Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 18 11 2017
Home / Общество / «Настоящая элита — это военные»

«Настоящая элита — это военные»

Интервью «Газеты.Ru» с советником министра обороны Андреем Ильницким

408539557

Советник министра обороны России Андрей Ильницкий рассказал «Газете.Ru» о важности современного военного сословия и его традиций в российском обществе и о том, как формируется имидж Российской армии и какие лекции читают в военных академиях министры, депутаты, известные журналисты и политологи.

Андрей Ильницкий

Андрей Ильницкий

— Андрей Михайлович, можно ли как-то измерить влияние Вооруженных сил на современное российское общество?

— Можно. Это делают независимые социологические службы регулярно. Сегодня армия, согласно опросам, к примеру, ВЦИОМ, по уровню доверия в российском обществе стоит на первом месте по сравнению со всеми остальными государственными институтами. Доверие к армии в настоящее время на уровне 87%. На втором месте — церковь (72%). На третьем — СМИ. Далее — правоохранительные органы, судебная система — около 40%. Общественные организации — 36–40%. Что касается политических структур, то о них даже говорить не буду, чтобы не обижать. Этот же опрос показал, что 94% россиян считают армию боеготовой, то есть способной обеспечить защиту Родины. Это, согласитесь, вдохновляет. Это большая ответственность.

— Не является ли такой уровень доверия продуктом некой пиар-активности Минобороны?

— Не люблю слово «пиар». Но уж если вы зашли с этой стороны, напомню старую мудрость: «Можно один раз ввести в заблуждение всех, некоторое время можно поддерживать иллюзию у многих, но нельзя обманывать всех постоянно». Правда рано или поздно проявится.

Поэтому пиар может быть успешен только в том случае, если в его основании — реальные дела.

У нас сегодня боеготовая и боеспособная армия. И это не только оценка россиян, это оценка наших зарубежных партнеров. Это и оценка Верховного главнокомандующего Вооруженными силами России Владимира Путина. На итоговой коллегии 2016 года он заявил: «Сегодня Российская армия сильнее любого потенциального агрессора».

— Нельзя же сказать, что другие ведомства у нас бездействуют. В чем все-таки отличие отношений с обществом Минобороны и других государственных структур?

— Поверьте мне, мы в свое время с большим удивлением ознакомились с данными другого опроса ВЦИОМ — об открытости российских ведомств. Исследование было проведено в 2016 году на основе интервью, экспертных оценок и заключений, опросов рядовых граждан. На первых местах оказались министерства обороны, иностранных дел, культуры и МЧС.

Что любопытно, на последних местах по уровню открытости ведомств — Минстрой, Минтранс и Минприроды — ведомства, работающие с весьма актуальными для россиян проблемами.

По-видимому, у них иные приоритеты и оценщики… Мы же всегда внимательны к мнению россиян, учитываем его в работе. Это установка нашего министра.

Почему? Постараюсь объяснить. Армия — опора государства и важнейшая составляющая общества. Эта всегда было, это в российской традиции, это так и сегодня. Хочешь, чтобы тебе доверяли люди, информируй общество о том, как служат их дети, братья, отцы; куда идет каждая народная копейка, затрачиваемая на армию; как это сказывается на боеготовности — на том, для чего, собственно, предназначены Вооруженные силы, на способности армии обеспечить мирное развитие России. Мы и даем такую информацию. Ведь армия — это всегда испытание. Мы постоянно показываем и рассказываем — и спасибо СМИ за поддержку в этом вопросе, — в каких условиях живут военнослужащие по призыву, как наши военные умеют управлять современными вооружениями, как они выполняют конкретные боевые задачи. Когда люди это видят, возникает доверие. У нас есть что показать обществу — и мы считаем, это необходимо делать. По-моему, это делается моими коллегами и товарищами весьма профессионально.

Итог — люди знают свою армию, люди верят нам. Вот так просто!

— Не идет ли это в ущерб сохранению военной и государственной тайны?

— Безусловно, у нас есть определенные и очень жесткие ограничения. Но мы понимаем, что сегодня Вооруженные силы, политика в области обороны — это важнейший элемент внутренней и внешней политики России. Поэтому и здесь мы должны действовать наступательно, по-суворовски — работать «первым номером», на опережение, формируя свою информационную повестку. Если мы не будем говорить сами, за нас это сделают иные, иногда откровенно переврав.

— Что вы делаете для того, чтобы такое не происходило?

— Для полного ответа на ваш вопрос нужен подробный многостраничный отчет. Это не газетный формат. Приведу лишь отдельные примеры.

Возьмем работу с экспертным сообществом. Почему она важна? Коротко объясню. Эксперты, медиаперсоны и представители СМИ — модераторы общественных настроений. Это те люди, которые формируют информационную среду. Сегодня в условиях развязанной Западом информационной антироссийской кампании, если ты не формируешь свою повестку, если лишь отвечаешь на вопросы оппонентов, ты уже проиграл. А мы не привыкли проигрывать. Поэтому работа в этой среде для нас приоритет. Она ведется и через общественные советы, и через СМИ, и через такие проекты, как «Армия и Общество. Социальные среды».

— Расскажите подробнее о последнем. Что это за проект?

— Это курс лекций и мастер-классов для слушателей военных академий, которые читают ведущие российские эксперты, политики и ученые. В сентябре 2017-го ему будет уже два года. Идея этого проекта принадлежит министру обороны. Этот проект можно рассматривать и как факультативный учебный курс для слушателей военных академий и университетов. А можно — и как мировоззренческий проект, где повышаются компетенции военнослужащих.

Социология показывает: большинство россиян считает определяющим влияние Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса на экономику и культуру нашего государства.

Если такое влияние признается обществом, то военнослужащие должны обладать навыками выстраивания коммуникации с общественностью. Особенно сегодня, когда все мы живем в едином информационном пространстве. Военные не могут, как бы кому-то этого ни хотелось, быть изолированными от информационных потоков. Важно, чтобы они в них ориентировались, причем умели это делать самостоятельно.

Для обретения подобных навыков универсальных учителей нет. Есть эксперты-специалисты, каждый из которых в своей области обладает определенными компетенциями. Они расширяют знания и опыт военной аудитории. Помимо учебных целей, курс «Армия и Общество. Социальные среды» преследует в том числе задачу продвижения позиций Вооруженных сил в обществе, формирования их имиджа в экспертной среде.

— Что же это за специалисты?

— К примеру, телеведущий Владимир Соловьев выступает перед слушателями Военной академии Генерального штаба и Военного университета. Он объясняет, как выстраивать информационные потоки, рассказывает, как должна строиться информационная политика российских СМИ, безопасность в информационной сфере. Подчеркиваю, это его точка зрения. Она не является абсолютом. Но в наборе разных компетенций и мнений, которые высказываются по ходу нашего курса разными людьми — признанными лидерами в своем деле, у слушателей военных академий формируется некий единый подход, единая мировоззренческая концепция.

Телеведущий Владимир Соловьев

Телеведущий Владимир Соловьев

Скажем, по вопросу, связанному с безопасностью работы в социальных сетях, мы приглашаем советника президента по интернету Германа Клименко, а также Игоря Ашманова и Наталью Касперскую. Мы же знаем, все технологии «цветных» революций базируются на воздействии на активную агрессивную часть молодежи через сети. И мы обсуждаем с лучшими в стране специалистами, как выстроить систему противодействия этому.

— С лекциями в рамках проекта «Армия и общество» выступают и руководители государства, депутаты Госдумы. Насколько это необходимо военнослужащим?

Командующим и командирам нужно выстраивать отношения с местными и региональными властями. Выстраивать политику в таких условиях можно только со знанием перспектив и стратегии развития парламентаризма в России. Поэтому мы приглашаем выступить в рамках проекта председателя Государственной думы Вячеслава Володина или председателей парламентских комитетов, отвечающих за развитие местного самоуправления в Совете Федерации и Госдуме.

По теме безопасности выступает вице-спикер Госдумы Ирина Яровая, вице-спикер Государственной думы Петр Толстой освещает вопросы информационной политики и культуры. Актуальные вопросы международной политики раскрывает перед слушателями военных академий министр иностранных дел Сергей Лавров. Культура и образование очень чувствительные зоны для военной среды — поэтому запланированы выступления министра образования Ольги Васильевой и министра культуры Владимира Мединского.

— С гражданскими вузами и академической средой у вас как-то организовано взаимодействие?

— Среди экспертов курса «Армия и общество» — ректор МГИМО Анатолий Торкунов, президент Академии наук Владимир Фортов, генеральный конструктор космических систем Николай Севостьянов, заведующий кафедрой ВШЭ, президент Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов, историк Армен Гаспарян, востоковед Евгений Сатановский и другие. Это — лучшие ученые и эксперты страны.

Мнение руководства Минобороны по вопросам военного строительства крайне важно. С установочными лекциями на курсе выступают военачальники Вооруженных сил: министр обороны, генерал армии Сергей Шойгу, начальник Генерального штаба генерал армии Валерий Герасимов, первый заместитель министра обороны Руслан Цаликов, заместитель министра обороны статс-секретарь Николай Панков, представители других силовых ведомств. Как правило, подобные мероприятия имеют более закрытый характер.

Таким образом мы создаем для военнослужащих возможность получать уникальную информацию из первых уст, от тех, кто сегодня определяет политику России, мы делаем такие, говоря языком военных, закладки на годы вперед. Ведь ясно: если офицер получил стратегическое видение вопроса от профильного министра, к примеру главы МИДа Сергея Лаврова, или от руководителей министерства обороны, или от ведущего российского политика-парламентария уровня Вячеслава Володина, то, когда он приезжает продолжать службу на места, в гарнизоны, он идеологически укреплен, у него сформировано стратегическое видение и навыки к анализу общественно-политической ситуации в стране и мире. Для современного офицера умение жить в обществе и работать с ним, причем с лидерами общественного мнения, на наш взгляд, крайне важно.

Советник президента России по интернету Герман Клименко

Советник президента России по интернету Герман Клименко

— Андрей Михайлович, с недавних пор в Министерстве обороны принято приглашать и видных деятелей культуры. Чья эта идея?

— Автором этого проекта, как и многих других наших начинаний и новаций, является министр обороны Сергей Шойгу. Такие встречи проходят в Национальном центре управления обороной регулярно. На них, несмотря на занятость, собирается руководящий состав Министерства обороны. Культура и армия — в фокусе этих встреч. Много души вложил в этот проект Антон Губанков, трагически ушедший от нас. Светлая ему память.

Накануне Дня защитника Отечества у нас выступал Александр Розенбаум. Замечу, что это был не концерт, а именно встреча. До артиста, что называется, можно было дотянуться рукой и поговорить с ним. До Розенбаума выступали Евгений Евтушенко, Александра Пахмутова и Николай Добронравов, Элина Быстрицкая, Василий Лановой, Никита Михалков, Игорь Бутман и другие. Очень интересно прошло выступление группы «Любэ». Всех их связывает позитивное отношение к Вооруженным силам. Еще раз повторю: это не концерты, это именно встречи, очень доверительные и душевные по характеру, когда значимая для нашей культуры личность приходит к военным, защитникам Родины.

— И, наверное, деятели культуры выходят от вас уже как агенты влияния Российской армии?

— Уверяю вас, они к нам и заходят таковыми.

— В качестве современного образа российских военных получил распространение, как сейчас принято говорить, мем «вежливые люди». В России, пожалуй, невозможно найти пример такого успешного пиара других институтов, будь то полиция, спецслужбы, судебная система. Можно ли управлять созданием подобных мемов?

— Не все так просто. Нельзя, наморщив лоб, сесть и сказать: давайте-ка что-нибудь такое-эдакое придумаем и начнем это транслировать в общество. Нет, так не бывает.

Я в свое время был хорошо знаком с Виктором Пелевиным, большим писателем и гениальным пиарщиком.

Он очень хорошо это описывал в книге «Generation P»: все виртуально, вся жизнь — пиар, все остальное к нему прикладывается, что «не показали по ТВ — того не было» и т.д. Это красиво, конечно, но это не так. Реальная жизнь гораздо сложнее и жестче любых виртуальных построений.

Любой пиарщик знает: продавая обществу свой продукт, нужно уметь профессионально его упаковывать. Это законы человеческого бытия. Давайте спросим себя: что производит армия, какой продукт? Если упрощенно — мы производим безопасность. Министр обороны Сергей Шойгу как-то сказал: «Безопасность для нас — это глагол». Благодаря Российской армии люди могут выстраивать жизненную стратегию. Если не обеспечена безопасность, ты не сможешь думать о том, куда ребенку пойти учиться, принимать решения на десять лет вперед. Мы же обеспечиваем людям и стране долговременную стабильность. Это наш продукт, и мы очень вежливо этот продукт обществу представляем. И да, «вежливые люди» — это очень удачное попадание. И по форме — она красива, — и по содержанию, за которым стоит реальная боеготовность армии.

Кстати, новая форма, знаете, она очень удобна. В ней человек выглядит по меньшей мере не хуже, чем в гражданском, а на мой взгляд — лучше. Посмотрите, как выглядят наши офицеры. Вы сейчас не обнаружите таких вот людей: огромный выпирающий живот, высокая тулья фуражки, три подбородка. Нет. Сегодня наши офицеры и генералы — просто красавцы. Я — гражданский государственный служащий, а хожу в форме и горжусь этим. Все мы здесь от министра до рядового — члены одной большой военной семьи. Поэтому мем «вежливые люди» — это лишь свидетельство здоровой обстановки в армии и ее правильного позиционирования в обществе.

Он был предложен и подхвачен, но он не был навязан сверху. В противном случае он просто бы не прижился.

— Всем хорошо известны военные игры, парк «Патриот», форумы «Армия» в Кубинке, «Танковый биатлон», «Авиадартс», тематические передачи на федеральных телеканалах. Каких еще проектов нам ждать от Российской армии в ближайшее время?

— На самом деле важно же «не множить сущности», а развивать удачные форматы. Вот вы упомянули военные игры. В этом году немалая их часть будет проходить уже на зарубежных площадках — в Китае, в Азербайджане. Бренд «Военные игры» и то, что родилось на площадках парка «Патриот» в Алабино и Кубинке, стали международными брендами. Этот формат продвигается и расширяется.

Тот же «Танковый биатлон» и «Авиадартс» многие вначале рассматривали как некие красивые забавы. Сейчас уже не так. Приведу лишь один факт.

Все экипажи первого набора ВКС, которые работали в Сирии, были участниками и победителями «Авиадартса».

Это не игры — это реальная боевая учеба, сделанная красиво и современно.

Проекты «Юнармия» и «Гонка Героев» — это очень крутые и современные как по форме, так и по содержанию формы работы с молодежью. Они уже охватили всю Россию и выходят на международный уровень. Поучаствуйте в них и вы! Это очень интересно и увлекательно. Уж поверьте мне, прошедшему со товарищи «Гонку Героев» в прошлом году.

— Нет ли во всех этих имиджевых мероприятиях какой-то новой идеологии?

— Конечно есть. Хотя слово это мы стараемся не употреблять, оно многих почему-то пугает. Но если вспомнить, что оно означает, что это набор идей, ценностей, идеалов и традиций, то у кого они должны быть, как не у военных, у офицеров. В основе всего — идея служения Отечеству, готовность положить ради него свою жизнь, свою судьбу, идея строго противоположная вот этой потребительской идеологии из 1990-х.

С обывательской точки зрения это весьма иррациональный выбор. Но определенный процент мужчин просто рождаются, чтобы стать воинами.

Так было всегда.

Идеология служения Отечеству — это ровно то, что сегодня транслирует армия в общество. Это ровно то, на что направлены военно-патриотические проекты. Они формируют вокруг армии лояльную среду, причем среду лояльную не армии, а государству российскому.

Когда видишь, как наши военные управляют современным вооружением и военной техникой, как они красиво выглядят, какие они при этом вежливые, спокойные, достойные люди, то рождается совершенно иное отношение к Вооруженным силам. Сейчас 64% россиян готовы служить и приветствуют военную службу. Это очень высокая цифра. У нас в некоторые военные учебные заведения сейчас средний конкурс до тридцати человек на место.

— Можно назвать этот процесс сознательным формированием новой российской элиты?

— Как-то слово «элита» сейчас не в чести. И по делу. Потому что те, кто себя так называет, в моем представлении элитой вовсе не являются.

Элита — это вовсе не люди на «Гелендвагенах» и не гламурные тусовщики с ТВ-экранов.

Настоящая, национально ориентированная элита — это военные, что блестяще показывают себя в Сирии, это инженеры и ученые из оборонки, создающие лучшее в мире вооружение, это учителя и врачи, сохранившие себя в профессии в лютые 90-е годы, это спасатели из МЧС, это те, кто возрождает сельское хозяйство сегодня, это мастера своего дела, которые служат людям и Отечеству нашему…

— Многие скажут, что это милитаризация общества…

— Я не о милитаризации говорю, а о том, что служение Отечеству, идеология, которую генерирует армия, — это то, что позволит России обеспечить свою независимость и свое спокойное и поступательное развитие. Никто в мире не должен пренебрегать национальными интересами России и игнорировать наше государство. И это не пафос. Слава богу, сейчас благодаря нашему Верховному главнокомандующему Владимиру Владимировичу Путину, благодаря армии России, ее руководству как-то все вдруг поняли, что это именно так.

— Но, образно говоря, у «вставания России с колен» есть и обратная сторона. Наша страна все чаще становится удобной для консервативных сил на Западе «страшилкой», эксплуатируя которую удобно, например, наращивать оборонные расходы. Не втягиваемся ли мы таким образом в гонку вооружений?

— Не втягиваемся. И не рефлексируем. У нас своя стратегия развития, своя программа модернизации Вооруженных сил, по которой к 2021 году уровень обеспеченности современными вооружениями достигнет 70%. Мы — военные — спокойно и последовательно следуем курсу, намеченному нашим Верховным главнокомандующим президентом России Владимиром Путиным. Каждую неделю выверяем этот курс на селекторных совещаниях, которые проводят министр обороны Сергей Шойгу и его заместители, с командующими объединениями и командирами соединений до бригады включительно. Российской общество может быть спокойно: армия задачу обеспечения безопасности страны выполняет. Вежливо и уверенно.

Михаил Ходаренок, Максим Солопов

Источник: «Газета.ru»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru