Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 27 03 2017
Home / Тайны века / Китайский кинозал Андропова

Китайский кинозал Андропова

Как советские чекисты боролись с китайским шпионажем при помощи киноискусства.

B2

15 декабря 1980 года Секретариат ЦК КПСС принял закрытое постановление «О создании специального телефильма по материалам на разоблаченных агентов китайских спецслужб». Согласившись, как говорилось в документе, с доводами председателя КГБ СССР Юрия Андропова, изложенными в его служебной записке от 12 декабря 1980 года, Секретариат ЦК поручил Госкомитету СССР по телевидению и радиовещанию создать полнометражный документальный телефильм, «разоблачающий деятельность китайских спецслужб против СССР».
Собственно в той служебной записке за №?2611-А, приложенной к постановлению, сообщалось, что «за последние годы органами государственной безопасности добыто значительное количество материалов об усилении разведывательно-подрывной деятельности спецслужб КНР против Советского Союза и активизации работы по заброске в нашу страну своей агентуры. От некоторых из выявленных китайских агентов получены и задокументированы при помощи киносъемки (видеозаписи) подробные заявления об обстоятельствах привлечения их к сотрудничеству с разведкой КНР и заброске в СССР, данном им задании и рекомендованном способе его выполнения». Сколько именно китайских агентов и за какой период, где и при каких обстоятельствах было выявлено, что конкретно интересовало – таких деталей документ КГБ не содержал. Равно как не содержал и намека на истинную мотивацию вынесения дел столь интимных на широкую публику.
При этом вовсе не предполагалось, что созданный фильм автоматически и всенепременно будет выпущен на телеэкран. По мнению Андропова, данный фильм «можно было бы продемонстрировать на внутрисоюзном экране и распространить в третьих странах», но – лишь «в политически выгодный момент»! То есть они будут продолжать себе шпионить против нас и забрасывать своих агентов, но об этом мы расскажем своим гражданам (и всему миру) лишь тогда, когда нам это будет «политически выгодно» – то есть не для решения реальных оперативных задач, а голимого политиканства ради? Логика, конечно, интересная, но не слишком постижимая – для тех, кто не был посвящен во всю глубину интриг кремлевского двора. Помнится, в те же самые времена и то же самое «КГБ-ТВ» чуть ли не в прямом эфире и ежедневном ритме вещало о разоблачаемых пачками агентах западных спецслужб, американских – в особенности, а тут вдруг такая удивительная деликатность. Не говоря уже про благоглупости относительно планов на экспортный показ этой поделки: братьям по баракам соцлагеря эти лубянские страшилки про похождения китайских шпионов в Сибири и даром были не нужны, страны же третьего мира предпочитали брать не фильмами, а наличными и оружием – и китайским в том числе.
Сильнее всего умилил пассаж Андропова, что пресловутый фильм можно было бы при необходимости демонстрировать также «в целях снижения активности разведывательно-подрывной деятельности спецорганов КНР против нашей страны и создания выгодного нам мирового общественного мнения». – Это что же выходит, что иных методов для «снижения» (даже не для пресечения и искоренения!) пресловутой активности, кроме как показа кино, больше уже не осталось? Да и разве активность разведывательной деятельности противника регулируется показом документальных сериалов?
Отношения между СССР и Китаем были тогда на одной из самых низших точек. Между странами шло практически открытое противостояние в Афганистане: Пекин открыто и в огромном количестве поставлял свое оружие афганским моджахедам, воюющим против советских солдат, а китайские советники учили афганцев премудростям этой войны. То же самое было и в Африке, например в Анголе – китайское оружие и китайские советники у повстанцев, ведущих войну с просоветским режимом. Да еще ужасающая напряженность на советско-китайской границе, где шло балансирование на грани войны. Скажем, в 1978 года чудом не дошло до новых боев. 9 мая того года в Дальнереченском районе Приморского края с поезда, проходившего вдоль границы, спрыгнул человек. Беглец легко преодолел систему заграждений и, переплыв реку Уссури, вышел на китайский берег.
Обнаружив на берегу еще теплую одежду, советский пограничный наряд поднял тревогу. Когда о ЧП было доложено в штаб пограничного округа, начальнику Дальнереченского погранотряда был отдан приказ: не допустить прорыва нарушителя на ту сторону во что бы то ни стало. Но он же туда уже ушел! Потому начальник погранотряда, выполняя приказ, высаживает на китайский берег с катеров десант – двадцать пограничников. Те, дав для острастки несколько очередей в воздух, бросаются по следам беглеца в погоню вглубь китайской территории.
Поняв затем, что тот уже упущен, старший лейтенант, командир группы, решил взять «в плен» нескольких китайских крестьян – для последующего обмена их на нарушителей. Поскольку «обменный фонд» идти с советскими пограничниками не пожелал, офицер дал еще одну очередь из автомата, ранив, как утверждали китайские документы, двух человек. К тому времени информация о ЧП дошла до Москвы, тут же отдавшей приказ пограничникам прекратить безобразия и немедленно смываться, что те и сделали. Скандал разгорелся страшный: китайцы заявили советской стороне протест, выступили в Совете Безопасности ООН с заявлением о советской агрессии, продемонстрировав кучи свежеотстрелянных советских гильз.
Москве пришлось извиняться и уверять, что якобы ловили вооруженного преступника, попросив его выдать. Разумеется, китайцы перебежчика не выдали. Сами они чаще всего выводили свою агентуру в СССР тоже под видом многочисленных беженцев и перебежчиков, главной задачей которых было любым путем осесть в СССР, обрести советское гражданство и ждать часа икс. Так что кое-какой реальный материал для такого фильма, безусловно, имелся, и его сделали. Но как! Помнится, студия «Экран» сваяла тогда о китайских шпионах в СССР на материалах КГБ «Признание Го Сю Шаня» или нечто в этом роде: скучнейшая вещь!
Причем, как оказалось, даже в создании такого рода фильмов китайцы уже тогда лихо обогнали нас. В то время как Андропов только-только собирался запустить в производство свое псевдодокументальное кино, китайцы уже вовсю запустили целую индустрию выпуска довольно качественных художественных (!) фильмов про происки советских шпионов и борьбу китайской контрразведки с ними. Чего стоит хотя бы такой их боевик – «След медведя», снятый режиссером Чжао Синьшуем в 1977 году.
Там есть и грандиозная шпионская сеть, руководимая дипломатами советского посольства в Пекине Марченко и Ивановым, и кровавые погони за советскими агентами, которых КГБ пачками перебрасывал через границу под видом демобилизованных солдат китайской армии, и глубоко законспирированный советский резидент Соболь, который держал связь с агентами при помощи тайника в металлической статуэтке «Медведь с колоколом», и героический китайский разведчик Ли Синь, внедренный в советскую шпионскую организацию, и гнусный шантаж советскими агентами ответственных китайских чиновников и, наконец, главный враг-шпион – министр Яо Бинчжан, много лет работающий на КГБ. Но усилиями героических китайских чекистов… пардон, контрразведчиков враг разоблачен при передаче секретных материалов советским дипломатам.
Шпион взят, дипломаты высланы, но в советском посольстве еще достаточно других агентов, борьба продолжается, и в финале звучит песня «Ах, моя Родина! Я готов охранять тебя вечно…». Наше кино «про Штирлица» просто отдыхает – натурально «ТАСС уполномочен заявить…» с «Дерсу Узала» в одном флаконе! А еще были не меньшей крутизны захватывающие фильмы про выпалывание гнезд советского шпионажа – «Контрразведка в порту Дунган» («Шпион в Восточном порту») 1978 года, «Человек в наручниках» 1980 года, – захватывающие дух сюжеты про советские попытки украсть китайские ракетные секреты, тайники советского посольства – и т.?д. и т.?п.
Разумеется, были и фильмы документальные – китайская госбезопасность тоже работала в поте лица своего, ловила и пресекала весьма эффективно, не в последнюю очередь, видимо, еще и потому, что каждая приличная китайская домохозяйка к тому времени прекрасно знала, как должны выглядеть и вести себя настоящие советские шпионы – и как с ними бороться, не отходя от кухни. На этом фоне киноусилия Андропова выглядят весьма блекло, и вовсе не потому, что советские чекисты отставали от китайских товарищей по части режиссуры, актерского, операторского и оперативного мастерства, а потому, что советское руководство не решалось открыть своему народу ужасающую правду о реалиях и масштабности настоящего китайского шпионажа. Потому как настолько боялось своего огромного и «доброго» соседа, что не решалось обострять с ним отношения «по-настоящему» даже на киноэкране.
Владимир ВОРОНОВ
По информации: www.sovsekretno.ru
Рейтинг@Mail.ru