Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 22 07 2017
Home / Тайны века / Бороться и искать, найти и не сдаваться!

Бороться и искать, найти и не сдаваться!

В «Деловой вторник» я пришла в худшую пору своей жизни. А теперь считаю эти годы — лучшими

567

Самая худшая уже осталась позади — незаконные аресты, фальсификации прокурором Белгородской области Кондрашовым аж трех уголовных дел (самым страшным было обвинение в избиении «группы офицеров милиции» — только по этой статье светило пять лет тюрьмы, ну, а то, что меня избили и я попала в реанимацию, — это мелочь), неправый областной суд, который судья Кошманов привел к нужному приговору (среди наказаний было и нечто несусветное — запрет избираться в законодательные органы власти!), тяжелая астма, вдруг начавшаяся вскоре после начала процесса и заставившая несколько лет спать сидя…

И все это было сделано только ради того, чтобы навсегда избавить белгородскую власть от неугодного журналиста и депутата, а местное население — от опасного смутьяна… Еще бы! Я посмела протестовать против списания долгов по налогам богатеньким владельцам Стойленского ГОКа — это было равносильно объявлению войны главе администрации области. С его разрешения те не платили некоторые налоги — таким образом, вместе со штрафными санкциями за шесть лет набежало четверть миллиарда. Огромная сумма для нищей области, в которой даже на выплату грошовых детских пособий денег не было. И все это делалось в глубокой тайне, а я вот вытащила все наружу.

Срок дали, правда, условный. Меня спасла международная журналистская солидарность. Но после первой же статьи в «Белгородской правде» пришло письмо от зама председателя облсуда (!), в котором черным по белому было сказано: еще одна подобная статья, и мой условный срок превратится в реальный. На улицах Белгорода от меня шарахались, боялись даже просто на ходу поздороваться: вдруг кто увидит и настучит в областную администрацию. Доходило до того, что шедший навстречу человек резко разворачивался и давал деру. Ну, это-то вызывало у меня лишь ехидную улыбку. Зато воочию смогла представить, как это было в 37-м…

Я поняла, что надо все бросать и бежать. К чести редактора Леонида Благасова, он поддерживал меня как мог. И даже уговаривал не торопиться писать заявление. Мы оба понимали, что назад вернуться я уже не смогу…

В общем, Москва, политэмиграция в Германию (отдельное спасибо прекрасному городу Гамбургу, приютившему меня, и всем немцам — там я, наконец, пришла в себя) и возвращение. Я — русская, и жить хочу в родной стране.

В Белгород дорога была закрыта — во-первых, опасно, а во-вторых, там никто дать мне работу и не рискнул бы. В Москве брали, но с условием, что писать буду только под псевдонимом и дам клятву не раскрывать его тайну ни при каких условиях — пусть я и была уже полностью оправдана. Ах да, за два дня до окончания срока меня реабилитировали! Спасибо моим адвокатам Генри Резнику и Дмитрию Харитонову. Случай в России — из разряда диковинных. Реабилитировали журналиста, при жизни…

И вот в эту худшую для себя пору жизни я случайно, и ни на что уже не надеясь, пришла в «Деловой вторник». Заранее твердо зная, что и здесь повторится все то же, но пришла.

А всё оказалось совсем по-другому! Федор Сизый, который был основателем и редактором газеты, сказал, что будет рад видеть мою фамилию на страницах газеты! И в 5-м номере «Делового вторника» за 2008 год появилась моя первая статья.

Я дорожу работой во «Вторнике». Потому что благодарна ему за поддержку и помощь, за то, что он не испугался и принял меня… А еще потому, что в нем я получила возможность опять работать в полную силу, без оглядки. И за все эти годы не было ни одного случая, чтобы Федор (пусть земля ему будет пухом!), а теперь и сменивший его на посту Леонид Арих отказались печатать мой материал «во избежание…».

Кстати, писать о президентах, правительственных чиновников, сенаторах и прочих государевых людях оказалось менее опасно для здоровья, чем о деятельности белгородских властей и лично Евгения Савченко (губернатор области. — Ред.). И еще. Наш «Вторник», много лет выходивший вкладкой в главной областной газете, был запрещен к печатанию в Белгородской области…

В «Деловой вторник» я пришла в худшую пору моей жизни. А теперь я считаю эти годы — лучшими.

С уважением и любовью к своей газете

Ольга КИТОВА

лауреат международной премии Свободы прессы

Рейтинг@Mail.ru