Home / Политика / Уважительная причина

Уважительная причина

Губернатор с Урала засиделся на вечеринке и опоздал к министру России

Заканчивается формирование бюджета страны на 2018 год. А это значит, что пороги федеральных министерств уже стерты губернаторами, их заместителями и профильными региональными министрами. Они понимают, что от их навыков лоббирования зависит, хватит ли денег субъекту на целый год. Вердикт по дотациям уже вынесен: Минфин посчитал региональные бюджеты на 2018—2022 годы и снова выделил «любимчиков».

У главы Чечни Рамзана Кадырова есть козырь — его регион «особый»
Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Треть дотаций федерального бюджета заберут пять субъектов: Чечня, Дагестан, Якутия, Алтайский и Камчатский края. Сокращение дотаций ждет Челябинскую область, Пермский и Красноярский края. Есть и другой список «счастливчиков» — регионы-доноры. В 2018 году федеральные дотации не получат двенадцать регионов, четыре из них из УрФО: Ханты-Мансийский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ, Тюменская и Свердловская области.

В политической тусовке снова обсуждается, почему одним достаются значительные суммы, а другим — много меньше. На распределение федеральных денег по регионам влияют численные показатели, но никогда не исключен и личный фактор. «URA.RU» узнало, почему глава одного региона может договориться о поступлениях в бюджет с помощью поста в Instagram, а другого не принимает даже замминистра.

Регионы с особым статусом

Есть несколько способов лоббирования региональных бюджетных интересов перед федералами. К отдельной группе можно отнести так называемые регионы с особым статусом. Как рассказал чиновник из Минфина России, иначе в ведомстве смотрят на Чечню и Дагестан.

По словам источника из министерства экономического развития, главы этих регионов могут напрямую звонить руководителям федеральных ведомств и решить любой вопрос по своей территории. «Аргумент всегда один — „мы на особом внимании у президента“», — пояснил собеседник. Лоббизм, акцентирующий внимание на специфике субъекта, касается национальных республик, а из них в первую очередь — республик Северного Кавказа, подтвердил «URA.RU» глава коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко. «У нас территория взрывоопасная, и нас надо поддерживать, иначе чего бы не вышло», — описал аргументацию этих территорий эксперт.

Финансирование ОПК в Тульской области выросло из-за дружбы главы региона Алексея Дюмина с военными Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Особыми регионы становятся и тогда, когда их возглавляют близкие к президенту персоны. Так случилось с Ярославской и Тульской областями после того, как ими стали руководить бывшие сотрудники ФСО Дмитрий Миронов и Алексей Дюмин, рассказал агентству чиновник из Минфина. «Все понимают, что есть регионы, которые нужно подтянуть. Ведомства выстраиваются в очередь, чтобы им помочь», — уточнил он.

Другой технологией лоббирования владеют чиновники Татарстана. Они мониторят федеральные программы и, как только видят, что где-то есть возможность получить федеральные средства, тут же готовят пакет документов и проектные предложения.

«Стоит опубликовать проект ФЦП [федеральная целевая программа], как на утро в приемной стоит орда татар с готовыми докладами, раскладками и необходимым пакетом документов, чтобы получить федеральное финансирование.

Татарстан берет кабинеты власти командной работой: ФЦП не успеют опубликовать — проект уже готов Фото: Анна Майорова © URA.RU

Им выделяют все до копейки, могут получить даже больше», — поделился с «URA.RU» чиновник из федерального ведомства. Как рассказал депутат Госдумы от Татарстана Ирек Хайдаров, все представители региона в Москве чувствуют личную ответственность перед своей республикой.

«У нас каждое министерство работает с федеральными программами, пытается в них вклиниться. Иногда чиновники идут даже на опережение: чутко чувствуют тренды, чтобы подготовить плацдарм и необходимые проекты наперед. Мы держим руку на пульсе: есть регионы, которые не могут исполнить обязательства по выполнению программ, тогда мы в этот момент тоже можем „вклиниться“ и вытянуть на себя», — пояснил депутат агентству.

Большие проекты

Третью технологию лоббирования Евгений Минченко описал как «опору на большой федеральный проект». В таком случае регион вступает в формат этого проекта, получая по нему финансирование. Речь идет о «Силе Сибири» [строящийся магистральный газопровод, который идет из Якутии в Приморский край и страны Азиатско-Тихоокеанского региона], Керченском мосте или мосте на Сахалин. «Инструменты лоббирования могут быть публичные и непубличные, с использованием депутатов, сенаторов или региональных представительств. Все упирается в вопрос качества коммуникации и профессионализма региональных администраций», — резюмировал эксперт.

Мэр Москвы Сергей Собянин может смело попросить за Пермский край и Свердловскую область Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Неформальные федеральные кураторы губернаторов остаются ключевым инструментом при лоббировании, рассказал «URA.RU» источник, близкий к Кремлю. По его словам, у глав регионов, которые так или иначе представляют интересы политиков или чиновников-«тяжеловесов», есть возможность решать свои бюджетные вопросы через них.

«Например, власти Крыма, Бурятии, Калининграда могут обращаться к ресурсу главы Ростеха Сергея Чемезова, главы Свердловской области и Перми — к мэру Москвы Сергею Собянину, Томская область, ХМАО — к председателю „Газпрома“ Алексею Миллеру. А последние уже, в свою очередь, включают свои рычаги влияния, которые зачастую действуют на министров гораздо эффективнее», — уточнил собеседник агентства.

Личные связи губернаторов также помогают в пополнении бюджета региона.

У главы Крыма Сергея Аксенова есть возможность напрямую звонить президенту Фото: Антон Белицкий © URA.RU

Как рассказал источник, близкий к правительству Тульской области, губернатор Алексей Дюмин использовал свое знакомство с вице-премьером Дмитрием Рогозиным: «У них хороший личный контакт, отсюда пришло финансирование оборонно-промышленного комплекса. Неплохие связи с главой „Газпрома“ Алексеем Миллером привели к тому, что в области построят новый ледовый дворец».

Главе Крыма Сергею Аксенову удалось выстроить доверительные отношения с вице-премьером Дмитрием Козаком. «Многие министры чувствительнее относятся к нашим проблемам. Среди них вице-премьер Вероника Скворцова, глава Минтруда Максим Топилин, министр сельского хозяйства Александр Ткачев, глава Минфина Антон Силуанов. Теперь члены кабмина чаще приезжают в регион, а Аксенов, напротив, стал реже выезжать в Москву, чтобы договориться с ведомствами», — описал пути крымских лоббистов собеседник агентства, близкий к руководству республики.

Губернатор Калужской области Анатолий Артамонов берет больших начальников своей харизмой Фото: Александр Мамаев © URA.RU

Мотивация самого губернатора зачастую играет решающую роль во время переговоров. Как рассказал чиновник из Минфина, губернатор Калужской области отличается настойчивостью. «Анатолий Артамонов поражает своей вовлеченностью в дело. Лично приезжает, договаривается, уезжает, потом снова возвращается, чтобы подтвердить успех переговоров. Всегда находит аргументы, чтобы убедить. Мы понимали, что у него получится реализовать тот или иной проект, видно, что он действительно хочет работать», — рассказал собеседник. Он утверждает, что при распределении финансирования в министерстве в первую очередь хотят выделить деньги «тому, кто справится, кто лично заинтересован в реализации проекта».

Чиновник из Минэка привел неудачный пример лоббирования, который продемонстрировал губернатор одного из регионов УрФО: «Крупный столичный бизнесмен, имеющий интересы в этом регионе, договорился о встрече министра с этим губернатором. Но он опоздал на встречу из-за затянувшейся вечеринки накануне. Министр его, естественно, не принял. Он долго ходил и извинялся, но ему было отказано даже в разговоре с замом».

Депутат от первоуральского округа Зелимхан Муцоев считается мощным лоббистом Фото: Антон Белицкий © URA.RU

Другой полноправный инструмент бюджетного лоббизма — депутаты. Самые мощные парламентарии-лоббисты напрямую связываются с министрами, пробивают финансирование проектов в своих регионах. К ним собеседники агентства в Госдуме относят единороссов Зелимхана Муцоева (Первоуральский округ), Владислава Резника(Адыгея), Андрея Макарова (Владимирская область, Воронежская область, Липецкая область, Рязанская область) и экс-главу фракции Владимира Васильева.

«Приезжаешь в округ к Муцоеву и диву даешься — тут детсад, там больница, здесь дороги новые построили. Все это выбил с федералов. Правда, в нынешнем созыве сильные лоббисты скорее исключение», — поделился с «URA.RU» источник из ГД. Впрочем, сами депутаты предпочитают не делиться лоббистскими секретами.

Член комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Исаев не пожелал рассказывать «URA.RU» о внутренней кухне комитета и о том, как депутаты лоббируют интересы своих регионов. «По такому случаю подарю вам поговорку Бисмарка. Он говорил: «Никогда не рассказывайте людям, как делается колбаса и как пишутся законы. Потому что колбасу они перестанут есть, а законы — исполнять».

Но главными лоббистами от регионов остаются все-таки губернаторы, говорит эксперт ЭИСИ Андрей Колядин. По его словам, обивание министерских порогов — это прямое выстраивание отношений региона с ведомствами: «Меньше проблем у тех, кто может позвонить напрямую президенту или премьеру. У кого нет прямых выходов на ключевые фигуры, вынуждены искать коридоры возможностей.

Лоббизм — это одна из главных задач, которая стоит перед губернаторами».

Марина Иванова

По материалам: «Ура.Ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru