Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 21 01 2017
Home / СЛАЙДЕР / Нужна ль нам власть над царствами земными?

Нужна ль нам власть над царствами земными?

Почему Леонид Брежнев отказался от мирового господства.

95622

В прошлом году Россия под руководством Владимира Путина добилась таких значительных побед на международной арене, что многие заговорили о грядущем мировом лидерстве и возвращении в ранг супердержавы. А ведь однажды в своей истории наша страна уже была близка к победе над американским «империализмом». Но по собственной воле отказалась от мирового господства. Тогда во главе государства был Леонид Брежнев.

… Дача в подмосковном лесу. 22 апреля 1968 года.

 — Дорогой Леонид Ильич! Поздравляю  тебя с днем  рождения  Владимира Ильича. Желаю здоровья и …

 — Дмитрий Федорович! – Генсек  Брежнев прервал  своего друга секретаря ЦК Дмитрия Устинова. —  Не у меня же день рождения. Что ты тут славословишь, Я же еще не в маразме. Ты говори по делу. И …это – закусывай. Ну, будем!

 — Тут такое дело, Леня, — Устинов пригубил слегка коньяк и поставил рюмку на стол. – Серьезное дело. Военные обратились.

— Кто конкретно? — Брежнев выпрямился в кресле, его взгляд стал жестким.

 — Штеменко, Огарков, Жуков.

 — Чего хотят?

 — В политику лезут. Но, на мой взгляд, правильно лезут. Хотят де Голля поддержать. Американцы его скинуть хотят. Црушники и Моссад  студентов поднимут, потом массовые демонстрации развернут. Буквально через неделю все начнется.

— А чем им де Голль не угодил?

— Ну то что из НАТО вышел, с нами дружит, об евразийской империи от Атлантики до Урала мечтает.

 — А мы чем ему можем помочь? И чего военные предлагают?

 — Политбюро может дать команду французским коммунистам поддержать генерала и остановить молодежь от бунта. А военные предлагают еще послать две эскадры – одну  к южным берегам Франции, другую – в Брест. Де Голль якобы обещал разрешить заход наших кораблей во французские порты.

 — А кто им разрешить через голову ЦК и Политбюро с  ним разговаривать?

Партбилетами они что ли не дорожат?

 — Да он сам на них вышел, сам предложил.

 — Тоже плохо, Почему не ко мне обратился? Не нравится мне, Дима, все  это, не нравится.

 — Лень, ты по существу сказать можешь?

 — По существу сказать могу. Слушай! Я про это уже все знаю. Доложили мне, и что военные к тебе обратились, и что ты ко мне собрался.

 — Кто доложил?

 — Да ты наивным не притворяйся, Дима. Кому положено, те и доложили.

И на малом Политбюро мы этот вопрос слегка провентилировали. А ты же у нас еще пока только кандидат, а не член Политбюро.

 — И что решили?

 — А пусть де Голль сам свои проблемы решает. Более того, мы дадим команду французским коммунистам выступить против него, пусть скинут генерала и выдвинут в президенты  левого кандидата. Так вот, руками американцев мы проведем на высший пост во Франции политика социалистической ориентации. Скорее всего это будет Франсуа Миттеран.

 — А ты, Лень, не подумал, что  за французскими студентами потянется молодежь в Восточной Европе. В Чехословакии, например. Американские агенты там также активничают.

 — Это  наша поляна, и мы на ней хозяева. Генштабу дано задание подготовить оперативные планы  подавления контрреволюции военной силой. Мы им устроим такой блицкриг, что на долгие годы забудут, как в нашу берлогу лазать.

— И ты сам, Леонид Ильич так думаешь или?..

 — Или, Дима. Или… Я не могу идти против мнения большинства, тем более Франция – в сфере интересов Америки. Что бы там этот де Голль ни думал и о чем ни мечтал.

 — Лень, а ведь жалеть потом будем. Поддержим  генерала,  и весь мир в наших руках будет.

 — А на кой черт нам этот мир? Что мы с ним делать будем? Мы у себя-то еле справляемся… Короче – Политбюро не нужно мировое господство. Силенок маловато и умом слабы. Еще товарищ Сталин говорил, что без теории нам смерть. И не марксизм-ленинизм он имел виду, понимаешь, Дима?.. Ты что, нам такую теорию принес, или военные твои, евразийцы хреновы?

— Ты же знаешь, Леня, я не теоретик, я оборонкой занимаюсь.

— Вот я тебя и ставлю на место. Оставь нам, вождям партии, решать стратегические вопросы. Езжай, Дима,  в Куйбышев, на свой любимый  завод «Прогресс», пусть качество сборки  «Востоков» улучшат…

Как  говорил чемпион мира по шахматам Вильгельм Стейниц, «имеющий преимущество обязан атаковать под угрозой потери этого преимущества». Советский Союз в 1968 году, да и несколько позже имел все шансы если не победить Запад, то во всяком случае отколоть от него изрядные куски геополитического пространства. Но утратившие чувство победителя монстры советского  Политбюро  испугались такого хода событий. Таким образом поражение и распад СССР были предопределены уже тогда.

Но вернемся к жизненному пути Леонида Брежнева, конструктора Золотого Века СССР.

…Он  пришел к власти путем интриги, фактически государственного переворота. Однако, свергнутого правителя не уничтожил, а отправил на дачу. Врагам не мстил, а отдалял их. Любил женщин и автомобили, хоккей и застолье. Армия его империи держала в страхе весь мир, но сам он искренне хотел мира. В годы его правления страна была на вершине военного и политического могущества. Народ жил спокойно и размеренно. Все были уверенны в завтрашнем дне и не хотели перемен. Когда он умер, над ним смеялись, а его правление называли эпохой застоя. Прошло не так уж много лет и  большинство граждан развалившейся империи вспоминает те годы, как потерянный  рай и, как уверяют социологи, хотели бы вернуть то время… Золотой век Советской империи, благословенное время правления Генерального Секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева.

ПАРЕНЬ ИЗ НАШЕГО ГОРОДА

Биография Леонида Брежнева — это настоящая советская мечта. Причем реализованная.

Родился он в украинском рабочем поселке Каменское  в семье рабочего — металлурга. Поселок быстро рос и в 1936 году его переименовали в Днепродзержинск. Железный Феликс там ни разу не бывал — просто наверху так решили. Металлургом был и дед Брежнева, который приехал на Украину на заработки  из деревни Брежнево Курской области. Во время голода в 1921 году вся семья вернулась в деревню, потому что металлургический завод в Каменском не работал. А когда заработал, то вернулись и Илью Яковлевича Брежнева поставили аж фабрикатором, то есть коммерческим директором. В 60 лет он вышел на пенсию и через месяц умер. Его жена, Наталья Денисовна, простая русская женщина дожила до возвышения своего сына Леонида  и умерла в 1975-м.

Образование Леонид Ильич получил очень хорошее. В 1915 году отец отдал его в гимназию. Учился Леонид старательно. Ему хорошо давалась математика, а вот иностранные языки — немецкий и французский — не очень. И в дальнейшем Брежнев любил технические науки, а гуманитарные игнорировал. Закончил среднее образование Леонид  уже в советской школе в 1921 году. Он сразу же пошел на завод учеником металлурга. В стране был разгул нэпа, промышленность восстанавливалась довольно медленно, а вот сило процветало. И Леонид поступает в Курский землеустроительный техникум и в 1927 году заканчивает его. Во время учебы влюбился в свою ровесницу из медицинского техникума и по окончании учебы женился на ней.

Леонид получил распределение на Урал и его молодая жена Виктория, само собой, поехала с ним.

Брежнев был образованным и толковым работником и по службе продвигался.  В 1930 году его приняли в партию. И почти сразу же пригласили на работу в областной центр Сведловск в земельное управление. Вскоре Леонид задумал поступить в Московский институт сельскохозяйственного машиностроения. Поступил на вечернее отделение и вернулся в родной Каменское  — Днепродзержинск — там был филиал института. Пошел работать опять же на родной завод в теплосиловой цех кочегаром. Институт закончил с отличием. Причем на третьем курсе его избрали парторгом факультета. С того времени он в цехе больше не работал.

Жили они дружно, вместе с кучей родственников — в двух комнатной квартире вдесятером. В тесноте, да не в обиде. Впрочем, так жила вся страна.С верой в лучшее.

Вскоре Брежнева назначили парторгом института, а затем директором вечернего рабфака. В 1935 году он защитил  с отличием диплом «проект электростатической очистки доменного газа в условиях завода имени Ф.Э Дзержинского». Теперь Леонид Ильич стал инженером по тепловым системам, и работал начальником смены силового цеха.

И тут его, отца двоих детей, призвали в Красную Армию рядовым. И молодой перспективный инженер серьезного завода без лишних разговоров пошел в армию. Тогда это считалось почетным долгом.

Загнали Брежнева просто-таки «за можай» — в Читу, в Забайкальский округ. Округ укрепляли танковыми частями, чтобы было чем противостоять наглым самураям и Леонид освоил управление боевой машиной. Видимо с той поры полюбил он быструю езду. Его назначили политруком танковой роты. Он служил около года, затем демобилизовался и вернулся на родину. Его сразу назначили директором металлургического техникума. Работа пришлась ему по душе, но вскоре его снова «перебросили» — на этот раз заместителем председателя Днепродзержинского горсовета, поручили заниматься строительством и городским хозяйством.

ПУТЬ НАВЕРХ

В 1938 году руководителем Украины — первым партийным секретарем — стал Хрущев. В своих мемуарах он рисует себя гуманистом и либералом. Но на самом деле Хрущев был типичным «сильным» руководителем — крепким и деятельным хозяйственником, жестоким и беспощадным. Известно, что расстрельные списки Хрущев составлял с усердием, не отставая от Молотова и кагановича. Однако, к этому времени чистка пошла на убыль и в эту пору  взошла партийная звезда Брежнева. Потребовались толковые работники, не запятнавшие себя политическими уклонами. И старые друзья Брежнева, Задонченко и Грушевой, возглавлявшие партийную власть в Днепропетровске, вспомнили Леонида. В мае 1939-го его поставили завотделом торговли Днепропетровского обкома. Хозяйственная работа была ему по душе, проявил себя он образцово и стал секретарем обкома по пропаганде, но на этом направлении не очень усердствовал.  Возможно поэтому его и перевели вскоре секретарем  по оборонной промышленности. На работе он  дневал и ночевал, даже в выходные зачастую проводил в обкоме. Не был Брежнев каким-то сверхтрудоголиком — так жили и работали все , кто занимал сколь-нибудь ответственный пост — бездельников в те времена во власть не продвигали. Так жила и работала вся страна. Став большим номенклатурщиком, Брежнев вел тот же самый образ жизни, что в бытность свою простым кочегаром — работал с утра до ночи. Не отказывая себе в простых человеческих удовольствиях.

Вспоминает его жена, Виктория Петровна: « У нас на первое в основном борщи были: борщ украинский, горячий и холодный… В те годы делала борщ из свеклы, картофеля, капусты, помидоров, чеснока, сала. И еще хороший кусок мяса. Иногда немного фасоли или грибов добавляла. На второе готовила жаркое, котлеты.На жаркое брала свинину… На рынок сама ходила… На базар я любила ходить. Борщ варила на  два-три дня,          суточный — он вкуснее, потому как настаивается… Вареники Леня любил с картошкой и с квашеной капустой, с жареным луком, а пироги любил с горохом. В воскресенье, когда вся семья в сборе, пироги пекла с мясом, но больше с горохом. Любил жареную рыбу…

Когда была свободная минута, Брежнев читал детям книжки, из стихов — Есенина, которого очень любил.

Парадоксальная картина в общем-то получается — будущий лидер партии и государства идеологическую работу не жаловал, тянулся к промышленности, был реально  крепким хозяйственником. Впрочем, парадокс это кажущийся. Все партийные идеологи были отстреляны к концу 30-х годов и генерировать идеологическую линию имел право лишь товарищ Сталин. И пока Сталин был жив, с идеологией проблем не было. В том плане, что глупостей не  затевали. Вождь проводил прагматичную, нацеленную на конкретные результаты линию. Ему бы и в голову не пришло обещать построение коммунизма через 20 лет, как

его преемнику Хрущеву. Об идеологии мы еще поговорим, а пока вернемся в предвоенные годы, к перспективному партработнику Леониду Брежневу.

Именно тогда сложились у Леонида Ильича близкие товарищеские отношения с выпускниками Днепропетровского металлургического института, которых он впоследствии призвал на высокие посты в Москву. Это И.Т. Новиков ( позднее Зампредседателя Совмина СССР), Г.С.Павлов(ставший Управделами ЦК КПСС), Н.А.ТихоновПредседатель Совмина в октябре 1980-го), Г.К.Цинев(зампред КГБ), Г.Э.Цуканов(первый помощник Генсека), Н.А.Щелоков (министр внутренних дел)… Что бы ни говорили о них впоследствии, это были прекрасные  руководители, преданные своей стране. Но в первую очередь – своему земляку Леониду.

Жизнь действительно становилась лучше и веселее( уж по крайней мере по сравнению с предыдущими годами), но все сломала война.

Первые дни войны Брежнев занимался эвакуацией оборонных мощностей на восток, а затем  его направили в политуправление 4-го Украинского фронта. Поскольку военного образования он не имел, присвоили только полковничье звание. Воевал полковник Брежнев нормально. По его собственной вине  на эту тему ходит много анекдотов и небылиц самого разного толка. А истина посередине. Лучше всего ее отразила фронтовая характеристика одного из вышестоящих начальников — мол, политрук Брежнев не любит черновой работы и склонен к хозяйственной деятельности. А какая черновая работа у политрука — в душу бойцам лезть, накачки давать — и наверх докладывать. Как, например, делал злой гений наших военачальников Лев Мехлис. Вот уж с кем у Брежнева не было ничего общего.

В общем немного странно получается — служил Брежнев политработником, но политработу не любил. Как , впрочем, и до войны и после.

На войне Брежнев вел себя нормально, хоть бойцов в атаку не поднимал, но под обстрелом был и пулям не кланялся. По причине «слабых военных знаний»  закончил войну всего лишь генерал-майором с тремя орденами. Участвовал в Параде победы  по простой причине — занимался его подготовкой.

Вытащил наверх его Хрущев. Он сделал его секретарем молдавского ЦК.

На XIX съезде партии осенью 1952 г. Брежнев как руководитель молдавских коммунистов был избран в состав ЦК КПСС. На короткое время он вошел даже в состав Президиума (кандидатом) и Секретариата ЦК, которые были значительно расширены по предложению Сталина. Во время съезда Сталин впервые увидел Брежнева. Старый  диктатор обратил внимание на крупного и хорошо одетого 46-летнего Брежнева. Сталину сказали, что это партийный руководитель Молдавской ССР. «Какой красивый молдаванин»,- произнес Сталин. 7 ноября 1952 г. Брежнев впервые поднялся на трибуну Мавзолея. Вплоть до марта 1953 г. Брежнев, как и другие члены Президиума, находился в Москве и ждал когда их соберут на заседание и распределят обязанности. В Молдавии он был уже освобожден от работы. Но Сталин так ни разу и не собрал их.

ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА. СМЕРТЬ ТИТАНА.

Война сильно изменила Сталина. Он в полной мере оценил экономическую мощь Америки и в целом капиталистической системы и полностью разочаровался в той политической структуре, которую возглавлял, то есть компартии. Его главной задачей стало создание  корпоративного государства, которым управляет мудрый вождь, опирающийся на равноудаленные кланы военных, чекистов, госчиновников. Компартию он намеревался от власти удалить, оставив чисто идеологическую работу. Поскольку  крах коммунистической идеологии довоенного образца он сам осознал отчетливо, то, видимо, ему предстоял еще и нелегкий труд по созданию новых идеологем и канонов. Об этом можно судить по его работе «Экономические проблемы социализма в СССР». Заметьте – не задачи, а проблемы! И не в мире,  а в СССР!

Создать новую идеологическую базу  в послевоенный период мог только он. Сталин принадлежал к  когорте титанов революции, которые не признавали ничьих авторитетов и сами могли создавать новые теории или перелопачивать старые. Такими  были  Ленин, Плеханов, Троцкий, Бухарин и еще ряд вождей. После войны остался только Сталин. Даже его выдвиженец Суслов не был способен  создавать новые  смыслы и проектировать новые курсы.

Мог ли замысел Сталина увенчаться успехом?  Безусловно – если бы он изменился сам. Изменил бы свои жестокие и бесчеловечные методы кадровой работы. Но он измениться не мог. Сталин физически уничтожил тех, кто мог стать проводниками его идей и реальными соратниками и единомышленниками – это в первую очередь  разработчик плана эвакуации промышленности во время войны Председатель Госплана Николай Вознесенский и его товарищи. «Ленинградское дело» было самой большой ошибкой вождя. Он остался в одиночестве. И когда он объявил о своих планах омоложения руководства государством на  партийном Пленуме, для всех, кому этот мессидж адресовался, повеяло могильным ветром. Из окружения Сталина были устранены его преданные «псы» Поскребышев и Власик  и вопрос его устранения перешел в плоскость чисто техническую.  Мы никогда не узнаем всей правды о его смерти, но не приходится сомневаться, что не в марте 53-го, так несколько позже  то, что должно было случиться, случилось бы неизбежно. Страх за свою жизнь сплотил все высшее руководство страны. Вождь был обречен.

ЛЮБИМЕЦ  «КУКУРУЗНОГО БОГА»

После смерти Сталина состав Президиума и Секретариата ЦК КПСС был немедленно сокращен. Из состава был выведен и Брежнев, но он не вернулся в Молдавию, а был назначен начальником Политуправления Военно-Морского Флота СССР. Он получил чин генерал-лейтенанта и должен был снова надеть военную форму. В ЦК Брежнев неизменно поддерживал Хрущева.

В начале 1954 г. Хрущев направил его в Казахстан руководить освоением целины. Он вернулся в Москву только в 1956 г. и после XX съезда КПСС стал снова одним из секретарей ЦК и кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. Брежнев должен был контролировать развитие тяжелой промышленности, позднее оборонной и аэрокосмической, но все главные вопросы решал лично Хрущев, а Брежнев выступал как  помощник. После июньского Пленума ЦК в 1957 г. Брежнев стал членом Президиума. Хрущев ценил его лояльность, но не считал достаточно сильным работником.

После ухода на пенсию «луганского слесаря» Клима  Ворошилова Брежнев стал его преемником на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Некоторые историки это назначение оценивают едва ли не как поражение Брежнева в борьбе за власть. Но в действительности Брежнев не был активным участником этой борьбы и был очень доволен новым назначением.  Не домогался он  верховной власти и  был вполне удовлетворен ролью третьего человека в руководстве.

Хрущев без колебаний сделал Брежнева самым доверенным помощником,  фаворитом, «избрал» его  секретарем ЦК КПСС.  Однако, сам Брежнев был недоволен этим решением Хрущева, хотя перемещение в Секретариат увеличивало его реальную власть и влияние. Терпеть не мог он, как и раньше, идеологической работы.    Не  был он и в числе главных организаторов смещения Хрущева.

 ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА. СВЕРЖЕНИЕ «ВОЛЮНТАРИСТА».

Хрущев был выдвиженцем и выразителем интересов  коммунистической партии. Формально это  была массовая партия. Но реальные управленческие  рычаги принадлежали в ней исключительно аппаратным функционерам и прежде всего институту первых секретарей. После смерти Сталина этот аппарат  поддержал Хрущева и его первые реформы, так как устал от  чрезвычайщины и  репрессий.

Созданная Сталиным административно-командная система, основывалась на принудительно-приказном труде и поэтому нуждалась в особых побудительных   средствах. Этими средствами могли быть либо страх перед возможным физическим уничтожением, либо широкая система государственных привилегий в виде шикарных квартир, дач, спецпайков и т.д.

Хрущев отчасти демонтировал эту систему, устранив репрессии. И задумал пойти  дальше. Он стал покушаться на привилегии, ограничил время пребывания на выборных должностях 2-3 сроками, попытался демократизировать управленческий процесс и двинул страну по пути более радикальных реформ. Этого  простить ему не могли.

Впрочем, главный виновник краха Хрущева — сам Хрущев. У него энтузиазм не был подкреплен знаниями. Как говорится – дурак с инициативой. Отсюда – глупейшие шараханья, которые настроили против него все слои общества. Он разочаровал крестьян своей «приливно-отливной» политикой в деревне, озлобил военных, проведя крупное сокращение армии, рассердил интеллигенцию, разгромив «бульдозерную» выставку в Манеже  в 1963 г., довел до озлобления горожан, поставив их в длинные очереди за элементарными продуктами питания. При этом он  раздражал всех  хвастливыми обещаниями  догнать и перегнать Америку по производству товаров народного потребления на душу населения, и  через  20 лет построить коммунизм.

Подготовка к заговору против Хрущева началась в первые месяцы 1964 г. Во главе его стояло несколько человек – Суслов, Шелепин, Игнатов, Семичастный . В отличие от заговора 1957 г., когда Президиум ЦК хотел  сместить Хрущева, не прибегая к Пленуму ЦК КПСС, нынешние заговорщики решили действовать по Уставу. Нелегально была проведена необходимая обработка членов ЦК и получено их согласие. Правда, сохранить все в тайне не удалось. В конце августа 1964 г. до Хрущева дошла информация о готовящейся его отставке, о чем он  сообщил участнику заговора Подгорному. Но больше никаких мер предпринимать не стал. В последнее время он часто говорил об усталости и желании отойти от дел.

Воспользовавшись отъездом Хрущева на  отдых в Пицунду, члены Президиума ЦК 12 октября собрались на заседание, где приняли решение об отставке Хрущева, утвердили доклад к Пленуму и необходимые резолюции. На следующий день Брежнев позвонил Хрущеву и просил его срочно вылететь на Пленум ЦК КПСС, якобы по сельскому хозяйству (на ноябрь действительно планировался такой Пленум, на котором Хрущев хотел огласить свои новые предложения по реорганизации сельского хозяйства). Хрущев долго и раздраженно отказывался, но затем сдался: ладно, высылайте самолет. А сам позвонил командующему Киевским военным округом Кошевому, объяснил ситуацию и заручился его полной поддержкой. Но телефон прослушивался, и Кошевой не смог ему помочь. В тот же день Хрущев был доставлен на заседание Президиума ЦК, где ему сообщили о его отставке, принятой единогласно. Хрущев яростно сопротивлялся, но к концу дня сдался. На следующий день 14 октября на Пленуме ЦК он не проронил ни слова. С часовым докладом выступал Суслов. Это было толстое досье обвинений в адрес первого секретаря. Обсуждения доклада практически не было. Пленум единодушно принял решение об отставке Хрущева в связи «с ухудшением состояния здоровья и преклонным возрастом». Впоследствии, правда, было добавлено уточнение – «за волюнтаризм и субъективизм» в руководстве. Первым секретарем был избран Брежнев, председателем Совета Министров – Косыгин. Впредь было решено эти должности не совмещать.

Страна спокойно и даже с удовлетворением восприняла отставку Хрущева. Брежнев был весьма  удивлен, что в его защиту не было ни одного выступления. Ресурсы поддержки, на которые мог рассчитывать Хрущев, были исчерпаны. А его «инновации»  перестали привлекать. Хрущев стал обычным пенсионером. За ним сохранили московскую квартиру, государственную дачу, старый ЗИЛ, охрану, право пользоваться медицинскими услугами кремлевской больницы, спецпаек и 400 рублей персональной пенсии в месяц.
Новое руководство не стало  усердствовать  в критике Хрущева, ограничившись  его полной изоляцией. Руководителям братских компартий было объявлено, что страна не выдержит еще одного ХХ съезда.

ПЛОХОЙ ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК

Брежнев идеально подходил заговорщикам как временный лидер, который не пойдет против мнения  коллективного руководства, не будет мстить врагам(если они найдутся), не будет  заниматься изобретением «деревянных велосипедов»  и прочих кукурузных фантазий.

Реакция на его возвышения была неоднозначной. Первый секретарь Московского горкома партии Николай Егорычев  сказал во всеуслышание: «Леня, конечно, хороший человек, но для лидера великой державы он слабоват». Леонид Ильич первое время прекрасно понимал  свою  несостоятельность как высшего руководителя. Это потом льстивая свита убедила его в собственной исключительности. Временный лидер стал постоянным и всем хотелось, чтобы – вечным.

На Пленуме ЦК в 1967 году тот же  Егорычев, фронтовик, ходивший в разведку и дравшийся с немцами врукопашную, выступил с резкой критикой оборонной политики партии, приведшей к проигрышу обученными советскими военными советниками арабами шестидневной войны с Израилем в июне 67-го. Егорычева отправили на хозяйственную  работу, а потом – послом в Данию. Это было, пожалуй, самым значительным проявлением начинавшегося застоя, когда  номенклатура утратила способность к эффективному управлению огромной державой.

Председателем Совета Министров СССР, то есть ответственным за экономику, был заместитель Николая Вознесенского по сталинскому Госплану Алексей Косыгин, человек, хорошо понимавший необходимость реформ в экономике и пытавшийся их начать. На всех фотографиях  того времени он  выделялся  мрачным и замкнутым выражением лица. Все понимали, отчего это. Косыгина с должности не снимали, но реформам не давали хода. Фактически, перефразируя выражение Черчилля, он председательствовал при развале  советской экономики и понимал это.

Мало того – к концу 70-х годов Брежнев стал ревновать Косыгина, который был моложе его, занимался спортом и был физически крепким человеком. К тому же заместитель Косыгина, земляк Брежнева Николай Тихонов подсиживал своего шефа.  Поэтому в 1980 году, когда Косыгин перенес инфаркт, ему стали намекать на отставку. Косыгин в ответ сам написал заявление об уходе. А к нему приложил записку о старении руководства СССР и о необходимости появления молодых кадров. Брежнев не мог позволить, чтобы такой текст  был зачитан  на сессии Верховного Совета СССР и заставил Черненко и Лукьянова переписать записку. Вскоре у Косыгина отключили правительственную связь, сняли охрану. Так кремлевские старцы обошлись со своим вчерашним соратником. Через два месяца Косыгин умер…

Давно назрели реформы в сельском хозяйстве. Еще Георгий Маленков предлагал  отдать землю крестьянам и дать им возможность заниматься фермерским трудом и свободно продавать свою продукцию. Хрущев , однако, решил идти по пути крупных сельхозобъединений – совхозов. При Хрущеве страна дошла до карточной системы на хлеб.

Позднее умный  и энергичный Федор Кулаков снова предложил  поддержать фермеров и сделать на них ставку. И снова эта инициатива была отвергнута. А ведь поддержка фермерского сословия могла бы остановить демографический спад и спасти Россию от вымирания…

При Сталине умный, жестокий  и эффективный руководитель космической и атомной советских программ Лаврентий Берия  держал в узде амбиции технократов, заставляя их вкладывать «душу»  не во внутреннюю грызню, а в конечный результат – победу в ракетной и атомной гонке.

После смерти Сталина и устранения Берия космическая программа, как локомотив цивилизационного развития, развалилась, хотя сила инерции позволила запустить первый спутник и первого человека в космос. На этом технологический потенциал Советского Союза, доставшийся в наследство от Сталина, был исчерпан.

Провал советской  лунной программы, давший американцам возможность возглавить космическую гонку и победить в ней, лишил  Советский Союз  даже намеков на цивилизационное лидерство и  положил начало духовной деградации управленческой и технократической элиты. Никто не смог и не захотел усмирить вражду генеральных конструкторов космической техники, которая и стала главной причиной   последующих неудач. Сегодня принято идеализировать Сергея Королева, но профессионалы знали и знают, что для него было предпочтительней  допустить победу американцев, чем  проиграть во внутренней конкуренции Глушко и Челомею – двум другим лидерам космических разработок. Поэтому были выбраны неверные технические приоритеты и появилась на свет знаменитая лунная ракета Н-1, в принципе не способная никуда долететь. Это был тупик конструкторской мысли, своего рода «Булава» 60-х.

Советское руководство во главе с Брежневым очень спокойно отнеслось к провалу пилотируемой лунной программы. Им всем в принципе очень неплохо жилось. Нефтяные месторождения Самотлора  позволили  игнорировать нарастающие внутренние проблемы. А от внешних врагов надежным щитом была могучая и непобедимая Советская армия. Ввод советских войск в Чехословакию в 68-м году  не имел таких внешнеполитических последствий, как  вторжение в Афганистан в 80-м. Операция по практически мгновенному захвату крупной европейской страны была проведена Советской армией безукоризненно и Запад даже  не  вздрогнул. Для НАТО  это были разборки внутри  Советского блока. Но это был  проигрыш на уровне большой цивилизационной стратегии, который лишний раз доказал, что советское руководство не может предложить ничего привлекательного ни своему народу, ни  союзникам.

Самая большая ошибка Брежнева – начало афганской войны. Он ее не хотел, но позволил себя уговорить. Через два года он звонил Устинову и кричал: «Когда же кончится эта бл…дская война?Ты же мне обещал!»

Невозможно найти пример из современной истории, чтобы во главе великой державы стоял  столь слабый лидер. Джорджа Буша – младшего, например,  невозможно назвать интеллектуалом. Но он был проводником идей своего отца,  лоббистом военно-промышленного комплекса, крайне религиозным и пассионарным человеком, все свои силы  посвящая борьбы за интересы своей страны и народа.

Слабость Брежнева как лидера  великой державы выражалась отнюдь не в нехватке образования – он был прекрасным инженером и организатором производства – и не в нехватке ума – где хотел, там он соображал. Не было у него сверхчеловеческой воли  и трудоспособности, как у Сталина. Не было и неуемного желания победить Америку, как у Хрущева. Он хотел от жизни маленьких удовольствий – хороших автомобилей, вкусной еды, красивых женщин, хоккейных побед.  Такого человека хорошо иметь соседом или товарищем по работе. А еще лучше – родственником.

Каждый год, каждый день и каждый час, проведенный Леонидом Брежневым во главе великой державы, доказывал и доказывает – мало быть хорошим человеком, чтобы успешно управлять огромной страной. А если уж так произошло, нужны хотя бы умные советники, нужны эффективно управляемые кланы и корпорации. Если же этого нет, то страна в беде. Беду можно лишь отсрочить, но не отвратить.

ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА. УБИЙСТВО ИМПЕРИИ

К концу жизни Брежнева в элитных группах  страны существовали два лагеря. Назовем их консерваторами и реформаторы. Консерваторы стремились продлить пребывание Брежнева и власти до бесконечности и позднее выдвинули  «на царство» престарелого и больного Константина Черненко – брежневский клон. Реформаторы(Горбачев, Шеварднадзе и пр.) хотели перемен. Принято считать, что они  были выдвинуты Андроповым и  делали впоследствии то, что он им завещал. Чего хотел сам Андропов – неизвестно. Это человек-загадка, завернутая в легенду, овеянную мифом. Когда миф будет развеян, легенда развенчана, а загадка разгадана,  тогда и можно будет давать какие-либо оценки ему лично. Андропов  выдвигал Горбачева и компанию как потенциально слабых, а поэтому управляемых креатур, которые будут исполнять его волю. И он не рассматривал их как самостоятельных политиков. Та же самая история, что и с «временным»  выдвижением в Генсеки Брежнева. В советские времена у коммунистических лидеров было не принято подбирать себе преемников. Подбирали только  преданных соратников. И чем слабей, тем преданней.

В силу этого сильные партийные личности, такие как Кулаков, Машеров и Романов были или скомпрометированы или устранены физически. И кстати, эти выдающиеся  политики и руководители могли реально изменить ход истории, спасти Советский Союз, избавить народ от неслыханных лишений 90-годов, которые длятся и поныне.

После смерти Андропова и Черненко руководителем государства стал невнятный  Горбачев, которого разыгрывал  втемную альянс  внутренних  и внешних сил. Ничем иным нельзя объяснить массированную информационную компанию по компрометации советских и социалистических ценностей, которая поддерживалась всей мощью госструктур и обеспечила настоящее убийство Советского Союза коллективом заговорщиков из самых высших слоев госноменклатуры  в союзе с геополитическими врагами Советского Союза и России.

Можно уверенно утверждать, что с самого начала 80-х годов  вся советская элита была настроена на ускоренный обмен имперских ценностей на рыночные  —  для себя и своих приближенных. К реформаторам горбачевского лагеря присоединились лидеры так называемой «русской партии», которые были впоследствии удалены из властных структур, но успели все же «приобщиться»  к рыночным ценностям. В лагере консерваторов остались лишь беззаветные коммунисты, такие как Егор Лигачев.

Им осталось лишь писать мемуары.

…Брежнев давно хотел в отставку, на покой. Его не пускали, тянули до последнего. Возможно, в задачу сил разрушения входило как можно дольше держать на троне дряхлеющего Генсека, чтобы тем самым как можно сильнее скомпрометировать не только его, но и советскую  систему. За несколько дней до смерти  Брежнев затеял конфликт с Андроповым, узнав о его тяжелой болезни  и намереваясь на основании этого отправить властолюбивого  преемника в отставку. Не успел. Простоял несколько часов на трибуне мавзолея, переутомился… И умер.

В угасающей империи началась «пятилетка пышных похорон»…

 

Владимир ПРОХВАТИЛОВ,

Президент Фонда реальной политики (Realpolitik),  

эксперт Академии военных наук

 

 

Рейтинг@Mail.ru