Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 23 03 2017
Home / Тайны века / «Доктор Живаго»

«Доктор Живаго»

Как роман стал оружием в руках ЦРУ.

pasternak-tsru-i-882-4103378На фоне шумного, но достаточно формального успеха на Западе такого произведения российской кинематографии, как «Левиафан» Звягинцева, СМИ вспомнили о весьма неоднозначных подробностях «мирового признания» другого российского произведения искусства — романа  «Доктор Живаго» Бориса Пастернака…

Российские Интернет СМИ сообщили о «рассекречивании» Центральным разведывательным управлением США целого ряда документов относительно активной поддержки американскими и британскими спецслужбами творчества Пастернака. Правда, само открытие документов породило немало вопросов.

Изначально, в 2009 году в ЦРУ с просьбой использовать информацию по Пастернаку обратилсяжурналист Питер Финн. Сначала агентство ему отказало, но потом передумало. Затем, было сообщено о рассекречивании ЦРУ 130 документов, относительно «заочной помощи» советскому литератору. Правда, на сайте американской разведки выложено почему-то только 99 ссылок. Врассекреченных документах были намеренно вымараны некоторые конкретные факты. Не ответило агентство и на один из основных исторических вопросов — каким именно образом рукописи Пастернака изначально попали в руки сотрудников западных спецслужб…

Операция по изданию и распространению романа «Доктор Живаго» оказалась столь значима для ЦРУ, что ее курировал лично директор агентства Аллен Даллес. В 1956 году Пастернак якобы передал копии рукописей нескольким своим знакомым на Западе. В 1957 году одна из копий попала в руки сотрудников британской разведки MI-6, а от них — в ЦРУ. MI-6 при этом  открывать схему получения рукописей (вернее, их фотокопий) категорически отказалась… ЦРУ издало «Доктора Живаго», и организовало распространение романа на всемирной книжной выставке в Брюсселе, причем в павильоне Ватикана. В 1959 ЦРУ снова издало книгу в Европе, выдавая ее за эмигрантское издание. Книгу специально издали в «карманном» формате, чтобы ее было легче перевозить в СССР.

Издав книгу на родном языке автора, ЦРУ создало условия, для присуждения Пастернаку Нобелевской премии. Поговаривают, что роль ЦРУ в присуждении советскому автору «Нобелевки» могла быть и куда более решающей, но подобные документы американская разведка не рассекречивала…

В СССР и на выход в свет «Доктора Живаго», и на присуждение Пастернаку Нобелевской премии отреагировали, естественно, негативно. Через некоторое время, в среде советских «протокреаклов» даже родился миф под названием «Не читал, но осуждаю». Якобы эта фраза была произнесена на заседании правления Союза писателей СССР.  На самом деле, ни эта, и даже никакая похожая по смыслу фраза в отношении Пастернака и его «Доктора» произнесена не была. «Не читал, но осуждаю» —  купированная, вырванная из контекста и лишенная изначального смысла смесь из нескольких высказываний в адрес Пастернака, произнесенных совершенно разными людьми, которую придумали и заставили «жить своей жизнью», подчеркивая якобы нелепость советского общества.

Объективно же критике именно «Доктора Живаго» подвергли очень многие уважаемые люди. В частности, роман и самого Пастернака подверг жесткой критике Константин Симонов, которого трудно заподозрить в трусливом конформизме. Симонов — человек, прошедший войну, не боявшийся идти, когда требовала его совесть, наперекор лично Хрущеву, «вернувший» советским читателям творчество Ильфа и Петрова, обеспечивший выход в свет «Мастера и Маргариты»… Его мнение можно считать вполне объективным. Но если Симонов все же был человеком советской системы, то как можно объяснить жесткую критику в адрес «Доктора Живаго» со стороныАхматовой и Набокова? Значит, с романом что-то было не так и с художественной точки зрения?

Нужно сказать еще, что «империя зла» оказалась удивительно добросердечной к автору скандального романа. Его не судили, не расстреливали, не сажали в тюрьму, даже не лишали средств к существованию и не заставляли работать дворником. Незадачливого литератора подвергли общественному порицанию и исключили из Союза писателей СССР, оставив членом Литфонда, позволив и дальше свободно публиковаться. Страна, против которой его роман использовали вражеские спецслужбы, продолжила платить Пастернаку приличные гонорары…

А ЦРУ тем временам продолжило раскручивать схему, апробированную на Пастернаке. По официальной информации, американская разведка распространила на территории СССР более 10 миллионов (!) копий книг и журналов пропагандистской направленности. О некоторых из этих операций мы можем узнать ох как нескоро…

Использовали в пропагандистских целях не только советских, но и своих «родных» деятелей культуры и искусства. Вот фраза из статьи американского журналиста Адама Кирша:

«Вот почему ЦРУ в 1950-е и 1960-е годы стало одним из самых главных спонсоров американской культуры. Этот факт возмутил многих, когда данное обстоятельство выплыло наружу, однако в нем есть определенный базовый смысл. Если американская культура является продуктом американского образа жизни, то демонстрация продуктов такой культуры становится косвенной рекламой и пропагандой демократии. Вот почему ЦРУ и Госдепартамент отправляли в мировые турне художника Джексона Поллока и джазмена Луи Армстронга; вот почему они вкладывали деньги в такие журналы как Encounter»…

Все это известно давно и хорошо, но российские либералы упорно продолжают высмеивать «совковых параноиков» и «ватников», якобы безосновательно обвинявших советских диссидентов и «людей искусства» с Запада в сотрудничества с ЦРУ и MI-6.  Получается какой-то театр абсурда.

При всем при этом, главным пропагандистом творчества Бориса Пастернака в современной России является видный оппозиционер Дмитрий Быков, а престижные премии на международных фестивалях берут фильмы, крайне неоднозначно встречаемые в России и не сумевшие собрать в прокате даже десятой доли затраченных на них средств (речь, конечно о «Левиафане»). Не слишком ли много совпадений? Не будет ли ЦРУ еще лет 50 — 60 спустя рассекречивать документы о своей помощи неким свободолюбивым российским режиссерам, писателям, блогерам???

Максимально абстрагировавшись от личности уважаемого литератора Бориса Леонидовича Пастернака, нужно понять одну простую вещь. Изданием его «Доктора Живаго» занимались не литературные клубы, и даже не комитеты по культуре, а спецслужбы, силовые структуры, которые в этот момент вели активную борьбу с Советским Союзом и его народом. А значит, роман был ничем иным, как оружием. И использовался он не в воспитательных или просветительских, а в деструктивных, разрушительных целях. И он внес свою, пусть и небольшую лепту, в развал СССР, который Владимир Путин потом назовет «крупнейшей геополитической катастрофой века». И его доля есть в войне в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Чечне, Южной Осетии, в тотальном обнищании в 90-е жителей постсоветского пространства, росте уровня преступности, в том, что сегодня происходит на Донбассе…

Слово — страшное оружие. И хотелось бы пожелать нашему креативному классу — прежде, чем пускать его в ход против собственного народа из-за уязвленного самолюбия или пары тысяч долларов — подумайте о последствиях, и о том, сможете ли вы потом  с этим спокойно жить…

По информации:  politrussia.com

Рейтинг@Mail.ru