Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 21 11 2017
Home / Политика / Как Россия победила Турцию в Сирии

Как Россия победила Турцию в Сирии

Российско-турецкие отношения долгие годы страдали от того, что у этих стран были разные цели в Сирии. Решение России осуществить прямое вмешательство, принятое в конце сентября 2015 года, бросило вызов интересам Турции

2016-12-29_sappers_aleppo_03

В начале российской военной операции задача, по всей видимости, состояла в обороне ключевых территорий режима Асада, включая побережье Латакии и дорогу на Дамаск. Турция, в отличие от России, на протяжении нескольких лет помогала оппозиции расширять подконтрольные ей территории вплоть до побережья, стремясь укрепить оппозиционные силы в борьбе с режимом. Такое противостояние вызвало серьезное обострение в отношениях с Россией и способствовало турецкому поражению в Сирии.

Автор статьи изучал военные действия турок, курдов, американцев и русских в северной части Алеппо в период с июля 2014 по март 2017 года. Собранные им данные указывают на то, что свои собственные действия по встречной эскалации российские и курдские войска предприняли тогда, когда Турция бросила им вызов в ходе операции «Щит Евфрата», которая проводилась за пределами Турции на сирийской территории. Россия сохраняет эскалационное преимущество по отношению к Турции, и неоднократно демонстрировала свою способность задействовать силы самообороны сирийских курдов (YPG) в качестве контр-эскалационного средства, сводя на нет все турецкие попытки восстановить рычаги воздействия на Москву. Такая динамика стала характерной чертой сирийского конфликта после начала российской военной интервенции.

Почти на всем протяжении гражданской войны в Сирии турецкие ВВС осуществляли боевые вылеты и патрулирование, сдерживая авиацию Асада на узком участке вдоль границы. Турки хотели защитить пути снабжения, ведущие через Азаз в Алеппо посредством сдерживания и принуждения. Начиная с октября 2015 года, Россия бросила прямой вызов Турции в этих ее действиях. В ходе одного инцидента, ставшего предзнаменованием дальнейших событий, турецкая авиация в середине октября 2015 года сбила российский многофункциональный беспилотный комплекс «Орлан-10» в районе границы у населенного пункта Килис. Спустя месяц 24 ноября турецкий F-16, скорее всего, получивший дополнительные указания и открывший огонь за пределами прямой видимости, сбил российский бомбардировщик Су-24, когда тот на 17 секунд случайно залетел в воздушное пространство Турции. Этот случай произошел в горах Латакии, где пользующиеся турецкой поддержкой силы оппозиции намеревались выйти к побережью.

Из-за этого инцидента Россия сосредоточила свои усилия на том, чтобы отрезать Анкару от Алеппо. По словам специалиста по России Майкла Кофмана (Michael Kofman), Россия решила сама «сформировать состав сирийской боевой оппозиции на местах, уничтожая тех, кого она не желала видеть за столом переговоров». В конце ноября русские расширили зону нанесения авиаударов, включив в нее коридор Азаз-Алеппо. Эти авиаудары дали сразу три результата: 1) турецкие ВВС лишились возможности совершать боевые вылеты, а русские стали наносить удары в этом районе как составная часть антиигиловской коалиции; 2) были сорваны американо-турецкие планы использовать подготовленных повстанцев для блокирования очага сопротивления в Манбидже; 3) российская авиация и курдские отряды самообороны выдавили Анкару из северной части Алеппо. В начале февраля 2016 года все три взаимосвязанные цели были достигнуты, когда в течение 10 дней был перерезан турецкий путь снабжения от Азаза до Алеппо, а курды выдвинулись вперед и взяли авиабазу Минаг и Тель-Рифат. Только после выполнения этих задач Россия 16 февраля 2016 года согласилась на прекращение огня.

Оно позволило Турции перенацелить свои действия в Сирии на разгром «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. перев.). Развернутая вдоль границы турецкая артиллерия начала обстреливать позиции ИГИЛ, оказывая поддержку повстанцам, окруженным на рубеже Мари. Несмотря на американскую поддержку, повстанческие группировки оказались слишком слабыми и разрозненными, из-за чего боевики ИГИЛ начали проводить контратаки. Борьба за контроль над маленькими и малонаселенными деревнями вдоль турецкой границы шла с переменным успехом на протяжении нескольких месяцев, после чего Соединенные Штаты решили использовать для захвата Манбиджа многонациональную военную коалицию под названием Сирийские демократические силы, в которой преобладали курдские Отряды народной самообороны YPG. Наступление началось в конце мая 2016 года, и к началу июня Манбидж был взят в осаду.

После неудачной попытки переворота в июле 2016 года турецкая Партия справедливости и развития (ПСР) провела чистки в рядах оппозиции, выступавшей против вмешательства в Сирии. Затем Анкара попыталась заручиться согласием Москвы на проведение операции «Щит Евфрата». В конце июля войска сирийского режима при содействии российских советников и авиации окружили Алеппо. Турция и США начали переговоры с Москвой об эвакуации людей из восточной части Алеппо, а Анкара завершила этот процесс, заключив с Россией договоренность. 9 августа президент Эрдоган встретился с Путиным в Санкт-Петербурге. Оглядываясь назад, понимаешь, что скорее всего, два руководителя договорились об устранении конфликтных ситуаций, что позволило туркам осуществить вторжение. Спустя пять дней 14 августа Сирийские демократические силы взяли Манбидж. Это вызвало у Анкары беспокойство, так как данная группировка могла продолжить продвижение на Джераблус и Эль-Баб. Захватив последний, курды замкнули бы свою территорию вдоль турецко-сирийской границы.

24 августа турецкие войска перешли границу, не встретив серьезного сопротивления. Об этой операции отзывались презрительно, говоря, что Турция променяла Алеппо на Эль-Баб. Но этим невозможно объяснить действия русских на всем протяжении военной кампании, поскольку они старались сделать все, чтобы Анкара не создала угрозу их главным интересам в Алеппо. Москва также продолжала использовать отряды YPG в качестве контр-эскалационного средства против Турции. Первый инцидент произошел в середине октября, когда турецкие вооруженные силы и их ставленники вступили в бой с курдскими отрядами южнее Тель-Рифата, находящегося в 25 километрах к западу от Эль-Баба. Затем 24 ноября иранский беспилотник, скорее всего, оказывавший поддержку сирийским вооруженным силам или взаимодействующему с ними ополчению, нанес удар по турецким войскам, в результате которого погибли трое военнослужащих. На следующий день президент Эрдоган поговорил с Путиным по телефону, а министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу 26 ноября посетил Тегеран. Боевые действия в этом районе пошли на убыль в тот день, когда Эрдоган побеседовал с Путиным. Вскоре после этого небольшой отряд курдского ополчения, взаимодействующего с сирийским режимом, наладил в этом районе контакт с Сирийскими демократическими силами и начал действовать в качестве буфера.

Примерно то же самое происходило в феврале 2017 года в Манбидже. Когда в середине ноября пал Эль-Баб, союзники турок начали атаковать позиции Сирийских демократических сил к западу от Аль-Аримы. За месяц до этого Анкара попыталась воспрепятствовать взятию этого населенного пункта отрядами Сирийских демократических сил, но поскольку воевавшие на стороне Турции союзники были слабы, они не могли воевать одновременно на нескольких направлениях. Турецкая артиллерия, обычно компенсировавшая недостатки наземных сил своих союзников, не сумела предотвратить падение Аль-Аримы. Когда поддерживаемые Турцией войска в конце февраля заняли Эль-Баб, они атаковали позиции Сирийских демократических сил к западу от Аль-Аримы. В ходе последующих столкновений отряды СДС оставили несколько деревень. В связи с этим Сирийские демократические силы пошли на встречную эскалацию. 1 марта Россия, сирийский режим и СДС договорились сформировать небольшую совместную полосу обороны вдоль западного выступа удерживаемой отрядами СДС территории.

С самого начала действия этого соглашения использовалась тактика, похожая на ту, которая применялась к югу от Тель-Рифата, где СДС и ополченцы сирийского режима действовали сообща. Не исключено, что некоторые отряды СДС просто носили форму сирийского режима. На следующий день после того, как Турция созвала трехстороннюю встречу с участием Москвы и Вашингтона, Россия активизировала свои действия в данном районе. Было это 8 марта. 9 марта президент Эрдоган отправился в Москву на двухдневный саммит. Когда 10 марта он вернулся в Анкару, все боевые действия с Сирией на контролируемой турками территории прекратились. До этого Анкара постоянно наносила артиллерийские удары по Тель-Рифату, базе ВВС Минаг и Манбиджу. Скорее всего, она делала это для того, чтобы ослабить оборону YPG и СДС, и создать условия для развития собственного наступления.

Трехсторонний саммит и визит в Москву не принесли Турции ничего хорошего. Турция продолжала вести боевые действия на западной окраине Аль-Аримы, и из-за этого Россия решила нарастить свое присутствие в данном районе. В итоге это положило конец боевым действиям. Более того, российское правительство сохранило часть экономических санкций против Турции, которые были введены в декабре 2015 года после уничтожения российского Су-24. Похоже, что Турция 16 марта 2017 года ввела ответные санкции против России, обложив пошлиной поставляемую из России пшеницу. Анкара отрицает, что эти меры являются официальными санкциями, однако до середины марта Россия поставляла пшеницу беспошлинно.

Наконец, 20 марта российские военные сообщили о создании военного лагеря в удерживаемом курдскими отрядами самообороны Африне, чтобы следить за соблюдением перемирия, достигнутого с Турцией в Астане несколькими месяцами ранее. Перемирие было сорвано, но российские заявления об этой договоренности, а также информация о прибытии российских войск в данный район противоречат позиции Анкары, которая давно уже заявляет, что имеет право наносить удары по YPG, поскольку считает ее террористической организацией. В результате последних действий России на севере Алеппо Турция оказалась загнанной в угол.

Последовательность событий четко указывает на то, что у Москвы и Анкары в Сирии противоположные цели, а теперь Россия и YPG поддерживают взаимовыгодные отношения, противодействуя Турции. У Турции все же есть возможности для оказания давления на Россию в Сирии. Анкара обучает на своей территории повстанцев, которые воюют вместе с ее ставленниками на севере Алеппо. Турция может просто послать этих людей в другие районы Идлиба или в Хаму, поставив перед ними задачу атаковать позиции режима. Однако те события, которые произошли с ноября 2015 по февраль 2017 года, четко указывают на то, что Россия обладает в Сирии эскалационным преимуществом над Турцией. Более того, курдские отряды самообороны в Африне, которые хорошо вооружены и пользуются нескрываемой российской поддержкой, могут двинуться на юг и захватить пограничный переход Рейханли / Баб аль-Хава. Россия легко может обосновать такие действия необходимостью разгромить сирийское отделение «Аль-Каиды», которое активно действует в Идлибе. Чтобы не допустить этого, Анкаре придется стрелять по российским солдатам, а это может привести к столкновениям на границе, и здесь Турция будет слабой стороной.

Но Россия остается для Турции ценным инструментом, позволяющим ей оказывать давление на Соединенные Штаты. Анкара против американской поддержки Сирийских демократических сил, поскольку благодаря ей усиливаются отряды YPG вдоль северо-восточной границы. Турция посредством Москвы пытается подать США сигнал о том, что у нее есть разные варианты действий, а не только турецко-американский альянс, обеспечивающий безопасность Турции в рамках НАТО. События в Сирии явно противоречат этому. Россия не союзница Турции. Она использует все имеющиеся в ее распоряжении средства, чтобы заставить оппозицию служить своим конечным целям, которые состоят в мирном урегулировании на российских условиях, что явно противоречит турецким интересам. У Турции небогатый выбор средств для изменения такой динамики, особенно в связи с тем, что у США на северо-востоке Сирии есть собственный предпочтительный партнер в лице СДС. У нее еще меньше возможностей для того, чтобы изменить траекторию движения двух этих крупных держав.

Аарон Штайн

Источник: «ИноСМИ.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru