Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 18 08 2017
Home / Персона / Одинокий «сфинкс» советской власти

Одинокий «сфинкс» советской власти

Чем запомнился самый загадочный Генсек СССР?

23

15 июня исполнилось ровно сто лет со дня рождения одного из самых загадочных вождей СССР – Юрия Андропова. И поклонники, и критики Генсека до сих пор спорят о том, как изменилась бы судьба нашей страны, проживи Юрий Владимирович подольше.

Журналист Леонид Млечин в публикации в «Московском комсомольце» рассказывает о ярких моментах биографии вождя и делится воспоминаниями его современников.

Борец с коррупцией или скрытый демократ?

Даже среди соратников Андропова не было единого мнения о его характере и манере управления. Леонид Млечин приводит высказывание секретаря ЦК КПСС по кадрам Ивана Капитонова: «В голосе Андропова я ощутил сталинский металл: он зазвучал и во внутренней политике, когда началась жесткая борьба за наведение дисциплины на производстве и общественного порядка, и во внешней».

Другие, напротив, называли Генсека сторонником экономических реформ и скрытым демократом: «При Андропове КГБ сыграл огромную позитивную роль. Если бы Андропов не был так тяжело болен, мы бы сейчас жили в другой стране. Были бы частные предприятия и банки, свобода выезда за рубеж, идеология социал-демократии…».

Третьи не верили образу Андропова как яростного борца с коррупцией, называя его вымыслом. «Образ Андропова как бескомпромиссного борца против коррупции и прочих безобразий чиновничества, который и по сей день бытует в нашем простодушном народе, — писал один из крупных партийных работников, — является на самом деле продуктом пятого управления КГБ».

Леонид Млечин напоминает важную деталь правления Андропова: Генсек не ездил по стране, выступал редко, и даже многие подчиненные никогда не видели его живьем. Он даже получил прозвище «сфинкс». «Не потому ли Юрий Владимирович до сих пор остается столь популярным, что известно о нем немногое?», — задается вопросом автор.

«Твой хулиган Юрий»

Известны и некоторые факты из личной жизни Андропова. Как пишет Млечин, впервые он женился в 1935 году в Рыбинске. Его супругой стала Нина Енгалычева, дочь управляющего отделением Госбанка, капитан сборной речного техникума по волейболу.

Когда будущая жена после техникума уехала работать в Ленинград, Андропов подарил ей фото с романтической подписью: «На память о том, кто так нежно и страстно тебя любит. Милая, милая далекая и вечно незабываемо близкая Нинурка. В память о далеких, морозных, но полных счастья ночах, в память вечно сияющей любви посылает тебе твой хулиган Юрий».

На снимке, сделанном уже после свадьбы, надпись другого характера: «Если вам когда-нибудь будет скучно, если вы хоть на минуту почувствуете себя несчастной, то взгляните на эту фотографию и вспомните, что в мире существуют два счастливых существа. Счастье заразительно. Оно вместе с воздухом проникает к вам в душу и в одно мгновение может сделать то, что не в состоянии сделать годы».

У Андропова и Нины было двое детей — дочь Евгения и сын Владимир. Однако совсем скоро от любви не осталось и следа. Вскоре после рождения сына Андропов уехал на новое место работы, в Петрозаводск, один, без семьи, сказав, что пока там негде жить. Потом Нина Ивановна получила письмо с просьбой о разводе.

В Петрозаводске Андропов женился во второй раз — на Татьяне Лебедевой. Она занималась комсомольской работой и слыла женщиной с очень сильным характером. У них тоже родилось двое детей — сын и дочь.

Его первая жена вновь вышла замуж. По словам дочери, втайне продолжала любить Андропова… Развод сошел Юрию Владимировичу с рук, хотя и в партийном аппарате, и в КГБ уход из семьи, мягко говоря, не одобрялся. Просто Нина Ивановна, будучи гордой женщиной, ни о чем не просила, никому не жаловалась.

Сам Андропов воспоминаниями о прошлом тяготился, поэтому не любил, когда ему о нем напоминали.

Детьми не интересовался

Детьми от первого брака Андропов почти не интересовался, не помогал в трудные военные годы. Дочь, которая стала врачом, отца практически не видела. Евгения Юрьевна говорила, что «отец тяготился встречами».

Судьба старшего сына, Владимира Юрьевича, сложилась неудачно. Он дважды сидел в тюрьме за кражи. После освобождения начал пить. Юрий Владимирович скрывал, что его сын – бывший зек и алкоголик. В кадры КГБ не брали, если в семье есть осужденный преступник.

Владимир Андропов умер в 1975 году в 35 лет. Говорят, он надеялся хотя бы перед смертью увидеть отца. Юрий Владимирович не приехал. Ни в больницу, хотя было известно, что его сын смертельно болен. Ни на похороны.

«В юности, рано осиротев, Юрий Андропов страдал от одиночества. Ощущал себя никому не нужным. Стоит ли удивляться, что он, похоже, лишился способности любить? Оказался поразительно холодным по отношению к собственному сыну?», — пишет Леонид Млечин.

Одинокий у власти

Андропов был одиноким и у власти, замечает автор. Он умел внушать страх. Он был неприступным, высокомерным, не считающим нужным посвящать подданных в свои планы. Ему не с кем было поделиться – ни горестями, ни радостями. Жизнь и служба исключали откровенность.

Из пятнадцати месяцев, отпущенных ему после избрания генсеком в ноябре 1982 года (когда умер Брежнев), фактически он проработал только восемь. Вид у Андропова был усталый и болезненный, отмечали соратники.

 Юрий Владимирович не мог обходиться без аппарата, заменявшего почки. Диализ, очищение крови, продолжался несколько часов. Это мучительная, изматывающая процедура. Обычно пациенту дают обезболивающие препараты.

Андропов слабел на глазах. Все чаще ездил в больницу на гемодиализ. Ему было тяжело часами сидеть на официальных встречах. И он уже совсем не мог ходить. Председатель КГБ Виктор Чебриков, понимая, что на ноябрьские праздники генеральный секретарь даже не сможет подняться на трибуну Мавзолея, чтобы присутствовать на параде и демонстрации, предложил смонтировать для него персональный эскалатор.

1 сентября 1983 года Андропов провел заседание политбюро и ушел в отпуск. Полетел в Симферополь, занял правительственную резиденцию «Дубрава-1», где до него охотились Хрущев и Брежнев. Дышал свежим горным воздухом. Звонил в Москву и говорил веселым голосом. Но именно там он простудился. Тяжкая болезнь лишила его организм иммунитета, и простуда превратилась в смертельную опасность. Юрия Владимировича повезли в аэропорт. Чекисты под руки завели генсека в самолет. В Москве доставили в Центральную клиническую больницу, откуда он уже не выйдет.

«Его тело умирало по частям. Отказали обе почки. Постепенно переставали работать печень, легкие. Врачам пришлось прибегнуть к внутривенному питанию. Охранники носили его на руках. Видел он только одним глазом. Когда читал книгу или служебную записку, дежурный охранник переворачивал страницы», — пишет журналист.

Андропов предупредил руководителя кремлевской медицины академика Чазова никого о его состоянии и прогнозе развития болезни не информировать.

В последние дни к нему в больницу приехал Константин Устинович Черненко, которому предстояло наследовать Андропову.

Как вспоминает Чазов, около большой специальной кровати, на которой лежал изможденный, со спутанным сознанием Андропов, стоял бледный, задыхающийся, растерянный Константин Устинович, пораженный видом и состоянием своего друга и противника в борьбе за власть. «Это была страшная картина», — замечает Чазов.

14 февраля 1984 года Андропова похоронили.

Чем реально, а не мифически успел запомниться людям Юрий Андропов? Громким снятием с должности министра внутренних дел Щелокова (застрелился). Облавами в магазинах, банях и кинотеатрах – с целью выявить прогульщиков и бездельников (стало темой для анекдотов). Расследованием коррупции в Узбекистане («узбекское дело» в итоге развалилось). Новым сортом дешевой водки, которую прозвали «Андроповкой», и вписанной ему одним из референтов в выступление на пленуме ЦК фразой: «Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся…», пишет Леонид Млечин.

 Евгений КОСТИН

Рейтинг@Mail.ru