготовлений ВТСП-провода, — уникальная разработка «Суперокса»

Аппаратура, применяемая для изготовлений ВТСП-провода, — уникальная разработка «Суперокса»

Компания Вавилова поставляет провода в Европу, Японию (здесь работает подразделение SuperOx Japan) и США. Среди иностранных покупателей — CERN, MIT. Долю европейского рынка Вавилов оценивает в 15–20%. Он не раскрывает выручку компании, ограничиваясь оценкой экспорта в «миллионы долларов». Основные объемы сверхпроводников в мире идут на крупные исследовательские проекты, например, Большой адронный коллайдер или экспериментальный термоядерный реактор ITER.

Еще одно направление во внедрении сверхпроводников — производство токоограничителей. Пока в мире используется около десяти таких устройств, позволяющих ограничивать ток при коротких замыканиях. В 2017 году «Суперокс» выиграла тендер Объединенной энергетической компании на 1,6 млрд рублей на установку токоограничителя на подстанции Мневники в Москве.

Одним из ключевых инвесторов и заказчиков на рынке высокотемпературных сверхпроводников выступает государство. «Учитывая связи и прошлое Андрея Вавилова, можно предположить, что у него получится найти покупателей среди госструктур», — полагает Лукьянов из венчурного фонда Phystech Ventures. В начале 2017 года на выставке в Сколково возле токоограничителя «Суперокса» остановился премьер-министр Дмитрий Медведев и посоветовал стоящему рядом вице-премьеру Аркадию Дворковичу обратить внимание на компанию Вавилова.

Билет до Луны

Андрея Вавилова часто можно встретить в коридорах бывшего часового завода «Слава». В одноименном технопарке «Суперокс» арендует несколько помещений, здесь проходят испытания электрического ракетного двигателя, который, как надеется Вавилов, откроет компании дорогу на рынок космических грузоперевозок.

Электрические ракетные двигатели были разработаны и испытаны в СССР еще в 1960-х годах. Если в реактивных двигателях источник тяги — сгорание химического топлива, то в электрических двигателях тяга создается за счет выброса ионов или плазмы, которые разгоняются магнитным полем. Эти двигатели активно используют на спутниках для корректировок орбит и маневрирования.

Использование сверхпроводников позволит кратно увеличить мощность двигателей без значительного изменения объема и массы. Эта идея возникла у Вавилова и его коллег три года назад, проект на стадии proof-of-concept. Один из крупнейших производителей электродвигателей — калининградское ОКБ «Факел». Мощность производимых здесь двигателей — до 15 кВт. «Чтобы осуществлять передвижение современных тяжелых спутников, нужен двигатель 100–200 кВт, — рассуждает Вавилов. — Наша идея: использовать ВТСП-провода для двигателя, способного выводить спутник весом 5 т с низкой опорной орбиты Земли (около 200 км) на гео­стационарную (36 000 км) примерно за два с половиной месяца».

«Суперокс» выиграл тендер на установку токоограничителя на подстанции Мневники в Москве

«Суперокс» выиграл тендер на установку токоограничителя на подстанции Мневники в Москве

Как и в любом футуристическом проекте, бизнес-идея «Суперокса» проста. Вавилов планирует разместить на низкой орбите Земли несколько космических буксиров, которые могли бы передвигаться между орбитами, выполняя разные задачи. Вавилова вдохновляет пример Илона Маска. Он уверен, что «Суперокс» сможет решить проблему межпланетных перелетов лучше, чем SpaceX, чьи двигатели будут работать на метане.  Самойленков приводит в пример европейский зонд Smart-1, запущенный на Луну в 2003 году и завершивший миссию в 2006-м. Одной из задач этого запуска было испытание установленного на зонде электродвигателя, созданного на основе устройств ОКБ «Факел». «Самая главная валюта в космосе — это вес, — объясняет Самойленков. — Электрический ракетный двигатель доставил спутник весом около 300 кг до Луны за 13 месяцев, использовав только 82 кг ксенона».

Андрей Вавилов вдохновенно рассуждает о будущем физики и проблемах космонавтики

Задачи, которые смогут выполнять буксиры «Суперокса», ограничены только фантазией. С ней у Вавилова все в порядке. «Перемещение спутников между орбитами, работа с телескопом «Хаббл», транспортировка грузов на Луну или лунную орбиту, — вдохновенно перечисляет он. — Без таких двигателей вообще невозможно ничего сделать на Луне — слишком много грузов надо будет перевезти. В нашем случае средняя ракета может доставлять тонны грузов на низкую орбиту Земли, а при помощи наших буксиров можно передвигать грузы до Луны». Параллельно в «Супероксе» работают над концепцией сверхпроводниковых двигателей для аэротакси — тут Вавилова вдохновляет уже не Илон Маск, а компания Uber. Рабочая идея — машины с вертикальным взлетом и посадкой весом около 3 т и мощностью силовой системы более 1,5 МВт, способные перевозить до семи пассажиров на расстояния до 700 км со скоростью 350–400 км/ч.

Русский инноватор

Когда Вавилов пришел в правительство в начале 1990-х, его гардероб в основном состоял из джинсов, водолазок и кроссовок. В 2000-х его жену Марьяну Цареградскую называли обладательницей двух бриллиантов размером 55 и 59,5 карата общей стоимостью $60 млн. Сам Вавилов помимо личного самолета Airbus в 2008 году купил два пентхауса в Нью-Йорке за $53,5 млн, от которых вскоре избавился, затем в 2009 году за $37,5 млн купил квартиру на 78-м этаже одной из башен Time Warner Center. В 2015 году этот пентхаус был продан за $50,9 млн.

Революционные проекты «Суперокса» еще далеки от реализации

Революционные проекты «Суперокса» еще далеки от реализации

Вавилов утверждает, что продал всю свою зарубежную недвижимость и почти все время проводит в России. Почему он не стал создавать сверхпроводниковое производство в США или не вложился в какой-нибудь венчурный проект в Кремниевой долине? Только в России у Вавилова, по его признанию, есть необходимые связи и возможности. И вообще он недоволен результатами венчурных фондов в США — за последние 15 лет прирост капитала составил всего 10–15% годовых, индекс NASDAQ, например, давал те же 15% годовых.

«Суперокс» — основной проект Вавилова, инвестиции измеряются десятками миллионов долларов. Если идея космического буксира докажет свою состоятельность, то вложения вырастут. Свои проекты Вавилов финансирует не в одиночку, «Суперокс» привлек заем в Фонде развития промышленности на 500 млн рублей на разработку токоограничителя, еще есть гранты фонда «Сколково» и Фонда перспективных исследований. А вот денег от «Роснано», глава которого Анатолий Чубайс был начальником Вавилова, когда он ушел из Минфина, у компании нет. Как говорит Вавилов, условия финансирования от «Роснано» оказались слишком жесткими.

Похоже, Вавилов хочет наконец увидеть какую-то прибыль от своего проекта. На рынке сверхпроводников все проекты разрабатываются и внедряются в течение семи-десяти лет. Впрочем, Вавилов полон оптимизма и предполагает, что в ближайшие пять лет компания начнет перевозить грузы между орбитами. «Суперокс» уже сейчас безубыточен, по прогнозу Вавилова, в 2017 году компания получит первую прибыль.

Дмитрий Яковенко

Источник: «Forbes»

Рейтинг@Mail.ru