Home / В Мире / Поворот на весну?

Поворот на весну?

В Грузии большие перемены: в первом же туре голосования избран новый президент

345777777

В Грузии большие перемены: в первом же туре голосования с огромным преимуществом избран новый президент. Старый, Михаил Саакашвили, не дожидаясь формального окончания срока, на собственном самолете улетел в Бельгию. И правильно сделал. Потому что на родине на него вот-вот заведут уголовное дело за разные грехи, а в Европе, авось, и не поймают.

Но это грузинские проблемы. Без нас разберутся.

А нас, естественно, волнует иное – как смена высшей власти в соседней стране коснется России? Изменится что-то или нет?

Авторитетный политолог, ученый человек, полагает, что отношения с Грузией после экстренного улета Саакашвили изменятся к лучшему. Я не сомневаюсь в прозорливости эксперта. Конечно, к лучшему! Потому, что к худшему уже некуда. После зимы всегда наступает поворот на весну.

Но – насколько к лучшему?

Тут, к сожалению, разумней проявить сдержанный оптимизм. Чем сдержанней, тем реальней.

Главный овраг, через который не перепрыгнуть – Абхазия и Южная Осетия. Россия признала их независимость. Грузия не признала. И вот тут долго ничего не изменится.

Кто прав? Чтобы даже приблизительно ответить на этот вопрос, надо уйти назад в историю хотя бы на пару десятилетий.

Когда распался Советский Союз, но линия разрыва была свежа и еще могла зарасти, я написал, что получившая независимость Грузия столкнется все с той же державной проблемой – ведь она сама превратилась в маленькую империю. В ее составе оказались три пусть автономные, но все равно республики. Для абхазов, аджарцев и осетин грузинский народ получился старшим братом. А старшего брата, как показал печальный исторический опыт, младшие родственники любят не часто. И если Грузия отделилась от распавшейся империи, то кто мог запретить республикам в ее составе тоже потребовать независимости?

Они и потребовали. Проблему Аджарии удалось решить силовым путем. С Абхазией не получилось – там грузинские войска потерпели тяжелейшее поражение. И болезнь перешла в затяжную хроническую форму – ни мира, ни войны.

Бандитский набег на Цхинвал не был вызван никакой необходимостью, ни политической, ни экономической. Это был личный имиджевый проект Саакашвили. Решил показать, какой он крутой мужик, а кончилось тем, что сжевал свой галстук. Увы, в политике сугубо личные проекты чаще всего получают не слабый общественный резонанс. Мишико ушел, но оставил соотечественникам горькое ощущение поражения, позора и национальной униженности. С этим Грузии и предстоит жить дальше.

Ни один тбилисский политик, думающий о собственном будущем, не рискнет признать независимость вчерашних автономий. Точно так же ни один политик из Цхинвала или Сухума, желающий остаться на плаву, не призовет сограждан назад, в состав Грузии. Конечно, время лечит – но медленно. И вряд ли нынешние обиды улягутся быстрее, чем за несколько десятилетий.

Тем не менее, жизнь нельзя отложить на несколько десятилетий.

Что же надо делать, чтобы долгие годы неопределенности стали, как минимум, приемлемыми?

Прежде всего, нужно вспомнить, что во всех вменяемых странах политика является служанкой экономики, а не наоборот. Карьерные интересы государственных лидеров далеко не всегда совпадают с желаниями и потребностями обычных людей, которые все вместе и составляют народ. Легко понять, что жители той же Абхазии при любом режиме будут ориентироваться на Россию по той простой причине, что местное вино и тонкокожие мандарины легко продать в Ростове и Воронеже, а в Кутаиси или Поти они не нужны никому – своих поверх головы. И санатории Пицунды будут либо заполняться россиянами, либо стоять пустыми. И, с другой стороны, «мукузани» или «цинандали» ни во Франции, ни в Италии покупать не станут. И прекрасных грузинских режиссеров скорей оценят в театрах Москвы и Питера, чем в Париже. И тбилисской молодежи учиться в российских вузах привычней, чем в Сорбонне или Оксфорде. Наши экономические и культурные связи с закавказскими соседями складывались веками, и рвать их невыгодно и просто глупо.

Есть еще один очень острый вопрос: куда поплывет Грузия при новой власти? На Север или на Запад? В таможенный союз или в Европейское сообщество?

Тут не надо строить никаких иллюзий – при любой избранной власти Грузия поплывет на Запад. Не потому, что грузины оголтелые русофобы, никакие они не русофобы. Просто им хочется жить в демократической стране, а не при «суверенной демократии». Просто БМВ и СААБ  им нравятся больше, чем Лада-Калина. Просто автобаны им приятней, чем ухабистые проселки. Просто их больше устраивает правительство, которое при желании можно сменить без всякой революции, на обычных выборах. Просто они уважают судью, которому не диктуют приговор по телефону.

Стоит ли их за это осуждать? Ведь мы и сами, несмотря на всю официальную риторику, хотим жить как в Швеции, а не как в Иране. И наши депутаты посылают детей учиться не в Пхеньян, а в Лондон. И наши министры хранят честно или не честно добытые деньги в Швейцарии, а не на Кубе. И анекдоты мы рассказываем не про Меркель, а про Лукашенко. Мы хотим быть европейской страной, именно европейской. Так стоит ли укорять соседей за то, что они хотят того же?

Если неприязнь к России в странах бывшего Союза стойко держится и даже растет, винить в этом надо, прежде всего, наше государственное телевидение. Его же принимают по всему ближнему зарубежью! И имперская болтовня Кургиняна, Проханова, Пушкова и прочих придворных политологов отталкивает от России вчерашних братьев. И когда входит в строй новая подводная лодка, вряд ли стоит утверждать, что теперь вся Скандинавия будет нас бояться – хотя бы потому, что страх изнанка ненависти.

Нынче Россия не сверхдержава – и слава Богу. Наконец-то, вместо того, чтобы рвать жилы, указывая путь всему человечеству, мы можем заняться собственной страной, собственным народом, который, право же, заслужил лучшую жизнь.

У каждого государства, как и у каждого человека, есть право выбора. Мировая практика показывает, что этот выбор чаще всего указывает туда, где выше уровень жизни, добрее и ответственней медицина, честнее власть и скромнее чиновники. Поэтому для нас не так важно, куда в обозримом будущем пойдет Грузия.

Для нас важно, куда пойдет Россия.

Леонид ЖУХОВИЦКИЙ

На фото: Георгий Маргвелашвили

Фото:  ИТАР-ТАСС

Рейтинг@Mail.ru