Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 15 12 2017
Home / Скандалы / Вырвется ли Олег Стрекалов из «объятий» силовиков

Вырвется ли Олег Стрекалов из «объятий» силовиков

Как из примерного семьянина, мецената и успешного бизнесмена сделали лидера подмосковной ОПГ

Олег Стрекалов // Стоп-кадр YouTube

Олег Стрекалов тихо живёт в одной из стран Евросоюза, где открыл небольшую фирму. Привлекая деньги местных жителей, он занимается тем же, что долгие годы делал в России — строит. На родине о нём сегодня не слышно, хотя ещё четыре года назад имя Олега Стрекалова было на устах. Богатый, креативный, щедрый, успешный предприниматель и примерный семьянин, в подмосковном Чехове он, кажется, был белой вороной. Как бизнесмен он рос на глазах всего города: маленькие магазины, мебельное и оконное производства… В последние годы его знали как хозяина одного из крупнейших на юге столичного региона торгово-развлекательного центра «Карнавал» (на его строительство Стрекалов взял в банке кредит 455 миллионов рублей), а также учредителя медиа-холдинга «Чехов Вид».

Примечательно, что бизнесмен никогда не заключал муниципальные и госконтракты, что подобные сделки, зачастую, связаны с «распилами» и «откатами». А некоторые поступки, которые сейчас принято называть «социальная ответственность», коллегами в своё время воспринимались как чудачества. Например, Стрекалов сделал всё, чтобы в Чехов из соседнего, более крупного Серпухова перебазировалась бригада «медицины катастроф». Им он купил пять оборудованных машин, каждая из которых стоит $100 000, помог с экипировкой, помещением. А ещё он построил воскресную школу и неожиданно для всех возвёл по старинным чертежам храм в деревушке Якшино и привёл в порядок здешний погост, материально поддерживал хоккейный клуб «Витязь», благодаря которому о Чехове заговорили в европейских спортивных кругах.

Вряд ли Олег Стрекалов мог когда-то представить, что не строительство и девелоперские проекты с благотворительностью, а журналистика станет для него важнейшей и, наверное, интереснейшей частью жизни.

Имея финансовую возможность, он создал в родном городе первые честные, реально мощные и независимые от властей медиа — газету, телевидение и интернет-портал. Для 70-тысячного Чехова, которым последние десятилетия рулили «авторитеты» или их марионетки, появление источников информации с альтернативным видением событий стало настоящим шоком. Жителям открыто и доступно начали рассказывать о вещах, которые, как казалось, могли происходить только в сериалах а-ля «Спрут», но никак не на берегах тихой Лопасни.

Стрекалову удалось собрать команду сильных журналистов, которые начали писать и говорить на темы, которые доселе были табуированными. Из расследований газеты «Читают все» можно было узнавать шокирующие факты. Например, широкий резонанс имела история про контору, работающую под Чеховом, чтобы прикрывать вывод миллиардов рублей из бюджета столичного горздрава. Издание и самого Стрекалова за эту статью даже пытались засудить, но обнародованные факты оказались столь очевидны, что расправы не получилось.

Для города, где всё и всегда было шито-крыто, материалы о пьяных полицейских, гоняющих по улицам за рулём и устраивающих аварии под окнами мэрии, вызывали недоумение читателей. Когда журналисты стали писать о серьёзных ДТП с участием высокопоставленных сотрудников из местной полиции (в одном случае пострадали семь человек), это стало раздражать. Но когда под колёсами машины дамы-инспектора чеховского ОМВД погиб Почётный гражданин города и её коллега — ветеран МВД, громкое дело вышло на федеральный уровень. Шеф местной полиции Андрей Большаков мог лишиться своего кресла, но в итоге сохранил должность и в отставку не ушёл.

Судя по всему, именно после этого скандала Стрекалов и «Чехов Вид» заработали первого серьёзного врага.

Среди местного чиновничества, мягко говоря, недоброжелатели у медиахолдинга появились после ещё одного громкого расследования. Журналисты вскрыли историю о том, что квартиры в новостройках микрорайона «Губернский», предназначенные для переселения ветеранов Великой Отечественной, ответственное лицо из мэрии — Леонид Бобровский — передавал по сфабрикованным документам не ветеранам и орденоносцам, а «левым» людям… В итоге, правда, чиновник, как сообщал «Московский комсомолец» (12 февраля 2014 года), отделался условным сроком и штрафом в 600 тысяч рублей.

Нетривиальные события, будь то нападение на администрацию Любучанского поселения или продажа за копейки муниципального имущества (бывшее здание школы №3 ушло с молотка по цене чеховской трёшки), о которых чиновники предпочли бы промолчать, подробно описывались в газете Стрекалова и в сюжетах его телекомпании.

В итоге у журналистов возник конфликт с заместителем главы района Юрием Макаровым.

Возможно это, а может, и какая-то другая причина стали отправной точкой для начала войны власть имущих с медиахолдингом и его владельцем. Целью противников было не только вымарать имя Стрекалова, но и выжать его из города. В конце 90-х и начале 2000-х его, наверное, вполне могли убить и по старой местной традиции, закатав в бетон, бросить тело на дно озера. Но сейчас методы намного изящнее и изощрённее: зачем убивать курицу, несущую золотые яйца, если эти самые яйца можно отжать. Способов — предостаточно. Вначале его пытались обвинить в незаконном хранении оружия, ставя в вину наличие дома наградного пистолета. Затем намекнули, что его позиция относительно событий на Майдане в Киеве (а именно — его слова, что люди там вышли на улицы не против России, а против воровства украинских чиновников) слишком неоднозначна, и вообще, его медиа им мешают и стоило бы их прикрыть.

Бизнесмена по этому поводу даже в ФСБ вызывали. При любом удобном случае ему припоминали позицию по Крыму (Стрекалов отрицательно отнёсся к присоединению полуострова к России) и вообще про Украину, вплоть до того, что он там родился, и говорили, что в Чехове Стрекалов… принимал главу украинского МВД Авакова, что, конечно, неправда. «Это месть за мою журналистскую деятельность. Все действующие лица наших статей (тот же начальник чеховской полиции) находятся при исполнении служебных обязанностей, даже после такой критики», — заявлял в своё время предприниматель.

После появления справки из Роскомнадзора о том, что сетевое телевидение «Чехов Вид» связано с криминалитетом, Стрекалов решил уехать из страны и больше никогда не возвращаться в Россию. «У меня пятеро детей (из них четверо несовершеннолетие), не хотелось бы оставить их без отца. За три с половиной года жизни за границей у меня не было ни одного административного штрафа, я занимаюсь бизнесом, а в России меня обвиняют в мошенничестве без единого на то основания», — заявлял бизнесмен «Новым известиям».

Едва Стрекалов продал свой ТРК «Карнавал» более чем за один миллиард рублей (в результате муниципалитет в качестве налогов получил 125 миллионов рублей) и перебрался в Европу, из Чехова и Подольска ему стали поступать «звоночки». Бизнесмену дали понять: у правоохранительных структур щупальца длинные и достать они его смогут хоть в Риге, хоть в Лиссабоне. Цена спокойствия — маленькая толика дохода от реализации торгового центра — 2 миллиона долларов или оставшиеся в России активы. По словам предпринимателя, на юге Подмосковья он владеет 40 гектарами земли в предместье Чехова. Когда-то он планировал возвести здесь торговый центр и небольшой жилой комплекс, для чего уже вложил более 200 миллионов рублей в проектирование, вынос коммуникаций и подвод сетей. Разрешение на строительство им давно оформлено.

С учётом того, что получить деньги влёгкую вымогателям не удалось, они начали использовать иные рычаги давления, связанные с уголовным преследованием предпринимателя. Были возбуждены дела по статьям 159 и 210 УК России, соответственно, к работе подключился Следственный комитет Московской области. По информации «Новых известий», курирует дело Виктор Ищенко — замначальника Подмосковного ГУВД. Оперативным сопровождением расследования занимается 2-я служба ФСБ, где, как пишут СМИ, работает сын Ищенко.

Вся эта заказуха сегодня имеет еще и политическую окраску. Желая «вычислить» человека, якобы сотрудничающего с Украиной, и обвинив его при этом ещё и в организации ОПГ, многие силовики хотят показать результаты аккурат во время предвыборной президентской кампании.

Сам Стрекалов вскоре узнал, что в России в отношении него возбуждено уголовное дело. И обвинять его стали не в какой-то мелочи, а по серьёзным статьям, включая «создание организованной преступной группы». Предпринимателя объявили в федеральный розыск, началась травля в СМИ.

Такого рода преследование бизнесмен считает местью за журналистскую деятельность. Все обвинения в его адрес, связанные с некими земельными махинациями в Чеховском районе, строятся не на фактах и документах. Все доказательства основаны на показаниях таких свидетелей, как, например, предприниматель Данис Низаметдинов, которые уже имеют судимость или могут быть осуждены. То есть, речь о зависимых от следствия людях, которые в обмен на гарантию отделаться условным тюремным сроком готовы пойти на всё.

В объявлении о розыске говорится, что избранная для бизнесмена мера пресечения — подписка о невыезде. Как такое возможно? Ведь Стрекалов три года и четыре месяца не был на территории России, не получал никаких повесток. Всем известно: заочно применять подписку о невыезде нельзя. Адвокат предпринимателя целых семь дней пытался ознакомиться с уголовным делом у следователей и не мог. Как это возможно? Такого рода факты могут говорить только об одном — фальшивых обвинениях с целью получить откуп.

В самом Чехове простые люди помнят о Стрекалове и отзываются о нём хорошо, многие понимают, что бизнесмена просто хотят обокрасть. По степени уважения среди горожан бизнесмена можно сравнить с трагически погибшим главой Чехова Геннадием Недосекой. В кругах «авторитетов» Стрекалова откровенно не любят. Во всяком случае, представители местных ОПГ и даже мелкая шпана, ориентированные на подольскую братву, уже давно стараются смешать бизнесмена с грязью, играя на руку «оборотням в погонах». Братва пыталась «выдернуть» Стрекалова из Европы. Лидеры «подольских» давали ему гарантию того, что в России бизнесмена не повяжут, а просто опросят следователи. При этом в узких кругах «авторитеты» говорили об иных намерениях: как только предприниматель приедет, у него всё заберут и посадят.

Эта история чем-то напоминает ситуацию 90-летней давности, когда в стране шла борьба с теми, кто хорошо работал на земле и получал с неё прибыль. Их большевики называли «кулаками», а процедуру отъёма домов, лошадей, плугов и угодий — «раскулачиванием». К чему привело уничтожение крупных крестьянских хозяйств и коллективизация — нам хорошо известно.

Владимир Миронов

По материалам: «Собеседник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru