Home / Легенды спецслужб / «Соловьиная» песня Степана Бандеры

«Соловьиная» песня Степана Бандеры

Как была достигнута победа над бандеровским движением в СССР

Лидеры ОУН у могилы Коновальца (Бандера маленький в центре)

Лидеры ОУН у могилы Коновальца (Бандера маленький в центре)

В славянской мифологии Соловей-разбойник нередко изображается в виде человекоподобного зверя, который проживал в киевских землях и грабил всех проезжающих мимо купцов, поражая недовольных чудовищным посвистом: «Геть!». Согласно легенде, приехал раз Илья Муромец да на те леса Брынские, да на те грязи топучие, да на те мосты калиновы, да к той реке Смородинке. Соловей-разбойник прослышал о себе кончину и бессчастие великое и, не допуская Илью Муромца за двадцати вёрст, засвистал своим свистом разбойническим крепко – но богатырское сердце не устрашилось. Приехал Илья Муромец под самое гнездо, которое свито на девяти дубах, и Соловей-разбойник, на гнезде сидя, увидел святорусского богатыря, и засвистал во весь свист: «Ге-е-е-е-е-ть!», и хотел Илью Муромца убить до смерти.

А и тут старыя казак да Илья Муромец

Да берёт то он свой тугой лук разрывчатый,

Во свои берёт во белы он во ручушки,

Он тетивочку шелковеньку натягивал,

А он стрелочку каленую накладывал,

То он стрелил в того Соловья разбойника,

Ему выбил право око со косицею.

Он спустил то Соловья да на сыру землю,

Пристегнул его ко правому ко стремечку булатному,

Он повёз его по славну по чисту полю,

Мимо гнездышко повёз да соловьиное.

………………………………………………………..

А и он вёз то Соловья да во чисто поле,

И он срубил ему да буйну голову.

Говорил Илья да таковы слова:

«Тебе полно тко свистать да по соловьему,

Тебе полно тко кричать да по звериному,

Тебе полно тко слезить да отцей матерей,

Тебе полно тко вдовить да жен молодыих,

Тебе полно тко спущать то сиротать да малых детушек».

29 июня 1941 года специальбатальон абвера «Нахтигаль» (нем. Nachtigall – «СОЛОВЕЙ») имени Степана Бандеры вместе с 1-м батальоном полка «Бранденбург-800» вошёл во Львов, оставленный Красной Армией 26 июня. Командиром специальбатальона со стороны немцев был обер-лейтенант Ганс-Альбрехт Герцнер, а со стороны украинцев – обер-лейтенант Роман Шухевич. Политическим руководителем «соловьёв» был назначен Теодор Оберлендер. Он был одним из вдохновителей этнической концепции «нового порядка», массового насильственного переселения коренного населения оккупированных территорий, рейхсляйтером Союза германского Востока.

Специальбатальон «СОЛОВЕЙ» являлся любимым детищем лидера Организации украинских националистов (ОУН) Степана Бандеры. Сам он писал: «В начале 1941 года появилась возможность сделать при немецкой армии школу для двух украинских подразделений, приблизительной численностью до куреня» (Бандера С. Перспективы украинской революции, 1958). Здесь же Бандера отмечал, что «военно-тренировочные занятия» выполняли у ОУН-бандеровцев Роман Шухевич, Д. Грицай, Перебийнис и О. Гасин-Лыцар. Формирование проходило военную подготовку в Нойгаммере (Германия) в составе 1-го батальона полка специального назначения «Бранденбург-800», который был подчинен Абверу II (диверсии и саботаж).

Как свидетельствовал известный учёный и общественный деятель А. Норден на пресс-конференции в Берлине 22 октября 1959 года (т.е. через неделю после убийства Бандеры), с 1 по 6 июля 1941 года «соловьи» под командой Оберлендера, Герцнера и Шухевича совместно с фельджандармами и бохвкарами краевой экзекутивы ОУН(б) уничтожили в Львове от 3 до 4 тысяч человек, в основном советских активистов, евреев и поляков, среди которых свыше 70 известных ученых и деятелей культуры. В 1991 году в Лондоне вышла книга польского автора Александра Кормана «Из кровавых дней Львова 1941 года». Автор приводит многочисленные факты, фамилии и свидетельства очевидцев этой трагедии, в том числе фотокопию обращения Степана Бандеры, которое распространялось во Львове с 30 июня по 11 июля 1941 года в виде летучек и афиш: «Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды — то твои враги! Уничтожай их!» В другой интерпретации эта открытка звучала так: «Ляхов, жидов, коммунистов уничтожай без милосердия, не жалей врагов украинской народной революции!»

Степан Бандера

Степан Бандера

В книге Александра Кормана приводится множество свидетельств. Вот некоторые из них: «”Нахтигалевцы” вытаскивали из домов коммунистов и поляков, которых здесь же вешали на балконах»… «Солдат-украинцев из батальона «Нахтигаль» жители Львова называли «птичниками» (“соловьями” – А.В.). Они были в немецких мундирах и с немецкими знаками различия. Разговаривали на украинском языке»… «…500 евреев. Их всех замордовали украинцы» и т. д. «Руководил этой акцией, бесспорно, Микола Лебидь — шеф службы безопасности ОУН(б), а несколько позже — проводник всей ОУН(б) в крае. Его подручными стали: его заместитель по службе безопасности ОУН Е. Врецёна и руководитель краевой экзекутивы ОУН(б) “Легенда” (И. Клымив), которые готовили списки и лично руководили расстрелами, унтерштурмфюрер гестапо Ярослав Мороз и командиры “Нахтигаля” Ганс-Альбрехт Герцнер и Роман Шухевич. Хоть над всем этим чувствовалась тяжелая рука гестапо (гауптштурмфюрер СС Ганс Кригер) и абвера (Теодор Оберлендер)», — писал профессор Виталий Иванович Масловский, найденный 27 октября 1999 года в подъезде своего дома во Львове c черепно-мозговой травмой и переломом шейного участка позвоночника.

Вскоре, однако, между бандеровцами и немцами произошел конфликт, отзвуком которого и станет гибель Бандеры 15 октября 1959 года в Мюнхене. После того, как «СОЛОВЕЙ» взял под охрану ключевые точки города — электростанцию, вокзал, радиостанцию, водонапорные башни и другие объекты, во Львове оказывается передовая походная группа ОУН(б) во главе с Я. Стецько («Карбович», первый заместитель Бандеры), которая 30 июня провозглашает создание «Украинского Государства, союзного Великой Германии, во главе с вождём Степаном Бандерой». При содействии специальбатальона «СОЛОВЕЙ», который нёс охрану львовского радио, дважды в эфире был зачитан текст «Акта Провозглашения Украинского государства», сообщавший о создании «нового украинского государства на материнских украинских землях». В последующие несколько дней представители ОУН(б) сформировали исполнительный орган — Украинское государственное правление (УГП), организовали Национальное собрание, заручились поддержкой греко-католического духовенства, включая митрополита Галицкого Андрея (Шептицкого). Сам Степан Бандера в этот период находился в Кракове. Несмотря на то, что ОУН(б), по признанию Льва Шанковского, «готова была к сотрудничеству с гитлеровской Германией для совместной борьбы против Москвы», немецкое руководство отнеслось к этой инициативе крайне негативно: во Львов немедленно были направлены подразделения СД и зондеркоманда гестапо для ликвидации «заговора» украинских националистов. После упомянутых событий Бандера полтора года содержался в немецкой полицейской тюрьме в Кракове и затем был переведён в концлагерь Заксенхаузен. «Легенда» (И. Клымив) был арестован сотрудниками гестапо 4 декабря 1942 года и в тот же день казнён в тюрьме. Находясь в заключении, Бандера поддерживал связь с Романом Шухевичем через свою жену Ярославу, приходившую к нему на свидания.

Из Заксенхаузена Бандера был выпущен 25 сентября 1944 года и со второй половины 1940-х годов вёл сотрудничество с британскими спецслужбами, а к началу 1950-х годов обосновался в Мюнхене. Теодор Оберлендер вышел из американского плена в 1946 году и в 1953 году прошёл в бундестаг по баварскому списку, а 20 октября 1953 года федеральный канцлер Германии Конрад Аденауэр назначил бывшего руководителя специальбатальона «СОЛОВЕЙ» федеральным министром по делам перемещенных лиц, беженцев и жертв (!) войны.

Роман Шухевич (сидит второй слева)

Роман Шухевич (сидит второй слева)

В 1959 году одновременно в Москве и Восточном Берлине появились публикации, в которых были приведены свидетельства того, что некий немецкий офицер несет ответственность за организацию в 1941 году во Львове массовых убийств польской интеллигенции, коммунистов и евреев. Этот офицер оказался не кем иным, как Теодором Оберлендером. 30 сентября 1959 года (т.е. за две недели до убийства Бандеры, что крайне важно, поскольку, как мы увидим ниже, либеральные фальсификаторы начало обвинений против Оберлендера относят ко времени после убийства – А.В.) Оберлендер на пресс-конференции в Бонне пытался откреститься от львовской расправы и свалить убийства на отступавшие советские войска. Однако доказать это ему не удалось, поскольку последние советские части покинули Львов 26 июня, тогда как расправы начались 30 июня 1941 года.

Именно Степан Бандера располагал неопровержимыми уликами против Теодора Оберлендера как организатора кровавой оргии первых дней оккупации Львова. Это реальный мотив для устранения Бандеры как опасного свидетеля, учитывая то, что к тому времени на сторону советской власти перешли уже многие руководители ОУН-УПА во главе с Василием Куком (руководитель ОУН(б) и главнокомандующий УПА Роман Шухевич был убит 5 марта 1950 года в ходе спецоперации МГБ СССР, проведенной под руководством генерал-лейтенанта госбезопасности Павла Анатольевича Судоплатова после того, как 24 октября 1949 года оуновцы во Львове зарубили гуцульским топором прямо на рабочем месте писателя-антифашиста Ярослава Галана). Об этих обстоятельствах я знаю не от млечиных и мухиных, а от Председателя КГБ при СМ УССР в 1954-1970 гг., генерал-полковника Виталия Федотовича Никитченко, который в 1970-1980-х гг. был начальником ВКШ КГБ СССР, им же преобразованной в Академию ФСБ им. Ф.Э. Дзержинского. Мой отец, который работал вместе с Виталием Федотовичем и был его другом, так вспоминает ситуацию на Украине тех лет: «В 1954 году украинские чекисты в ходе спецоперации задержали Василия Кука. После гибели Романа Шухевича летом 1950 года в ходе другой спецоперации Василий Кук стал генерал-хорунжим Украинской повстанческой армии (УПА). Он занял все руководящие должности: руководителя ОУН(б) на «Украинских землях», Главы Генерального секретариата Украинского главного освободительного совета (УГВР) и Главного Командира УПА. Арестованный Кук попросил встречи с Председателем КГБ Украины Виталием Федотовичем Никитченко. И хотя Председатель КГБ СССР И.А. Серов резко возражал против такой встречи, Виталий Федотович решил согласиться. Дело в том, что Никитченко в борьбе против ОУН-УПА проявил себя не только смелым, но и творчески мыслящим руководителем, понимавшим, что украинский национализм является весьма серьезным явлением и с ним нужно бороться не только силовыми методами, но и путем переговоров, компромиссов. Он считал, что национализм на Украине в ближайшее время не победить. Что, борясь с его острыми проявлениями соответствующими острыми методами, нужно учиться жить с ним, силой ума и компромисса разоружать националистов идеологически. После того, как Василий Кук предложил Виталию Федотовичу поговорить как «разведчик с разведчиком», состоялся полезный разговор. Арестованный попросил отпустить его, пообещав за это «отработать», заверив, что никаких неприятностей в ближайшее время в Киеве не будет, и при необходимости он вернется. Виталий Федотович решил поверить бандиту, и тот ушел».

Как рассказывал сам Виталий Федотович, произошло это за несколько дней до празднования Октябрьской революции, парада и демонстрации на Крещатике. На трибуну поднялись официальные лица, среди них Н.С. Хрущёв. Здесь же был и Виталий Федотович. За несколько минут до начала к нему подошел его заместитель с побелевшим лицом и сообщил, что поступил звонок о том, что под трибуной заложена бомба. Что делать? Докладывать ли Хрущёву? Виталий Федотович решил ничего не говорить. Придвинулся поближе к Хрущёву, решив, что, если будет взрыв — взлетим вместе. К счастью, всё обошлось. А через какое-то время Василий Кук пришел сам и привел с собой более 50 человек разоружившихся активных соратников. Так была достигнута победа над бандеровским движением, которое практически перестало существовать. «Сегодня мне кажется, что Виталий Федотович по своему чекистскому облику намного опережал то время, в котором он жил, — пишет мой отец. — Он всегда воспринимался человеком будущего, а это далеко не всеми приветствовалось. Для разрешения любых противоречий в обществе он всегда рассматривал в качестве обязательного варианта компромисс, предпочитая его силовому варианту. Всё строилось на взаимном доверии. Председатель КГБ Украины увидел в Василии Куке не просто бандита, а человека думающего, который был в состоянии реально оценить действительность и отказаться от своей бандитской деятельности».

После нескольких лет заключения Василий Кук был освобожден в 1960 году и написал «Открытое письмо к Ярославу Стецько, Миколе Лебедю, Степану Ленкавскому, Дарье Ребет, Ивану Гринёху и всем украинцам, которые живут за границей», в котором признал советскую власть законной на Украине, отрёкся от ОУН-УПА и призвал украинское правительство в изгнании признать СССР как законное государство и вернуться на Украину.

Батальон «Нахтигаль» в предместьях Львова 30 июня 1941 года

Батальон «Нахтигаль» в предместьях Львова 30 июня 1941 года

Таким образом, к 1959 году ОУН-бандеровцы в основном были разгромлены, причем во многом благодаря усилиям самих же западных украинцев, которые никогда не жили так свободно и в материальном отношении хорошо, как при советской власти. Да, иным народам, возможно, советская власть и казалась деспотичной, но западные украинцы до неё жили в гораздо худших условиях, буквально в рабстве. Они стали терять интерес к находящимся в эмиграции проводникам ОУН, давно перекупленным иностранными разведками. Поэтому Степан Бандера неоднократно заявлял о своем намерении вернуться на Украину. Руководители советской госбезопасности с полным основанием рассчитывали, что Бандера последует примеру Василия Кука и добровольно пойдет на сотрудничество с советской властью (следует отметить, что после своего освобождения Василий Кук проживал на Украине, занимался научной работой в Центральном государственном историческом архиве и Институте истории Академии наук УССР, после распада СССР издал ряд работ, посвященных истории УПА, и умер 9 сентября 2007 года в Киеве в возрасте 94 лет).

Но такое развитие событий совсем не устраивало западногерманскую разведку БНД и федерального министра в правительстве Аденауэра, бывшего руководителя специальбатальона абвера «СОЛОВЕЙ» имени Степана Бандеры, оберфюрера СС Теодора Оберлендера. 15 октября 1959 года внимание соседей дома номер 7 по Крайтмайерштрассе привлёк крик Бандеры, и они выглянули из своих квартир. Это произошло приблизительно в 13 часов 5 минут. По свидетельству соседей, лежащий на полу Бандера, которого они знали под вымышленным именем Штефана Попеля, был залит кровью и, вероятно, ещё жив. Так или иначе, по пути в больницу лидер ОУН(б) скончался, не приходя в сознание. Первичный диагноз — трещина в основании черепа в результате падения. Рассматривая возможные причины падения, врачи остановились на параличе сердца. Но поскольку при осмотре доктор нашёл у убитого кобуру с револьвером, в дело вмешалась криминальная полиция. Однако никакого расследования не было, что нетрудно проверить по газетным публикациям. Дело было закрыто, поскольку по заключению врачей Бандера умер от сердечного приступа.

Спустя два года после смерти Бандеры и буквально за день до сооружения Берлинской стены в Западный Берлин из Восточного на электричке приехал с женой 30-летний мужчина, представившийся сотрудником КГБ Богданом Сташинским и поведавший изумленным американцам душераздирающую историю о том, что он — убийца Бандеры. Перебежчик сообщил, что орудием убийства ему послужил изготовленный в «секретной лаборатории Берии» пистолет КГБ, стреляющий стеклянными ампулами при помощи «порохового заряда». Несмотря на абсурдность подобной идеи, на этот раз уголовное дело было возбуждено, за которое взялись федеральная криминальная полиция и мюнхенская комиссия по расследованию убийств.

Как известно, для германского судопроизводства принципиальным является наличие мотива и улик. Мотива, как мы видели выше, ни у Богдана Сташинского, ни у КГБ не было. Мотив был у Оберлендера. Теперь посмотрим, как обстоит дело с уликами. Начнем с того, что данная версия убийства Бандеры абсолютно несостоятельна, поскольку известна со слов только одного человека — самого Сташинского. Увы, на юридическом языке слова того или иного человека — это всего лишь заявление, но отнюдь не доказательство.

Из материалов дела следует, что причина смерти Бандеры была точно установлена — «отравление цианидом», поскольку в желудке Бандеры были найдены «явные следы синильной кислоты». Но, во-первых, каким же образом немецкие «эксперты» сумели исследовать желудок Бандеры через три года после его смерти? Во-вторых, даже если поверить в эту ахинею, то это значит, что ампула-пуля из адского пистолета попала Бандере в рот, и он проглотил синильную кислоту. Если это так, то значит, что Бандера обычно ходил с открытым ртом. Но даже если это допустить — например, вследствие одышки, то возникает недоумение, ведь в приоткрытый рот нужно было еще попасть…

Кроме этого, Сташинский заявил немецким следователям, что во время убийства его видели. Когда нагруженный покупками Бандера якобы пытался попасть ключом в замок, то он, Сташинский, будто бы спустился к нему сверху по лестнице и предложил помощь. Бандера оглянулся, и в этот момент Сташинский выстрелил ему в лицо из пистолета-трубки (этот «пистолет», кстати сказать, так и не был найден — его «реконструировали»). Потом он, не глядя на Бандеру, спокойно пошел к выходу, где его должна была видеть женщина, которая перед этим обменялась с жертвой парой слов в парадной. И вот, два года спустя, эта женщина, оказавшаяся уборщицей, подтверждает, что тогда ей действительно повстречался безобидный молодой человек, хотя в 1959 году, когда ее спрашивали, не видела ли она «подозрительных лиц» в парадной, она ответила отрицательно… При этом Сташинскому не предложили опознать голос, который он слышал, т.е. это тоже не доказательство.

Прочие «доказательства» вины Сташинского представляют собой такую же «липу». Например, упомянуты какие-то обломки непатентованного ключа в замке подъезда… Ну и что? Это доказывает, что дверь отмычкой открыл Сташинский? Чушь полная, но любопытно, что и здесь нет ссылки на опрос жильцов подъезда, не изготавливал ли кто новый ключ взамен утерянного.

Скорее всего, Сташинский был психически болен, и вообразил себя убийцей Бандеры. Поняв это, немцы и их американские кураторы просто-напросто решили использовать его в «холодной войне» против СССР, сфальсифицировав весь процесс от начала и до конца. И хотя Богдана Сташинского пришлось подвергнуть психиатрической экспертизе, тем ни менее, под давлением американских властей, 8 октября 1962 года против него в Карлсруэ начался громкий судебный процесс. Освещавшие его мировые СМИ обвиняли руководство СССР в убийстве политических оппонентов. Вспыхнул международный скандал. Однако сам Сташинский, по рассказам очевидцев, на суде вел себя довольно спокойно, будто знал, что приговор будет не слишком суровым. В итоге Сташинский был признан убийцей Льва Ребета и Степана Бандеры, получив при этом весьма мягкое наказание – 8 лет лишения свободы. Не отбыв и половины срока, он исчез в неизвестном направлении…

Совершенно секретно

27 марта 1969 г. № 205/н

Председателю КГБ при СМ УССР

В. Никитченко

ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

Издающийся в Гамбурге (ФРГ) журнал «Штерн» № 8 от 23 февраля 1969 г. поместил статью под заголовком «Человек, совершивший убийство по приказу Москвы, досрочно освобожден из тюрьмы» (перевод статьи прилагается).

Перевод с немецкого:

«…Охранявшийся так же тщательно, как государственная тайна, Богдан Сташинский освобожден из баварской тюрьмы. Его встретили агенты американской секретной службы и военным самолетом сразу отправили в Америку.

В 1957 и 1959 гг. Сташинский по заданию Кремля убил в Мюнхене двух человек.

Федеральный суд приговорил его только к восьми годам, руководствуясь тем, что он совершил преступление не из “низменных побуждений”, а по заданию Советов.

Исполнитель двух убийств должен был до октября 1969 года содержаться в заключении, однако 31 декабря 1966 года человек, которому до этого федеральный президент Любке ответил отказом на прошение о помиловании, бесшумно исчез с западногерманского горизонта. Федеральный судья заменил ему оставшийся срок наказания “условным”.

В США он был принят взявшими его на поруки лицами, которые расценивают Сташинского как спецагента № 1 американской секретной службы ЦРУ…»

Теодор Оберлендер

Теодор Оберлендер

29 апреля 1960 года в ГДР состоялся открытый процесс над Теодором Оберлендером, федеральным министром по делам перемещенных лиц, беженцев и жертв войны Западной Германии, заочно обвиняемым в убийстве нескольких тысяч евреев и поляков в Лемберге (Львове) в 1941 году. Суд заочно приговорил обвиняемого к пожизненному заключению. После вынесения приговора Теодор Оберлендер направил канцлеру ФРГ прошение об отставке, однако Аденауэр, являвшийся помимо прочего личным другом Оберлендера, отклонил это прошение. Но 4 мая 1960 года фракция СДПГ потребовала создать парламентскую комиссию для расследования прошлого Оберлендера, и он вынужден был снова подать прошение об отставке, которая на этот раз была принята.

13 октября 1961 года на пресс-конференции в пресс-службе правительства ГДР был представлен агент БНД Штефан Липольц. Он заявил, что в 1959 году получил задание от западногерманской разведки физически устранить Степана Бандеру. «При этом мне передали белый порошок, — показал Липольц, — которым я должен был отравить Бандеру». Правда, агент признал, что был не в состоянии выполнить это задание. Но на Рождество украинец по имени Дмитрий Мисков, который имел доступ в столовую людей Бандеры, признался Липольцу, что “он по поручению службы Гелена (т.е. БНД — А.В.) убил Степана Бандеру”. Потом этого Мискова ликвидировали. Мотивом действий Гелена послужило то, что “несмотря на все усилия, Бандера отклонял сотрудничество с БНД, потому что уже являлся агентом английской разведки”».

Председатель КГБ при СМ УССР Виталий Федотович Никитченко лично руководил мероприятиями по разоблачению Теодора Оберлендера. В 1962 году, в противовес происходящему в Карлсруэ суду над Богданом Сташинским, Советский Союз обвинил Теодора Оберлендера в убийстве Степана Бандеры.

Председателю КГБ при СМ УССР

генерал-майору т. Никитченко В.Ф.

г. Киев

Совершенно секретно

Экз. №1

В соответствии с Вашим указанием Управлением КГБ при СМ УССР по Львовской области в период с октября 1959 по апрель 1960 года проведены мероприятия по документации и сбору доказательств о злодеяниях в городе Львове и на территории области, совершенных Оберлендером и батальоном «Нахтигаль». <…> Были выявлены и соответственно подготовлены свидетели, выступавшие по данному делу на пресс-конференции в Москве и на суде в Берлине. С учетом достигнутых положительных результатов в проведении специальных мероприятий по Оберлендеру, прошу Вас наградить нагрудным знаком «Почётный сотрудник госбезопасности»: <…>

Василий Кук

Василий Кук

После аннексии ГДР берлинский суд 28 ноября 1993 года отменил приговор Верховного Суда ГДР по формальным основаниям. Теодор Оберлендер умер 4 мая 1998 года в Бонне в возрасте 93 лет.

Интересно, что после выхода ряда моих публикаций о кровавом нацистском преступнике Теодоре Оберлендере в защиту последнего выступили… российские СМИ. Так, совсем недавно, 24 августа 2015 года, газета «Совершенно секретно» опубликовала заметку Владимира Воронова под название «Охота на Оберлендера». Собственно, уже её название говорит само за себя – охота за невинной жертвой «кровавой гэбни».

«6 мая 1960 года, — пишет Воронов, — начальник Управления КГБ по Львовской области полковник Владимир Шевченко доложил руководителю украинского КГБ генерал-майору Виталию Никитченко об успешном завершении специальных мероприятий… Дело, можно сказать, завершилось большим успехом – не мытьем, так катаньем чекисты, выходит, “ушли” целого западногерманского министра… Действия товарищей из КГБ были продиктованы вовсе не пылким стремлением найти и покарать реального нацистского преступника: это была типовая спецоперация сугубо политического назначения. Специальная подготовка свидетелей (то есть, по сути, лжесвидетелей), компрометация, специальные мероприятия… – один лишь спецлексикон показывает, что все это и близко не лежало к праву как таковому».

Следует отметить, что в данном случае газета «Совершенно секретно» разоблачила не «товарищей» из КГБ, а свою некомпетентность в тех вопросах, в которых она, по идее, должна была бы разбираться: ей и невдомёк, что на языке спецслужб «подготовка свидетелей» означает их розыск (ведь с момента преступления в июне-июле 1941 года прошло 18 лет!), проведение с ними следственных действий, опознаний и т.д. А заявление, что «действия товарищей из КГБ  были продиктованы вовсе не стремлением найти и покарать реального нацистского преступника», тянет как минимум на встречное обвинение в клевете: а кто же, спрашивается, разоблачал все эти годы сотни нацистских преступников, зачастую рискуя жизнью? Может быть, газета «Совершенно секретно»?

«В октябре 1962 года, – продолжает знаток «шаманских танцев с бубнами» Воронов, – надо было отвлечь внимание от громкого и скандального процесса перебежчика Богдана Сташинского, давшего показания, как Лубянка по указанию Кремля организовывала политические убийства за рубежом. В частности, Сташинский подробно рассказал, как он убил лидера украинских националистов Степана Бандеру в Мюнхене 15 октября 1959 года. К слову, именно тогда, в октябре 1959 года, и развернулась спецоперация по компрометации Оберлендера – интересное «совпадение», позволившее чекистам сместить фокус внимания».

Далее идет самый настоящий ужастик, триллер, полностью заимствованный из немецкого журнала «Шпигель»: «Ранним утром 30 июня 1941 года “Нахтигаль” вместе с немецкими войсками вошел во Львов, заняв радиостанцию и ряд других объектов. При захвате трёх львовских тюрем обнаружилось, что все они завалены трупами – при отступлении сотрудники НКВД и НКГБ расстреляли 4140 заключенных. Как бы в ответ на это во Львове началась кровавая резня евреев… Более того, среди расстрелянных чекистами в тюрьмах немало было и евреев: за несколько дней в городе было убито порядка 4000 евреев». Этот абсурд завершается глубокомысленным полунамёком: «Может, “нахтигалевцы” и в самом деле не стреляли, чтобы не тратить казённые патроны? Большинство жертв было тогда убито прикладами, топорами, ножами, дубинами, железными прутьями…» Окончательно запутавшись в своей лжи, Воронин, тем ни менее, ничтоже сумняшеся, под аплодисменты «пятой колонны» и западных кураторов делает нужный вывод: «Вместе с Оберлендером и его “соловьями” на ту же скамью подсудимых должны сесть и каратели-чекисты…»

Вот так либералы, иногда именующие себя «россиянами», открыто выступают на стороне украинских и западногерманских нацистов, не утруждая себя ни доказательствами, ни показаниями свидетелей. А зачем, ведь деньги не пахнут, тем более тридцать сребреников…

Виталий Федотович Никитченко

Виталий Федотович Никитченко

Но чтобы они хоть немного понимали, на кого тявкают, приведу слова из воспоминаний моего отца о Председателе КГБ при СМ УССР, генерал-полковнике Виталии Федотовиче Никитченко: «Это был человек исключительной порядочности, большого ума и такта. Он был единственный в своём роде человек, таких мудрых больших начальников у нас в системе никогда не было. В.Ф. Никитченко во многих отношениях был человеком и руководителем будущего… И еще мне хотелось сказать о супруге Виталия Федотовича — Елизавете Степановне. Она была гостеприимна и хлебосольна, создавая непринужденную домашнюю обстановку. Крайне приятно было наблюдать за их отношениями — отношениями любви и уважения друг к другу. Можно было лишь догадываться, что ей пришлось пережить за долгие годы совместной жизни в очень непростых условиях! Вскоре на семью Виталия Федотовича обрушилось большое горе. Из-за грубой врачебной ошибки в диагнозе умер младший сын. Через два года после этого в Киеве трагически погиб старший сын. Все это надломило здоровье родителей. Они переехали в Киев. Последний раз я встречался с Виталием Федотовичем в 1990 году в Киеве в госпитале. Несмотря на тяжелую болезнь, он был полон оригинальных мыслей и планов на будущее, волновался за партию и страну, скучал от недостатка общения. Попрощались мы с ним со слезами. Поблагодарили друг друга и судьбу за то, что она сделала нас друзьями. Он передал привет всем сотрудникам Высшей школы. В 1992 году Виталия Федотовича не стало. Какой был человек!»

А что касается Степана Бандеры, то судьба его во многом поучительна: пусть приспешники фашистов и западные прихлебатели, в том числе и из газеты «Совершенно секретно», знают, как поступают их немецкие хозяева со своими бывшими лакеями, когда те становятся не нужны.

Андрей Ведяев

Рейтинг@Mail.ru