Home / СЛАЙДЕР / Тайны телефонной прослушки ШТАЗИ

Тайны телефонной прослушки ШТАЗИ

ШТАЗИ, а именно так называли в Европе Министерство государственной безопасности (МГБ) ГДР, в годы холодной войны была одной из самых эффективных и результативных  спецслужб Европы. Активное участие в создании и совершенствовании деятельности ШТАЗИ принимали советские инструкторы-чекисты, работавшие в ГДР как сотрудники официального Представительства КГБ при МГБ ГДР.

shtazi-slezam-ne-verit-1Москва не только помогла ГДР быстро восстановить разрушенные войной предприятия, системы транспорта и связи, но и щедро снабжала спецслужбы Восточной Германии своими секретными методиками и современной по тем временам специальной техникой. Это способствовало быстрому росту оперативных и технических потенциалов МГБ ГДР, офицеры которого отличались высоким интеллектом и осознанной дисциплиной, к чему добавлялось традиционное немецкое трудолюбие. Спецслужбы ГДР быстро прошли период формирования и обучения, а затем начали работать настолько результативно, что даже сегодня оперативная деятельность ШТАЗИ и результаты ее тайных операций активно изучаются аналитиками и историками спецслужб, которые справедливо называют МГБ и особенно разведку ГДР, как одну из наиболее эффективных спецслужб периоды холодной войны.

Одним из наиболее важных и особо секретных направлений деятельности ШТАЗИ являлось масштабное телефонное прослушивание, с помощью которого руководство ГДР оперативно получало достоверную информацию о настроениях и лояльности населения страны, а ШТАЗИ быстро выявляло диссидентов и враждебно настроенных лиц, тщательно изучало все стороны личной жизни как своих граждан, так и иностранцев, с целью вербовки и последующего использования в качестве уже собственных территориальных и зарубежных агентов.

Система телефонной прослушки ШТАЗИ отличалась современным техническим потенциалом, высокой степенью централизации и эффективным управлением, чему способствовали большие людские и финансовые ресурсы, а также привлекаемые ШТАЗИ научные кадры. Так за период 1960-1989 гг. телефонная прослушка ШТАЗИ трижды модернизировалась и постоянно оснащалась современной аппаратурой производства ГДР. Кроме того, с помощью разветвленной кабельной сети специалисты ШТАЗИ могли быстро организовать акустический контроль самых разных помещений, от частных квартир и коттеджей, до номеров современных гостиниц, офисов иностранных представительств и государственных учреждений.

В 1956 г. Оперативно-технический сектор (ОТС) ШТАЗИ начал разработку системы телефонного прослушивания, названной как «Система-А», которая активно использовалась  уже в начале 1960-х гг. «Система-А» базировалась на современных для того времени ламповых и релейных компонентах, а в качестве аппаратуры звукозаписи применялись как собственные, так и импортные ленточные магнитофоны (фото 1). При этом разработчики «Системы-А» использовали отдельные технические решения,  реализованные ЦРУ и Британской разведкой МИ6 в операции «Gold», которая была раскрыта  и внимательно изучена специалистами ШТАЗИ и КГБ.  В ходе операции «Gold» под границей ГДР был тайно оборудован 500-метровый тоннель, где в течение года сидели западные специалисты для обслуживания многочисленной аппаратуры прослушивания телефонных кабелей ГДР.

В «Системе-А» при поступлении задания на контроль определенного телефонного абонента офицеры МГБтехнически могли подключаться к его разговорам в самых разных узлах связи. Это делалось конспиративно на центральном или дополнительном распределительном щите каждой АТС или в разных местах прохождения кабельной сети (около 70% в местах перемычек, около 9% на линейных распределителях, примерно 19% на кабельных разветвителях или в телефонных шкафах, около 1% в других местах).

 photo1.jpg

Фото 1.Слева направо — магнитофон Uher5000 (ФРГ) и BG31 (ГДР), применявшиеся МГБ для записи телефонных переговоров  

Во второй половине 1960-х гг. МГБ разработала централизованную систему телефонного контроля под кодовым названием CEKO (от немецкого Centrales Kontrollsystem). Эта система оборудовалась постепенно и с 1973 г. стала использоваться на постоянной основе. В СЕКО применялась техника на гибридных и дискретных транзисторныхкомпонентах, а также магнитофоны «Jesenik» и “Hostyn” производства ЧССР, размещенных в вертикальных стойках. Вкачестве носителя информации использовался оригинальный картридж, позволявший быструю замену при окончании магнитной ленты. Эти магнитофоны были специальной продукцией и выпускались только для потребностей подразделений государственной безопасности. При этом обеспечивалось время записи до 90 мин. На практике этимагнитофоны требовали постоянного квалифицированного обслуживания и в МГБ было принято решение в дальнейшем разрабатывать и производить свое собственное оборудование звукозаписи.

photo2.jpg

Фото 2. Специальные магнитофоны “Jesenik” и “Hostyn” производства ЧССР 

Система CEKO была разработана таким образом, чтобы обеспечивать  централизованное прослушивание до4000 телефонных номеров и до 1500 номеров локально, с помощью временных и передвижных постов контроля. ВБерлине CEKO обеспечивала до 1100 блоков-стоек телефонного контроля. В общей сложности CЕКО давало возможность контролировать до 0,3% из 1,8 млн телефонных абонентов ГДР. Система CEKO обеспечивала не толькоперехват и запись телефонных переговоров  (кодовое название “Мероприятия А”), но и контроль и запись разговоров в помещениях с помощью техники подслушивания (кодовое название “Мероприятия B”). При этом использовалось как низкочастотное оборудование для ввода информации на контрольную стойку СЕКО, так и высокочастотное, для передачи информации «на поднесущей частоте».

В секретных документах МГБ также использовались следующие термины:

мероприятие V – контроль телекоммуникационных сетей;

мероприятие R – контроль телексной связи и передач с цифровой модуляцией;

мероприятие L – контроль радиорелейной и спутниковой связи.

 photo3.jpg

Фото 3. Стойка из 15 магнитофонов CAG на станции СЕКО, Карл-Маркс-Штадт.

В начале 1980 гг. началась модернизация  системы CEKO и замена на технику с новыми компонентами; появилась собственная аппаратура звукозаписи и таймирования, изменились процедуры прямой коммутации. В CЕКО-2использовались транзисторы и интегральные схемы, а также собственные кассетные магнитофоны CAG и позднееCAW-E производства Народного Предприятия “Elektronik”, гор. Гера.

 photo4.jpg

Фото 4. Слева направо – магнитофон CAG, усилитель и магнитофон CAW-E, ГДР

Центральные базы CEKO-2 располагались в 15 окружных управлениях и отделах МГБ. В Лейпциге, например, это было здание «Runden Ecke», где в настоящее время находится музей ШТАЗИ с бункером системы СЕКО-2. В Восточном Берлине центральная база СЕКО-2 располагалась в районе «Johannisthal». Технические узлы CEKO-2располагались в 209 территориальных подразделениях МГБ и были соединены кабелями с окружными управлениями МГБ. Интересно, что в системе СЕКО-2 использовались дополнительные кабели и трассы коммуникаций, которые сдавались в аренду Министерством Почт ГДР для использования в интересах ШТАЗИ.

В Восточном Берлине находилось 18 базовых станций CEKO-2, еще 6 были запланированы в 1990-ые гг. Столь большое количество станций СЕКО-2 объяснялось наличием в этой части Берлина значительного количества объектов оперативного интереса ШТАЗИ, таких как, иностранные посольства и торговые представительства, государственные учреждения, крупнейшие гостиницы и многое другое. Специальные кабели от станций СЕКО-2 поступали на главныйраспределительный щит ближайшей АТС и через них нужные для МГБ абоненты подключались к системе CEKO-2.70% подключений производилось на главном распределительном щите, 9% на линейных распределителях, 19% на кабельных разветвителях или в шкафах, 1% в других точках.

От базовых станций информация передавалась через кабели на Центральную базовую станцию в районе «Johannisthal». При этом определенная часть «прослушки» передавалась с помощью высокочастотной модуляции (на поднесущей), а также с цифровой модуляцией для передачи многоканальной телефонной связи.

На базовой станции СЕКО-2 «Frankfurter Allee» располагались рабочие места, где офицеры МГБ вели непосредственное прослушивание телефонных переговоров, которые по разным причинам не могли быть записаны.

На центральной берлинской станции СЕКО-2 располагались 4 стойки общим количество 1100 контрольных точек подключения, а также 20 индивидуальных постов в отдельном помещении для работы офицеров МГБ.

photo5.jpg

Контролируемые МГБ переговоры фиксировались на кассетные магнитофоны; при этом на 1-ую дорожку записывалась основная информация, а на 2-ой дорожке отмечались дата, время и телефонный номер вызываемого абонента. Интересно, что номер вызывающего абонента не определялся.

О масштабах технической оснащенности ШТАЗИ свидетельствует следующее — в 1989 г. использовалось около 12000 аппаратов записи CAG и CAW-E производства ГДР. Кассеты прослушивались на отдельных рабочих местах и при необходимости информация переносилась на бумагу.

После объединения ГДР и ФРГ вся техника СЕКО-2 была отключена и уничтожена вплоть до отдельных магнитофонов. Только на лейпцигской станции «Runden Ecke» остались несколько образцов аппаратуры СЕКО-2 в качестве музейных экспонатов.

В заключении необходимо отметить, что в современном мире подслушивание телефонной связи является весьма актуальной сферой деятельности специальных служб,  которые получают в свое распоряжение огромное  количество информации как о личной жизни граждан, так и многие детали их деятельности в коммерческой сфере и на государственной службе. В антитеррористической деятельности и противодействии шпионажу телефонное прослушивание являются одним из важнейших оперативно-технических направлений.

Примечание: Детлев Врейслебен, гражданин Германии, дипломированный инженер, пенсионер, один из ведущих европейских специалистов по истории специальной техники ШТАЗИ, КГБ и других секретных служб.

Детлев Врейслебен, Владимир Алексеенко

Фото и схемы предоставлены Detlev Vreisleben Historical Collection

По информации:  www.agentura.ru

Рейтинг@Mail.ru