Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 20 08 2017
Home / ШОУБИЗ / «Бездари всюду как-то пролезают»

«Бездари всюду как-то пролезают»

Известный продюсер Виктор Дробыш — о шоу-бизнесе, карьере на эстраде и еще о многом другом, о чем он знает отнюдь не понаслышке

«Наверное, и я на Украину невъездной»

— Не за горами май, а в Киеве «Евровидение». Что думаете о конкурсе и отстранении нашей участницы?

— И не нужно ехать! На самом деле, все просто: относиться нужно ровно так, как они относятся к нам. «Приезжайте!» — приезжаем. Не хотят видеть — что ж, насильно мил не будешь. Возьмите пример Италии. Четырежды они отказывались от «Евровидения»: когда им что-то не нравилось, посылали этот конкурс подальше и прекрасно жили без него. Потом их уговаривали годами — и они, наконец, любезно соглашались. Так же и нам нужно поступить. Был фестиваль «Новая волна» в Юрмале. Не захотели нас там видеть — уехала «Новая волна» в Сочи. Уверен, что как раз сама Латвия от этого больше всего пострадала, отказ от фестиваля принес стране огромный убыток — ведь было серьезное культурное зрелище, ехали туристы. Но теперь фестиваль проходит в Сочи — этот город зарабатывает.

— Но разве артисты не должны быть вне политики?

— Согласен. Но не пускать нашего российского исполнителя на «Евровидение» — это же не сами артисты придумали. Это решение украинских политиков, которые хотят использовать музыкальный конкурс в собственных интересах. Мне это тем более обидно, потому что я, можно сказать, вырос в тех краях. Колесил по бабушкам-дедушкам и другой родне, проживавшей в Белоруссии и Украине, запросто пешком или на мотоцикле пересекал границы между республиками — и никто не чинил мне препятствий. Мне трудно назвать эти места заграницей и закрытым для себя пространством. Но политики решили за меня.

— А вы в Украину, извините, невъездной?

— Не знаю, за последние годы даже не пытался въехать. Думаю, что нет, если учесть, что я, как и Юлия Самойлова, ездил в Крым в 2014 году. Более того, я был ответственным лицом за проведение там фестиваля по случаю Дня России.

— Когда устраивали этот фестиваль, не думали о последствиях?

— Я думал о людях. Знаете, я не могу смотреть новости, считаю, неправы все, кто позволяет детям — в любой точке мира — погибать и плакать. В Крыму, к счастью, никто не погиб. А ведь могло быть, как в Донецке, Луганске. Не случилось, и это счастье. Помню, в дни фестиваля я ходил по набережной и видел счастливые лица. Людей — тысяч сто! Совсем немного было полиции. И при этом никаких драк и прочих криминальных происшествий, ни одного пьяного или просто агрессивного. Наоборот — люди подходили друг к другу, жали руки, обнимались. И дискотека до четырех утра на всю набережную, концерт. Я видел это не по телевизору — лично сам там был.

«Со мной «договориться» невозможно»

— Но хватит о политике. Вы — член жюри в телешоу «Ты супер!». Талантливые дети из детдомов демонстрируют вокальные данные, часто блестящие. Но есть ли у ребят из глубинки шанс попасть в обойму российского шоубиза, где, как говорят, все схвачено и проплачено?

— Давайте начнем с того, что этот проект — уже колоссальный шанс. Естественно, для ребят постарше. Младшим, конечно, рановато. Допустим, победительницей станет девочка 9–12 лет — в шоу-бизнесе ей точно пока делать нечего. Во-первых, не о чем петь. Не люблю, когда дети поют про любовь: выходят с накрашенными глазами и заводят что-нибудь из Любы Успенской. А вот кое-кому из участников постарше, с голосом, который меня впечатлил, я сразу после завершения шоу планирую сделать предложение поработать. Достигнут ли талантливые участники высот нынешних представителей шоу-бизнеса — другой вопрос. Это непросто. Но надо использовать все шансы, которые дает судьба.

— Но вы же не будете отрицать, что многие в современный шоу-бизнес попали благодаря большим деньгам и связям?

— К сожалению. Люди, которые не имеют никакого права появляться на телевидении, крутить свои песни на радио (да потому что таланта там ни на грош!) — каким-то образом всюду пролезают. И вся эта, извините, шваль, не дает возможности людям талантливым, молодым, пробиваться. Скажем, ко мне часто приходят, люди, назовем их — «с возможностями», предлагают «раскрутить» начинающего артиста или артистку. Говорят о деньгах — бабок, мол, хватит, не волнуйтесь. О красоте артистки — красивая телка, такими и надо заниматься. О своих возможностях — есть яхта в Монако, можно снять крутой клип, и все офигеют. Вот только о музыке чаще всего поговорить забывают… Артистка хоть в ноты попадает? Есть ли музыкальное образование? Какие у нее веские причины для того, чтобы быть на сцене перед зрителями? А если всего этого нет, то проект не будет жить. Или просуществует до тех пор, пока вкладываются деньги. Понимая это, я отказываюсь работать с такими персонажами. Те, кто чуть лучше меня знает, в курсе, что «договориться» со мной невозможно.

«Во всем виноваты продюсеры»

— Вы вывели на сцену многих молодых исполнителей. И началось все с «Фабрики звезд»…

— Раньше было как: заканчивается «Фабрика» в телеэфире — но Дробыш по настоянию руководства Первого канала продолжает заниматься участниками. Мы делали концертные туры по стране — а дальше зрители сами решали, нужен им конкретный исполнитель или нет. Есть «фабриканты», которые и сейчас собирают залы, о других мало кто помнит. Это называется — естественный отбор.

— А вот про Стаса Пьеху болтали, будто его знаменитая бабушка заплатила вам за продвижение. Сколько, если не секрет?

— Ничего не платила — глупости! Я и бабушку-то впервые увидел, уже когда вовсю работал со Стасом. Он к тому времени спел дуэтом с Валерией «Ты грустишь», понравился зрителям сам по себе, без скидок на знаменитых родственников… Больше скажу — на телевидении у нас возникали проблемы. Скажем, Стаса приглашали в телеэфиры, но редакторы ставили условие: пусть споет — но только с бабушкой. И Стасу, и мне пришлось приложить серьезные усилия, потратить не один год, доказывая, что он — интересная творческая личность сам по себе, а не благодаря фамилии.

— Кстати, о телевидении. Минувшей зимой зрители протестовали против новогодних телешоу, где сплошь одни и те же лица. Но телебоссы народные протесты проигнорировали. И в большинстве своем продолжают клепать малоинтересные однотипные шоу. Кто виноват — у вас есть ответ?

— Это легкий путь людей, которые принимают решения. Недальновидные продюсеры виноваты. Очень не любят придумывать оригинальные номера и передачи с участием молодых и малоизвестных исполнителей — потому новых ярких имен практически нет. И почти нет новых форматов, в особенности музыкальных. Ведь чтобы сделать круто, оригинально, сильно, и не используя при этом кучу персон со звездными именами — нужно очень серьезно сесть и подумать: как, что, почему это будет интересно зрителям. А уж потом — делать. На свой страх и риск. Но рисковать не любят. Идем простым путем. В тех же новогодних шоу — разлили шампанское по фужерам, поем, улыбаемся и машем. И так каждый год. Даже обладатели звездных имен, персоны номер один в этих шоу навевают тоску, потому как ничего выдающегося в этих проектах не делают. А ведь если артист идет на телеэфир, он должен готовиться, появление большого артиста должно быть большим.

— А наши мэтры живут за счет прошлых заслуг, так?

— Больше скажу — некоторые даже не переодеваются, выходят к зрителям в том, в чем дома ходят.

— 10 лет назад стать звездой было проще, чем теперь?

— Во все времена существуют свои сложности. С одной стороны, в 80-е — 90-е круто было — всего 10 ансамблей по стране гастролировали. Всем хватало работы, конкуренции ноль. Я и сам тогда начинал — в группе «Земляне». Мы были, Кузьмин, Барыкин, «Машина времени», еще несколько коллективов… Но тогда было всего две музыкальные программы на телевидении, а значит, пробиться на большую аудиторию практически нереально. То есть у каждого времени свои трудности, надо только учиться их преодолевать.

Марта Черемнова

«Новый вторник»

Рейтинг@Mail.ru