Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 20 10 2017
Home / Общество / «Они угрожали вывезти ее детей в багажнике»

«Они угрожали вывезти ее детей в багажнике»

Отставной офицер Буданцев рассказал, как защищал хозяйку Elements Жанну Ким

original_755a632dee9fd61f8dd7bc24abfc65fd

В Пресненском суде Москвы набирает ход процесс по делу полицейских, обвиняемых в халатности в связи с событиями вокруг московского ресторана Elements, закончившимися перестрелкой в декабре 2015 года. Свою версию событий 20 апреля изложил суду Эдуард Буданцев, бывший офицер КГБ и МВД, проходящий по этому делу в статусе потерпевшего. Исход этого процесса крайне важен для него, так как в параллельном расследовании об убийстве двух человек в той самой перестрелке он — обвиняемый. «Лента.ру» приводит позицию ключевого фигуранта криминальной истории.

Трое против мафии

«Вы обязаны говорить только правду», — предупредила судья Эдуарда Буданцева перед его допросом в качестве потерпевшего. По версии следствия, он получил травмы, в том числе сотрясение головного мозга, в результате перестрелки с людьми вора в законе Захария Калашова, которая произошла из-за попустительства (как считает следствие) полицейских ОМВД «Пресненский» Дениса Ромашкина, Ильдара Шакирова и Рината Зинатуллина.

Мужчина в костюме взошел на свидетельскую трибуну.

«Я понимаю, что человеческая память не безгранична, но расскажите нам, что вы помните о событиях 14 декабря 2015 года», — попросил прокурор Дмитрий Дядюра.

Вечером того дня после работы адвокат Буданцев ехал с работы домой, когда ему позвонила его клиентка Жанна Ким и рассказала о группе вооруженных людей, которые приехали к ней в ресторан Elements на Рочдельской улице. По ее словам, визитеров было около 15 человек, и они требовали у нее деньги.

Буданцев посоветовал женщине вызвать полицию, на что она сказала, что уже вызвала, но вооруженные люди не уходят, и ей очень страшно. «Она сказала, что ей угрожали вывезти ее и ее детей в багажнике, после чего я решил сам поехать в ресторан», — объяснил он. По дороге Буданцев вызвал туда же коллегу Владимира Костриченко, с которым служил в правоохранительных органах. «Он полковник в отставке», — пояснил потерпевший.

У ресторана они увидели нескольких силовиков в бронежилетах и с автоматами, которых Буданцев назвал группой немедленного реагирования, и разговаривающую с ними Жанну Ким. Увидев своего адвоката и его коллегу, хозяйка проводила их внутрь заведения и ввела в курс дела.

«Она рассказала, что ее знакомая Фатима Мисикова производила ремонт в ресторане. В соответствии с выполненным объемом работы Ким заплатила ей 600 тысяч евро. Люди, которые приехали, представляют интересы строительных организаций. Они говорили, что им не заплатили, на что Ким сказала, что деньги отдала Мисиковой, но деньги до строителей не дошли», — пересказал показания своей клиентки Буданцев.

Работа сотрудников оперативных служб на Рочдельской улице

Работа сотрудников оперативных служб на Рочдельской улице. Фото: агентство городских новостей «Москва»

По его словам, фирма Ким взяла в аренду у компании «Базовый элемент» Олега Дерипаски помещение под ресторан корейской кухни. Ремонт, которым занималась Мисикова, был практически завершен, но между заказчицей и исполнителем имелся спорный долг в полтора миллиона рублей, который возник из-за того, что Ким была недовольна качеством и сроками ремонтных работ. В течение вечера эта сумма почему-то выросла до восьми миллионов рублей.

«Мне как человеку, много лет проработавшему в правоохранительной системе, было ясно, что это вымогательство, наезд криминальной группы», — заявил Буданцев. Поскольку полиция не реагировала, он вызвал на подмогу Петра Черчинцева. «До 2008 года он был моим телохранителем, потом в силу объективных причин перестал им быть. Мы поддерживали дружеские отношения, вместе ходили в спортзал. Ситуация непонятная: вооруженные люди, группа немедленного реагирования не реагирует. Ким раз двадцать звонила в полицию», — рассказывал потерпевший.

«Оперативник заказал покушать»

Буданцев показал, что к моменту его приезда в переговорной находились, как он позже узнал, Эдуард Романов, адвокат Душкин, Николай Николаев, Мисикова, Герсон Гамидов, но он туда не заходил, решив дождаться полиции, чтобы никого не провоцировать в напряженной ситуации. Еще несколько человек расположились в общем зале ресторана, по сути заблокировав работу заведения.

Приехал оперуполномоченный уголовного розыска Ильдар Шакиров. Свое удостоверение он не показывал, сказал Буданцев, но «пистолет на боку и папка — лучшие документы». «Сели за столик, мы ему рассказали о происходящем. Он заказал себе покушать», — вспоминал потерпевший.

Прокурор поинтересовался: «Долго несли заказ? Он покушал?»
«Нет», — ответил Буданцев и добавил, что они предложили Шакирову зайти в переговорную и проверить документы у находящихся там вооруженных людей, вымогающих деньги у Ким. К тому времени бойцы из группы немедленного реагирования уже уехали — получалось, что из полицейских был только Шакиров. Буданцев рассказал, что он с коллегами и оперативник вошли в переговорную.

«Шакиров объявил, что он сотрудник уголовного розыска и попросил предъявить документы. Эти люди вели себя как бандиты, стали подхихикивать. На вопрос «Кто вы?» Николаев сказал неуважительно «Тебе сейчас объяснят» и стал кому-то звонить», — описывает Буданцев. По его словам, они не показали свои документы, поэтому он предложил Шакирову доставить их в полицию и там выяснить их личности. «Мы бы ему помогли их скрутить», — сказал потерпевший.

Однако оперативник заявил, что он на суточном дежурстве, и поскольку кроме него некому заниматься этим, предложил Буданцеву и Ким прийти к нему послезавтра. В это время в ресторане появились сотрудники полиции, которых потерпевший перечислил по фамилиям: Феничкин, Ромашкин, Фролов и участковый Зинатуллин. Они уединились в другой комнате и о чем-то совещались, сказал Буданцев. В это же время приехал Андрей Кочуйков по прозвищу Итальянец, который считается подручным вора в законе Захария Калашова. Вместе с ним были три охранника, которые, по словам Буданцева, демонстрировали окружающим боевое оружие.

Шакро Молодой

Шакро Молодой. Фото: РИА Новости

«Действовали заодно с Кочуйковым»

«Мы не понимали, кто старший, кто принимает решения. Вызвали адвоката Душкина, но он сказал, что он лишь статист, что его взяли для антуража, что он не принимает решений, он — пешка», — рассказал Буданцев.

По его словам, вскоре после приезда коллег Шакиров «слился, пожелав нам удачи». Потом ресторан покинули остальные полицейские. «У меня сложилось впечатление, что они действовали заодно с Кочуйковым. Мне ясно, что между ними существовал некий замысел», — поделился своим мнение Буданцев относительно визита Ромашкина и других сотрудников правоохранительных органов. Он так и не знает, о чем они совещались в ресторане, допустив, что к ним присоединялся Кочуйков.

«Ромашкин располагал исчерпывающей информацией о людях, которые вымогали деньги у Ким. Мы ему все рассказали. Я уверен, что они (подсудимые — сотрудники полиции) имели реальную возможность вмешаться в ситуацию и предотвратить тяжкие последствия конфликта», — считает Буданцев.

Когда Зинатуллин ушел провожать своих коллег, из переговорной послышались выкрики. Буданцев с товарищами кинулись туда и, открыв дверь, увидели Ким в окружении охранников Кочуйкова, а сам он ей говорил «на повышенных тонах»: «Здесь все мое, порву!»

«Товарищ, девушка не одна, если есть вопросы — то к нам. Они развернулись, показали оружие, вели себя агрессивно», — вспоминает потерпевший.

«Мы бы помогли полицейским их разоружить»

Один из охранников по фамилии Китаев положил руку на рукоятку пистолета, демонстрируя, что готов пустить его в ход. «Но наше оружие они не видели. Мой наградной был под свитером и курткой, а было ли оружие у Костриченко и Черчинцева — я не знал», — уточнил Буданцев.

В этот напряженный момент в переговорную заглянул Зинатуллин. «Его появление не позволило им застрелить нас прямо там», — указал потерпевший, добавив, что «Китаев мог бы открыть огонь прямо в ресторане». По его словам, визитеры нецензурными выражениями пытались вывести Черчинцева на улицу, но он напомнил товарищу, что «наша задача — Ким защищать». В итоге Итальянец предложил всем выйти на улицу поговорить. «С того момента Зинатуллина я больше не видел. Мне кажется, он в силу неопытности был не готов к такой агрессии», — сказал Буданцев.

Однако на вопрос прокурора, мог ли участковый в одиночку разрешить ситуацию, потерпевший ответил утвердительно. «Он же в форме, мы бы ему помогли разоружить этих людей, опыт есть, вызвал бы поддержку — и доставили бы всех в отделение полиции», — пояснил Буданцев. Он вспомнил, что в тот вечер в ресторане им повстречался полковник в отставке Евгений Суржиков. Буданцев отметил, что он с ним лично не был знаком, а Костриченко служил с ним. По мнению потерпевшего, Суржиков обеспечивал безопасность Итальянца и был его сопровождающим.

Андрей Кочуйков

Андрей Кочуйков. Фото: Павел Бедняков / ТАСС

На улице команду Буданцева окружили люди Кочуйкова и заявили им, что они представители Шакро Молодого. «Они мне говорят: «Ты что, не уважаешь воровскую власть?»», — вспоминает потерпевший. Потом он услышал, как кто-то сказал: «Мочи лысого и грузи его в багажник». Его ударили тупым предметом по голове, из-за чего он получил серьезное сотрясение мозга. «Потом помню, как меня задерживают», — сказал Буданцев. Он отказался рассказать все обстоятельства перестрелки в связи с тем, что дал подписку о неразглашении данных следствия.

***

По версии следствия, потерпевший застрелил в ходе той перестрелки двух людей Кочуйкова; ему предъявлено обвинение в убийстве. Сначала его арестовали и отправили в СИЗО, затем смягчили меру пресечения, поместив под домашний арест. От исхода процесса над полицейскими во многом зависит и судьба Буданцева. Не исключено, что факты, установленные судом по делу о халатности, в дальнейшем могут оказать влияние на квалификацию действий бывшего офицера. На фоне бездействия полицейских применение оружия на поражение адвокатом в отношении представителей криминальных кругов суд может счесть необходимой обороной.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru