Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 23 06 2018
Home / Тайны века / Волшебный аппарат доктора Гавриила

Волшебный аппарат доктора Гавриила

В 1951 году Илизаров с помощью знакомого слесаря создал первый аппарат, который был испытан на пациенте курганской больницы. Пациент смог встать на третий день после операции

«Знай, в студенты твои перешёл бы сам Бог, / Если б ты, не жалея усилий, / Связь времён, Гавриил, восстанавливать мог, / Словно связки людских сухожилий».
(Расул Гамзатов, «Илизарову»)

Недоброжелатели обвиняли Гавриила Абрамовича Илизарова в плагиате. Якобы его новаторский аппарат для сращивания и вытягивания костей не был его собственным изобретением. Будто бы и врачом Илизаров был всего лишь средним, стремившимся, однако, к тому, чтобы ради потворства собственным притязаниям противопоставить свой «метод» методам устоявшимся и апробированным. Однако предложенная им конструкция уже более 65 лет носит гордое название «Аппарат Илизарова», а врачебная квалификация помимо званий и степеней подтверждена тем, что благодаря Илизарову тысячи и тысячи потерявших надежду больных обрели и подвижность, и здоровье.

Руководитель Курганского НИИ экспериментальной и клинической ортопедии и травматологии профессор Гавриил Илизаров

Руководитель Курганского НИИ экспериментальной и клинической ортопедии и травматологии профессор Гавриил Илизаров Фото: РИА «Новости»

Врачом Илизаров – правильно всё-таки Елизаров: ошибку допустил писарь маленького городка Кусары на границе Дагестана и Азербайджана, и отец Гавриила, и его сестра, и братья носили фамилию Елизаровы – решил стать ещё до школы, когда участковый фельдшер спас его буквально от смерти после тяжелейшего пищевого отравления. В Кусары, на родину отца, семья переехала в 1928 году, когда Гавриилу было семь лет. До этого семья жила в селе Беловеж Белостокского воеводства Польской Республики. Отец – горско-еврейского происхождения, мать – ашкеназийского, практически все родственники Гавриила Абрамовича по линии матери погибли от рук нацистов.

Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, профессор Гавриил Илизаров и его аппарат

Выпускник медрабфака

Детство Гавриила было тяжёлым. Семья жила бедно и голодно, Гавриил пас колхозное стадо и в школу пошёл только в 12 лет. Но сразу – в четвёртый класс. Учёба давалась легко: за два года окончил восьмилетку, самостоятельно научился играть на нескольких музыкальных инструментах, организовал оркестр. В 1938 году поступил на медрабфак в городе Буйнакске, окончил его с отличием, за полтора года. В 1939 году Илизаров поступил в Крымский медицинский институт в Симферополе, но после начала войны институт эвакуировали в Кызыл-Орду в восточном Казахстане. В 1944 году Илизаров получил диплом врача и распределение в Курганскую область.

Трудовой путь Гавриил Абрамович начинал в туберкулёзном санатории, потом – в маленькой сельской больнице в посёлке Долговка. Здесь он стал «врачом от всех болезней»: приобрёл огромный врачебный опыт, удалял аппендиксы, пломбировал зубы, принимал роды, сопоставлял сломанные кости, лечил корь, ангину, дифтерию и свинку, составлял порошки, готовил мази и микстуры, проводил перевязки и обеспечивал уход за стационарными больными.

То, как и почему главным интересом и основной точкой приложения талантов Илизарова стала ортопедия, ныне обросло множеством мифов. Якобы среди его пациентов была молодая привлекательная женщина, у которой одна нога была значительно короче другой, но, скорее всего, о восстановительной хирургии Илизаров задумался после того, как начали возвращаться демобилизованные после войны солдаты, многие из них – инвалиды. Илизаров «начал вникать в проблему» и был поражён тем, что, несмотря на разнообразие видов недугов, травм и поражений, в этой области медицины наблюдалась удивительная косность методов лечения. Главенствовал гипс. После того как великий хирург Пирогов более 100 лет тому назад предложил во время Кавказской войны метод наложения гипсовой повязки, введение её в практику продолжало рассматриваться как революция в травматологии. Несмотря на то что гипсовая повязка была тяжела, ненадёжна, далеко не всегда обеспечивала правильное сращивание кости.

Шины, гвозди, спицы

В 50-е годы ХХ века в СССР и за рубежом утвердились основные постулаты по вопросам регенерации костной ткани и способам лечения костной патологии. Практически всеми специалистами разделялись и разделяются по сей день следующие положения. Кость – самая инертная биологическая ткань, по прочностным характеристикам не уступающая некоторым металлам. Ожидать от неё коротких сроков репарации, как от кожи, например, или мышцы, невозможно. При этом сращивание кости проходит через все фазы онтогенеза – соединительнотканную, фиброзно-хрящевую и, наконец, костную. Для того чтобы обеспечить условия реализации этих процессов, с костью можно обращаться весьма механистически, в случае повреждений скреплять её, подобно металлу, проволокой, болтами, пластинами и стержнями. При невыполнимости этих приёмов следует применять гипс или скелетное вытяжение. Большая часть этих положений существовала без каких-либо попыток опровержения не один десяток лет, в результате чего сформировался стойкий стереотип мышления специалистов по этому поводу.

Илизаров же был убеждён, что возможен более короткий путь сращения кости, который может позволить миновать фиброзно-хрящевую фазу. Ведь, по его мнению, которое, кстати, в настоящее время разделяется многими специалистами, кость очень пластична и при создании определённых условий готова расти точно так же, как волосы и ногти. К тому же хирургами-практиками было предложено немало разных форм крепления отломков: разнообразные шины, «гвозди» Богданова, спицы Киршнера, болты и стержни, которые вводились в сломанные кости. Также арсенал травматологов и ортопедов постоянно пополнялся такими методами, как сечение Богораза для реконструктивной костной пластики, пластинка Климова и многие другие.

Главным же, против чего восставал Илизаров, был гипс, гипсовые повязки. Сломанные конечности – а в некоторых, особо тяжёлых случаях и весь корпус – должны были находиться в состоянии обездвиженности на срок от нескольких недель до двух лет. Это вело к осложнениям – пролежням, гастритам и колитам, контрактурам суставов, мышечной атрофии и нервной депрессии. Илизаров пришёл к радикальному выводу: гипсовая повязка не может обеспечить полное сопоставление отломков и тормозит процесс восстановления повреждённых костей. Его не оставляла сформулированная, но не реализованная в начале ХХ века в Германии идея создания аппаратов для сопоставления сломанных костей. И в 1951 году Гавриил Абрамович с помощью знакомого слесаря создал первый оригинальный дистракционно-компрессионный аппарат, который был испытан на пациенте Курганской областной больницы, где Илизаров с 1950 года работал врачом-травматологом. Аппарат состоял из двух колец, которые теперь носят название «волшебные кольца Илизарова», четырёх спиц, впервые использованных выдающимся немецким хирургом Мартином Киршнером, и четырёх стержней с гайками. Кости ноги пациента выше и ниже повреждения были пронзены спицами. Спицы были зафиксированы и зажаты кольцами, которые были соединены стержнями, закреплёнными гайками. Пациент смог встать на третий день после операции. Через три недели самостоятельно покинул больницу.

Заявка на изобретение – «аппарат для чрескостного остеосинтеза» – была подана 9 июня 1952 года, авторское свидетельство №98471 было выдано через два года, 30 июня 1954 года. Именно авторское свидетельство: патенты не выдавались, так как обладатель патентов получал слишком большие, по мнению властей, выплаты. В 1955 году Гавриил Абрамович Илизаров был назначен заведующим ортопедо-травматологическим отделением Курганского областного госпиталя инвалидов Великой Отечественной войны. Его принципиально новый способ сращивания костей резко повысил эффективность лечения и заметно сократил его сроки.

Письмо Раймонда Витмозера

Илизаров был любителем лошадей, хорошо ездил верхом, умело запрягал лошадь – в районной больнице для его личных разъездов содержалась породистая лошадь – и грамотно правил. Видимо, поэтому появилась, позже поддержанная во многих публикациях и повторяемая до сих пор, версия, будто в основе идеи аппарата Илизарова лежит принцип хомута и оглобли. На самом же деле аппарат явился плодом долгих поисков и размышлений. И – главное! – пристального знакомства с массой аналогов и прототипов, как отечественных, так и зарубежных. Специалисты-травматологи, в том числе сотрудники и ученики Илизарова и сам Илизаров, понимали, что в аспекте чрескостного остеосинтеза как подхода к сращиванию костей приоритет Илизарову не принадлежит: подобные конструкции начали появляться, по разным сведениям, ещё в XVII веке. Более того, к таким устройствам можно причислить и лубок древнегреческого врача Гиппократа из вишнёвых лоз. К середине ХХ века подобных конструкций было известно более 20. Илизаров смог обобщить накопленные знания и опыт, а, как считают специалисты, его новаторскими разработками были фиксирующие кольца, методы и техники проведения операции и послеоперационные мероприятия.

Однако недоброжелателям Илизарова требовалось полностью зачеркнуть его успехи. В одной из статей, «Сравнительная характеристика компрессионно-дистракционных аппаратов», ставились под сомнение преимущества и эффективность его аппарата в сравнении с более «удачными» и содержалось прямое обвинение в плагиате – якобы Гавриил Абрамович полностью скопировал конструкцию Раймонда Витмозера. Именно Витмозер применял кольца, схожие с кольцами Илизарова, о чём сделал сообщение на конгрессе немецких хирургов в 1949 году. Однако какая из конструкций совершила переворот в лечении? Кто сформулировал революционные представления о костной ткани? Чей аппарат обладает столь универсальными возможностями? При ответах на эти вопросы приоритет Илизарова становился бесспорным.

Но обвинение в использовании конструкции Витмозера было более чем серьёзным. Илизаров, используя свой необыкновенно выросший авторитет и многочисленные «полезные» знакомства, нашёл «выход» на Витмозера. Было составлено письмо, которое по рекомендации бывших пациентов Илизарова и по каналам спецслужб было передано непосредственно Витмозеру. Илизаров вложил в письмо перевод статьи с обвинениями в плагиате и просил непредвзято прокомментировать возникшую ситуацию. Вскоре в Курган пришло ответное письмо, в котором отмечалось, что, хотя сообщение и было сделано в 1949 году, сам прибор лишь апробировался, причём значительно позже, в 1956 году, результаты апробации публиковались, но прибор не был защищён никакими патентами. Далее Витмозер высказывал недоумение в связи со сложившейся вокруг имени Илизарова ситуацией, извинялся за то, что невольно стал одной из её причин, и заключал письмо советом всем тем, кто обвинял Илизарова в плагиате, перед Гавриилом Абрамовичем извиниться.

Брумель, Маури и Шостакович

Метод Илизарова был признан далеко не сразу. Сам доктор рассказывал, что ему советовали завышать сроки излечения. Так, мол, в метод чрескостного компрессионного остеосинтеза скорее поверят, ведь стремительность излечения пациентов Илизарова была на грани фантастики. Хотя впервые аппарат был применён в 1951 году, лишь в 1965-м учёный совет Минздрава РСФСР дал официальное разрешение на использование его в клинике. До этого аппарат Илизарова использовался «полуподпольно», как часть экспериментальной работы. И только в 1968 году Илизаров защитил диссертацию, которая окончательно утверждала новый метод в глазах научно-медицинского сообщества. Но ещё больше, чем степени и должности, Илизарову помогали его статусные пациенты.

Так, на лечение к Илизарову в 1968 году попадает олимпийский чемпион по прыжкам в высоту Валерий Брумель. У выдающегося спортсмена после тяжёлой травмы развился остеомиелит большеберцовой кости. Брумель выдержал несколько безуспешных операций, и только методика Илизарова и его аппарат смогли ему помочь. После того как новостные агентства по всему миру передали репортаж с тренировки Брумеля, на которой он преодолел высоту 2 метра 09 сантиметров, слава выдающегося хирурга начала стремительно расти.

Популяризации метода Илизарова в мире помог ещё один известный пациент – митальянский путешественник, журналист, телеоператор Карло Маури, участник экспедиций Тура Хейердала на лодках «Ра». За 20 лет до приезда к Илизарову Маури сломал правую голень, перелом был осложнён остеомиелитом и укорочением конечности. Операции в знаменитых клиниках мира не помогли. Помогла дружба с Юрием Сенкевичем, который буквально притащил Маури к Илизарову. Успех при лечении знаменитого итальянца послужил толчком для популяризации метода Илизарова за рубежом.

Ещё одним пациентом стал великий композитор Дмитрий Шостакович, страдавший боковым амиотрофическим склерозом, болезнью нервной системы, при которой поражаются моторные, то есть двигательные нейроны. Из-за атрофии мышц рук и ног великий композитор почти не мог ходить. Илизаров не брался помочь Шостаковичу, полагая, что это заболевание за пределами его компетенции. В Курган Шостаковича привёз Мстислав Ростропович: всё тот же Валерий Брумель, узнав о сложившейся ситуации, посоветовал Ростроповичу, несмотря на прозвучавший ранее отказ, постараться убедить Гавриила Абрамовича хотя бы проконсультировать больного. Хитрость подействовала. Илизаров почувствовал, что в болезни Шостаковича силён психосоматический фактор, и в проводимом им лечении были использованы приёмы психотерапии, главным из которых была, конечно же, искренняя вера Илизарова в успех лечения. Он использовал не только свой аппарат, но и лекарственные препараты. Пациент активизировался, смог вновь играть на рояле и, главное, дописал свою последнюю, 15-ю симфонию, и покинул клинику чрезвычайно довольный.

Десять миллионов и десять тысяч

Влиятельный профессиональный журнал Bulletinof the Hospitalfor Joint Diseases в 2013 году опубликовал статью, в которой даётся обзор методов ортопедии и травматологии и утверждается, что метод Гавриила Илизарова – практически единственный дающий не только возможности излечения, но и формирующий новые теоретические представления. Это действительно так.

После выздоровления Валерия Брумеля Илизаров начал получать сотни писем в день. Очередь из нуждающихся в лечении растянулась на несколько лет.

С 1982 года метод Илизарова начали внедрять за рубежом, Гавриила Абрамовича стали приглашать для консультаций в Испанию, Францию, Англию и США. Но и прежде в Кургане проходили обучение зарубежные специалисты, а также лечились пациенты из самых разных стран. Уже к 1978 году общая сумма платежей за уникальные операции достигла 10 миллионов долларов. Даже не любивший Илизарова «главный идеолог» СССР Михаил Суслов был вынужден признать его успехи и не возражал против присуждения Илизарову Ленинской премии и денежного «приза» в размере 10 тысяч рублей.

Число изобретений Илизарова постоянно росло. К середине 1980-х он стал автором уже более 200, многие из которых были защищены не только авторскими свидетельствами СССР, но и зарубежными патентами. Число же отечественных и зарубежных наград Илизарова исчисляется несколькими десятками, он стал не только академиком РАН, но и членом многих зарубежных академий, почётным гражданином многих городов. Особенно Илизаров ценил две награды – итальянскую премию «Муз», которую он получил первым среди врачей в знак признания того, что его врачебная деятельность не только наука, но и высочайшее искусство, а также «Орден улыбки», «детскую» награду, присуждённую Илизарову польскими детьми.

Сам Илизаров никогда не жаловался на здоровье, не делал никаких поправок на свой возраст. В 70 он работал с такой же интенсивностью, как и в 40. 24 июля 1992 года Гавриил Абрамович Илизаров скоропостижно скончался от острой сердечной недостаточности. Ему посвящены памятники, памятные доски, его именем назван Дербентский медицинский колледж, астероид. Но всё же главным памятником гению ортопедии является то, что в основанном им Курганском научном центре «Восстановительная травматология и ортопедия» ежегодно проводят более 10 тысяч операций по созданной Илизаровым методике с использованием его «волшебных колец».

Виктор Мишецкий

Источник: «Совершенно секретно»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru