Home / Экономика / Безрыночная экономика

Безрыночная экономика

Высказав решение о ликвидации сельхозрынков, власть резко изменила правила игры

56456«Хорошо, что я живу не в Москве!» — такая мысль впервые пришла мне в голову, когда в Москве началась ликвидация вещевых рынков.

Однако и мои Люберцы, к моему несчастью, потянулись следом за столичной цивилизацией – вещевой рынок возле станции закрыт окончательно, его обещали переделать в рынок колхозный.

Но и колхоза возле станции, видимо, не получится – Москва заявила о ликвидации сельхозрынков. Люберцы и тут не отстанут – в этом уж будьте уверены.

Известие о том, что из 27 некапитальных сельхозрынков Москвы к началу 2015 года останется лишь один, да и тот не по моему направлению, «добил» меня окончательно. Теперь вместо рынков появятся многоярусные парковки, пункты питания, развлекательно-культурные центры и транспортно-пересадочные узлы.

Насчет парковок – это самая прекрасная идея. Вот, например, построят парковку вместо рынка «Садовод» — приезжаешь туда, ставишь машину на парковку, садишься на асфальт и смотришь на небо, мечтаешь.

Или идешь питаться. Или развлекаться. Пунктов питания и развлечений в Москве, разумеется, дефицит.

Моя знакомая продавщица с рынка в Люберцах, продававшая мне 15 лет кости для собак (кстати, русская), и уже второй месяц сидящая дома без работы, назвала происходящее геноцидом власти против собственного народа.

Русскими были 80% продавцов люберецкого рынка. Удивительно другое. На днях одно интернет-СМИ провело у себя на сайте опрос – как вы относитесь к переделу рынков в парковки? Так вот почти половина (!) проголосовали «за» по причине того, что «рынки являются пристанищем нелегальных мигрантов».

Господи, выколи мне глаз, а соседу два – по такому принципу живет большинство россиян. Пусть мы останемся без рынков, зато приезжие вообще с голоду подохнут.

Бирюлево – это не обострение национального вопроса. Это война русских против русских. Жители Бирюлева с пеной у рта кричали в Общественной палате, что их соседи-подонки сдают квартиры. «А я – не сдаю! Почему участковый не выселяет квартирантов?» — орал какой-то мужчина.

Действительно, почему? Мне – нечего сдавать, а соседям – есть чего. Сороковник за московскую двушку – деньги не плохие. В более «правильные» времена за подобные деньги заржавшихся кулаков бедные крестьяне насаживали на вилы. А теперь просто травят участковым.

«Предчувствие гражданской войны» — пел когда-то Шевчук. Вот и я чувствую, что Бирюлево – это не конец. Всё еще только начинается. Под фанфары и аплодисменты официальной пропаганды россияне пойдут грабить и убивать друг друга – для власти главное, чтобы шли к соседу, а не в Кремль.

Интересно, что в ситуации с закрытием рынков наказаны были простые продавщицы, которые никогда не ходили на Болотную, а вместо этого тихо-спокойно продавали колготки и говяжьи обрезки. И даже, скорее всего, голосовали за Путина. Им и дала власть звонкую пощечину. Как говорил классик, тот, кто не выступает против власти, воспринимается властью, как ничтожество. И будет первым уничтожен.

Высказав решение о ликвидации сельхозрынков, власть резко изменила правила игры. Летом министерство промышленности и торговли России заявляло о необходимости принятия закона, предусматривающего введение санкций по отношению к розничным вещевым (!) рынкам. О ликвидации рынков продуктовых речи даже и не шло.

Так что дальше? Несмотря на низкие зарплаты, продукты и одежда в России уже и так гораздо дороже, чем в Европе и тем более где-нибудь в Турции, не говоря уже о качестве.

Первый удар по рынкам был нанесен законом о повышении страховых взносов с индивидуальных предпринимателей – после этого полмиллиона ИП  прекратили своё существование, причем большая часть этих ИП занималась розничной торговлей. После этого правительство, как ни в чем не бывало, заявляет о необходимости развития мелкого предпринимательства.

Где развивать будем? На парковках?

Перевод открытых рынков в крытые – это отдельный разговор.

 «Для предпринимателя аренда подорожает как минимум в 5- 6 раз. Судите сами – в Москве и ближнем Подмосковье средняя цена аренды квадратного метра на «легких» рынках составляет сегодня 5 тыс. руб. В крытых рынках аренда начинается уже с 30 тыс. за квадратный метр в месяц», — говорит декан факультета экономики недвижимости РАНХиГС Елена Иванкина.

С ней согласен и заместитель директора Института региональных исследований и проблем пространственного развития Финансового университета при Правительстве РФ Андрей Нещадин: «Любая красивая стена, которую построят, будет оплачена из кармана покупателей».

При этом, по статистике, даже в «богатой» столице розничные рынки обеспечивают до 20% всего торгового оборота. В ряде регионах – значительно больше.

«В небольших городах вы мясо в магазинах не найдете. И малины не найдете. Основная торговля на рынках в России, в связи с сезонностью, осуществляется с мая по октябрь, и чаще всего в выходные – в остальные дни площадка пустует. Возводить капитальные торговые центры ради шести месяцев, или ради выходных, чтобы зимой и в будни они попросту простаивали, в регионах не будут – их просто не потянет региональный бюджет», — говорит Андрей Нещадин.

Так почему же законодателям так не терпится избавиться от «легких» рынков? Здесь есть и интерес крупных торговых сетей – кому же охота понижать цены в честной конкурентной борьбе, когда можно просто уничтожить мелких конкурентов?

 «Не надо забывать и о том, что в России живет немало бедных людей, — говорит Елена Иванкина. – Во всем мире доходы населения никогда не считают по средней зарплате, считают по медианной. И это при том, что нигде в мире нет такого расхождения в доходах между богатыми и бедными. В России коэффициент расхождения 19 – то есть разница в доходах колоссальная!»

Елена Иванкина напоминает, что многие пенсионеры в России живут, как бомжи: «У нас в стране наиболее актуальна поговорка: деньги к деньгам, а беда к беде. Где в семье есть инвалид, там их два. Немало семей не имеют никаких шансов вылезти из нищеты. Было бы кощунственно заставлять этих людей платить за внешний вид городов, за красивые рынки, за строительство и их покраску».

Многие противники «легких» рынков приводят в пример торговые центры в крупных городах Европы – там и ассортимент огромный, и цена низкая, и антисанитарии не наблюдается. Однако у нас в большинстве городов после введения нового закона жители попросту останутся и без мяса, и без сапог.

 «А разве красивые стены гарантируют соблюдение санитарных норм? – спрашивает Андрей Нещадин. – Особенно при нашей коррупции, когда на рынках «всё схвачено», а главный санитарный врач рынка назначается главой муниципалитета. Теоретически у нас есть и ветеринарная служба, и санитарные службы. То есть рычаги, чтобы привести те же открытые рынки в божеский вид, имеются. Почему их не применяют – другой вопрос. На «черкизоне», к примеру, внезапно обнаружились и общежития, и публичные дома. Интересный вопрос, а где столько лет были правоохранительные органы?»

Не понятно также, что помешает открыть общежития и публичные дома на закрытых рынках? Как раз хорошо – тепло и не дует.

 «Проблема незащищенности наших потребителей происходит не от отсутствия стены на рынке, — говорит Елена Иванкина. – В США нет просроченных продуктов, потому что штрафные санкции высоки. У нас, наоборот, санкции ничтожны по сравнению с выгодой от продажи просрочки. Разного рода телевизионные «контрольные закупки» ходят не по рынкам, а по крупным сетям, и находят там кучу просрочки, переклеенных этикеток. И что, кого-то в итоге оштрафовали, посадили? Даже название сетей в эфире называть боятся».

Александра АЛЕКСАНДРОВА


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru