Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 18 08 2017
Home / Общество / Бремя первых

Бремя первых

В День космонавтики принято говорить о великом приоритете, который Россия навсегда застолбила за собой, послав первого человека в космос.

51cfd0888141bdc6a1589a258773bace5be6a5aeПолсотни шесть (так, кажется, дата будет звучать на авиационно-космическом языке) лет назад страна буквально ворвалась в новую эру человечества. В терминах политических реалий современности о той эпохе говорят, что освоение космического пространства было нашей национальной идеей, сверхзадачей, сплотившей многомиллионный советский народ  в гигантский монолит, поистине передовой отряд всего прогрессивного человечества. От бурного XX века, видевшего целых три реинкарнации России — императорскую, большевистскую, нынешнюю в нашей исторической памяти навсегда останутся, пожалуй, только две даты  — 12 апреля и 9 мая — День Победы.

Есть ли у нас сегодня равнозначные поводы для гордости до степени «слезы на глазах»? В чем мы сейчас находим поводы для утверждения национального самосознания, основанного на чувстве приоритета, лидерства, преимущества перед другими странами и народами? Имидж великой спортивной державы изрядно подпорчен чередой допинговых скандалов, в которых в одну  большую неприятную кучу смешались «кони» наших собственных, признанных на высшем уровне недоработок и «люди» разных стран и национальностей, не всегда равнодушно дышащие в сторону чужих побед. Возрождение былого могущества вооруженных сил смазано коррупционными историями на высших этажах Минобороны и трезвой оценкой того, что топчущаяся на месте экономика долго себе позволить такое удовольствие не сможет. Слишком хорошо все помнят, чем закончил СССР, тративший непропорционально много на оборону и оборонку. Даже по количеству арестованных, находящихся под судом и уже отбывающих наказание губернаторов и высших государственных чиновников, пойманных на коррупции, нам, оказывается тоже гордиться нечем. В том же Китае, уже несколько лет с китайским же размахом проводящим массовую кампанию по очищению правящей, все еще коммунистической элиты от элементов разложения и классового перерожденчества, счет ее «жертв» давно идет на десятки тысяч. И дело далеко не только в разнице масштабов страны и общества. По количеству мигрантов (законных и незаконных) мы тоже «всего лишь» вторые в мире. Америку нам в этой сфере опять не догнать…

Не имеющий  аналогов во всемирной истории христианский ренессанс, за тридцать лет выведший РПЦ из положения катакомбной, загнанной на периферию общественной жизни организации на ее авансцену — это в конечном счете лишь реакция на еще более скоротечные, но такие же тектонические по своей силе процессы, прошедшие в 1920-30-х годах. Только тогда они шли с обратным знаком. Величайшие достижения нашей науки, которыми так гордилась страна, похоже, окончательно стали лишь картинками в учебниках истории, а сегодняшний день отечественных ученых также безрадостен, как грустные репортажи о том, что Академия наук так и не смогла избрать своего нового президента. На фоне триумфов прошлого настоящее национальной культуры тоже не всегда блистательно и свежо, как благоухающие фиалки. И грандиозный коррупционный скандал с посадками чиновников Министерства культуры и связанных с ними фирм-подрядчиков, попавшихся на освоении бюджетных средств, в итоге так и не дошедших до Изборской крепости, Государственного Эрмитажа и т.д., и т.п. — это только лакмусовая бумажка, верхний этаж, тонкий намек на толстое обстоятельство. Сосредоточенные в стране крупнейшие в мире запасы природных богатств, похоже, уже тоже стали восприниматься не только со знаком «плюс». Периодически это заставляет вспоминать фразы про «сырьевое проклятье», и про несправедливость распределения дивидендов от их эксплуатации, и про экологические проблемы и зачастую хищнический подход к природе.

Так в чем мы сегодня первые в положительном смысле? И нужно ли нам вообще стремиться взвалить на себя это нелегкое бремя первопроходцев? Нести неизбежно связанные с этим издержки и затраты, риски неизбежно последующего разочарования, которое обязательно придет на смену первоначальной эйфории от победы  — когда весь остальной мир, бросившись догонять, обязательно догонит, а, может быть, и перегонит тех, кто сделал первые шаги. Как сказано в Евангелии от Матфея, «многие же будут первые последними, и последние первыми».  В конце концов есть много стран и народов, которые сознательно предпочитают идти уже проторенными путями, предпочитая поиску уже готовые рецепты. В этом случае всегда же можно просто «срезать углы», сэкономив время и деньги. Даже дикие гуси и другие перелетные птицы недаром выстраиваются при миграциях клином, так как за впереди идущим заведомо меньшее аэродинамическое сопротивление. Так и Советский Союз, создавая сразу после Великой Отечественной войны собственный ядерный щит, не брезговал параллельно атомным шпионажем в лабораториях и  арсеналах вырвавшейся тогда вперед Америки.

Охотно допускаю, что ответов на поставленный вопрос может быть много. Люди либерально-демократических убеждений наверняка скажут, что первыми стремиться можно стать только в уважении к человеку, его правам и свободам, всестороннем развитии человеческого потенциала. Консерваторы выскажут не новую, но сохраняющую притягательность идею об эффективном государстве, приоритете общественных интересов над личными, объединяющих нацию духовных началах. Сторонники компартии могут отметить то, что и салюты победы над Москвой и первый космонавт Земли — это достижения и победы советского времени, что и сегодня должно убеждать нас в правоте идей Маркса, Ленина, Сталина.

Конечно, для каждого ответ может быть свой. Но, как сказал один неглупый человек, иногда быть первым это всего лишь быть равным. Не бесконечно следовать латинской формуле primus inter pares — первый среди равных. Ради этого первенства нужно либо печатать доллар и тратить больше всего остального мира на армию, либо надорвать силы и ресурсы нации до степени государственной катастрофы, подобной той, что случилась у нас в 1991 году — всего лишь через 30 лет после того самого гагаринского старта. Где-то героический, где-то трагический опыт страны, сумевший переживший за один век то, что многим другим странам хватило бы на тысячелетия истории, убеждает нас в том, что стремление быть первыми  в мире, где все так или иначе стремятся (в чем-то или как-то) быть первыми — это нормально и естественно. В этом стремлении, в этой извечной конкуренции — зерно и основа прогресса. Как говорила великий ученый Наталья Бехтерева не менее великому писателю Даниилу Гранину, чтобы был результат, «надо браться за непосильную работу, за работу, которую вы не можете сделать». Может быть, только обладание таким результатом сможет сделать отдельного человека полноправным членом сообщества истинно равных, а целому государству — позволить добиться, чтобы его не только боялись, но и уважали… Сегодня нужно стремиться быть первыми, чтобы не отстать и быть равным среди тех, кто тоже понимает это и прикладывает для этого усилия. О том, что без реальной работы по противодействию коррупции такого уважения не добиться ни снаружи, ни изнутри — лучше и не распространяться. Это уже в скобках. Как общеизвестное.

 Сергей Сапронов,

директор НИЦ проблем коррупции

Рейтинг@Mail.ru