Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 27 05 2018
Home / Экономика / Что заработал и потерял Петербург на наружной рекламе

Что заработал и потерял Петербург на наружной рекламе

В Петербурге развернулась информационная кампания против главы комитета по печати Сергея Серезлеева. Поводом стали торги на размещение наружной рекламы, состоявшиеся летом этого года

Компании, несогласные с итогами конкурса, упрекают Смольный в потере 15 млрд рублей для городского бюджета. «Фонтанка» вместе с участниками рынка занялась арифметикой и попыталась узнать, что стоит за волной возмущений.

Торги, в которых город разыгрывал право десятилетней аренды 8,5 тысяч щитов и афиш, стали главным событием 2017 года для рекламного рынка. Дело не только в том, что операторы ждали их с 2013 года, но и в том, что с тех пор рыночный пирог существенно потерял в весе из-за вступления в силу нового ГОСТа ГИБДД, а также новых правил городского благоустройства, число конструкций упало почти в два раза – с 15 до 8,5 тысяч. Пытаясь добиться более выгодных условий, участники рынка завалили жалобами Федеральную антимонопольную службу. Смольный исполнил часть ее предписаний, но обжаловал другие и подвел итоги конкурса, не дожидаясь мнения суда.

После того, как московский арбитраж подтвердил обоснованность решения ФАС, а сами антимонопольщики выписали штраф Сергею Серезлееву, в Петербурге началась информационная кампания за аннулирование итогов торгов.

9 декабря петербургское отделение КПРФ провело акцию против «антинародной политики властей». Среди митингующих были замечены люди с плакатами с именем Сергея Серезлеева и требованием вернуть городу 15 млрд рублей, которые бюджет, по мнению активистов, недосчитался на торгах по наружке. 16 декабря в защиту рекламного рынка выступили боксеры. Молодые люди спортивного вида, пришедшие на встречу оппозиционных депутатов с избирателями, вручили депутатам петицию с требованием внести Сергея Серезлеева в санкционный список Евросоюза. Однако, судя по всему, поддержка этой идеи была не безвозмездной: корреспондент «Фонтанки» застал спортсменов после собрания убирающими в кошельки купюры по 1000 рублей.

Выступления послужили обрамлением пресс-конференции операторов наружной рекламы «Стоик» и «Руан», состоявшейся 11 декабря. На ней две компании от имени всего рекламного рынка также потребовали пересмотра итогов торгов.

У обоих игроков есть причины быть недовольными исходом торгов.  К примеру, «Стоик» не смог принять участие в конкурсе, поскольку его тип рекламных конструкций был вычеркнут из схемы накануне торгов, а на закупку новых носителей средств найти не удалось. «Руан» заявлялся на три лота, но выиграл только один, потеряв в итоге звание одного из лидеров рекламного рынка Северной столицы.

Цифра якобы потерянных 15 млрд рублей звучала на брифинге, однако ее происхождение все равно осталось загадкой. Представитель «Руана» Мария Михеева сообщила, что часть лотов выиграли компании, предложившие минимальное повышение цены – от 0 до 1% от начальной стоимости лота. Тогда как компании, предлагавшие на 20- 30% больше (например, тот же «Руан»), проиграли. Но даже если экстраполировать этот подсчет на все лоты, окажется, что потери в десять раз меньше. Начальная цена на право десятилетней эксплуатации конструкций составила 8,3 млрд рублей. По факту город продал их за 9,4 млрд рублей. Если бы все лоты были разыграны с повышением 30%, разница составила бы лишь 1,4 млрд рублей. Впрочем, начальная цена, по мнению «Руана», тоже была заниженной. В обоснование своей позиции компания ссылалась на опыт Москвы, где торги по наружной рекламе 2013-2014 годов проходили в форме аукциона, а не конкурса, то есть решающим аргументом была именно цена. За десять лет победители обязались выплатить в бюджет города почти 100 млрд рублей, то есть в десять раз больше, чем в Петербурге.

Другие участники рекламного рынка с такими подсчетами не соглашаются. «Применение модели аукциона не только не пополнило бы городской бюджет, а, наоборот, принесло потери», – считает директор компании «Реклама центр» (выиграла на торгах 1024 места) Максим Черняк. Доказательство тому опыт той же Москвы. «Среди победителей, предложивших наиболее выгодные цены, оказались непрофильные игроки, например, автодилер «Гема». Профессиональные участники рынка, чтобы не потерять свои места, тоже были вынуждены повышать ставки. Однако, пообещав городу золотые горы, компании неминуемо были вынуждены в разы повышать расценки для рекламодателей. Те переплачивать отказались, в итоге рекламные щиты остались пустыми, а победителям аукциона попросту нечем было заплатить городу.  Результатом стало расторжение договоров и банкротства операторов-неплательщиков, в числе которых оказались лидеры рынка «Олимп» и «Илион». «В итоге город хотел собрать 10 млрд рублей в год, но едва собирает 4 млрд», – комментирует Максим Черняк. Проведение аукциона в Петербурге грозило бы теми же последствиями, уверен он : «Игроки взвинтили бы цены, но работать с ними было бы невозможно».

Рекламный рынок в Северной столице в последние годы только падал. По оценке «Эспар-Аналитик», по итогам 2017 года его объем составит около 3,7 млрд рублей, что примерно на 20% меньше, чем в 2014 году. Тратить деньги на рекламу компаниям мешал не только кризис, но и неопределенность: после введения нового ГОСТа долгое время оставалось неясным сколько и каких рекламных конструкций демонтируют. Кроме того, в отличие от Москвы, где сосредоточены штаб-квартиры крупнейших рекламодателей, в Петербурге заказчиков наружки не так много.  Это производители продуктов питания, девелоперы, автодилеры и ретейлеры. Многие из них все чаще предпочитают другие способы продвижения – например, рекламу в Интернете.

После новых торгов цены на наружку уже пошли вверх – в среднем на 15-20%. По словам заместителя генерального директора компании «Постер» (выиграл на торгах 1200 конструкций) Юрия Букчина, хотя торги прошли с небольшим повышением (13%), стоимость аренды для операторов выросла почти на 40%. То есть, несмотря на сокращение числа рекламных конструкций, Смольный компенсировал потери для бюджета. При этом сами операторы помимо увеличения платежей городу должны нести дополнительные расходы на замену и перенос конструкций. Отсюда и повышение цен. «Готов ли рынок платить эти деньги, мы узнаем в феврале – марте», — отмечает Юрий Букчин.

Владимир Рябовол, возглавлявший представительство Russ Outdoor в Санкт-Петербурге на момент проведения торгов (получила на торгах 2811 мест), также по итогам подведения итогов конкурса оценивал его результаты как «залог стабильного развития отрасли» и «хороший маркер инвестиционной привлекательности Петербурга». С претензиями «Стоика» и «Руана» в избирательном исключении мест из схемы размещения рекламы участники рынка тоже не согласны. Потеряли места все, но больше всего лидеры рынка «Постер» и «Русаутдор».

Однако конкурс все же не обошёлся без потерь. Один из 23 лотов не вызвал интереса участников рынка – заявок на не него подано не было. В итоге около 500 конструкций остались без хозяина, а город недополучил около 450 млн рублей.  Кроме того, один из победителей торгов, «Эско», отказался заключать со Смольным договор. Cама компания объяснила это тем, что город провел торги без учета пожеланий ФАС. Однако, по мнению участников рынка, причина в том, что реально компания не рассчитала свои силы: за право десятилетней аренды 342 носителей » Эско» посулила Смольному 995 млн рублей, подняв начальную цену почти в два раза, но оказалась не в состоянии заплатить предложенную сумму.

Сейчас комитет по печати пытается принудить «Эско» к подписанию через суд.

Потерями может обернуться и конфликт с «Руаном». Ранее владелец этой компании Вячеслав Ананских сообщал, что после заключения договора с городом не может добиться разрешения на введение в эксплуатацию рекламных конструкций. Если договориться не удастся, итогом может стать расторжение договора.

Нынешняя информационная кампания против комитета, по мнению участников рынка, является личной войной «Руана», у которого отношения с комитетом по печати испортились задолго до конкурса. После того как прежние договоры аренды истекли, Смольный предложил операторам платить за фактическое использование, однако «Руан» счел эти договоры необязательными. В 2015 году комитет печати пытался обанкротить предприятие, а его конструкции массово сносили. В ответ «Руан» жаловался на чиновников в УФАС.

Впрочем, сейчас у владельца » Руан» довольно проблем помимо итогов конкурса на наружную рекламу. Неожиданным ударом для Вячеслава Ананских стала и дисквалификация с поста главы «Руана» за предоставление ложных сведений в налоговую. А в начале ноября прошел обыск в банке «Гефест»,также относящемся к активам предпринимателя, и его личной квартиры. Правоохранители заподозрили, что бизнесмен может быть причастен к незаконному обналичиванию по меньшей мере 150 млн рублей.

Галина Балова

Источник: «Фонтанка.Ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru