Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 12 12 2017
Home / В Мире / Гагаузский блицкриг

Гагаузский блицкриг

Москва применила мягкую силу в молдавской автономии.

KMO_147342_00077_1_t218_204350Устремившаяся на Запад Молдавия, которую Москва хочет вернуть в свою орбиту, стала редким по нынешним временам образцом применения Россией «мягкой силы» во внешней политике. Пока Кремлю сопутствует удача. «Власть» разбиралась в том, как действует Москва на молдавском направлении.

Гагаузия — небольшая автономия на юге Молдавии — с начала года стала едва ли не ключевым направлением российской внешней политики. В феврале соглашение о сотрудничестве с регионом, сопоставимым по численности населения (около 150 тыс. человек) с московским районом Бибирево, подписали власти Московской области. Затем об автономии заговорили федеральные телеканалы, а на важность сотрудничества с ней стали указывать федеральные чиновники. Спикер Думы Сергей Нарышкин обещал содействовать приходу в Гагаузию российских инвестиций, а глава Совета федерации Валентина Матвиенко выражала готовность привлечь к сотрудничеству с автономией ни много ни мало все российские регионы.

Повышенное внимание к Гагаузии, новости о которой до сих пор появлялись в российских СМИ примерно раз в год, объяснялось избирательной кампанией по выборам башкана (главы) автономии. Голосование состоялось 22 марта, когда этот номер уже ушел в печать.

Предвыборные опросы прочили победу поддержанному Москвой кандидату — депутату молдавского парламента Ирине Влах. Это на встречах с ней Нарышкин и Матвиенко говорили о необходимости сотрудничества с Гагаузией. И они не лукавили.

Значение Гагаузии стало возрастать по мере того, как пророссийское Приднестровье, выполнявшее роль якоря, удерживающего Молдавию от движения на Запад, стало терять для молдавских элит прежнее значение. Это заметно по пассивности переговорного процесса по урегулированию замороженного конфликта на Днестре. С 2009 года, с тех пор как у власти в Молдавии находятся прозападные силы, Кишинев не предложил ни одной инициативы по восстановлению территориальной целостности страны.

В неформальных разговорах с «Властью» молдавские дипломаты и чиновники не раз говорили, что не особо верят, что эту часть страны можно вернуть. В 2013 году власти Молдавии оборудовали вдоль границы с Приднестровьем пункты миграционного учета. При необходимости их легко можно превратить в полноценные погранично-таможенные посты. В прошлом году молдавское правительство не обратило никакого внимания на возмущение Тирасполя по поводу подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Такой подход косвенно подтверждает, что психологически в Кишиневе готовы окончательно расстаться с регионом, который уже четверть века не контролируется центральными властями и заявляет о желании двигаться в прямо противоположном направлении — стать частью России.

В этих условиях Гагаузию, интегрированную в состав Молдавии, но перманентно конфликтующую с Кишиневом, России хотелось бы превратить в тормоз, удерживающий республику от дрейфа в сторону ЕС. Для этого неплохо бы иметь во главе региона своего человека, чего и добивалась Москва, используя «мягкую силу».

Гагаузская кампания — это возможность обкатать новые технологии

Избирательную кампанию Ирины Влах, поддержанной Россией, финансировал проживающий в Подмосковье бизнесмен выходец из Молдавии Юрий Якубов. Он профинансировал скандальный гагаузский референдум о внешнеполитическом векторе, состоявшийся 2 февраля прошлого года. Жителям автономии тогда было предложено ответить на вопрос, куда лучше вступать — в ЕС или в Таможенный союз (ТС). Также их просили высказаться насчет того, нужен ли автономии закон о праве на самоопределение в случае утраты Молдавией независимости. В итоге большинство избирателей проголосовали за ТС. Был принят и закон о так называемом отложенном статусе Гагаузии.

Гагаузский референдум по внешнеполитическому вектору был консультативным и никакой юридической силы не имеет. Зато он очень пригодился популярным в Молдавии российским государственным СМИ — как пример того, что далеко не вся республика грезит Евросоюзом.

У Юрия Якубова, не в первый раз профинансировавшего нужное Москве дело, в Гагаузии репутация классического «авторитетного» предпринимателя из 90-х. «Он выбивал долги»,— охарактеризовал бизнесмена в разговоре с «Властью» Иван Бургуджи, который в конце 80-х—начале 90-х добивался независимости Гагаузии от Кишинева.

В Москве же у Якубова внешне вполне респектабельный бизнес. Он является вице-президентом по развитию небольшого Индустриального сберегательного банка (ИСБ), главный и единственный офис которого до недавнего времени находился в Эльдорадовском переулке на севере Москвы. Банк зарегистрирован в 1994 году. Уставный капитал, по данным Центробанка, 180 млн руб. Якубов рассказывал «Власти», что вместе с партнерами выкупил банк 2,5-3 года назад. Недавно банк открыл филиал в Крыму. В ноябре 2014 года на сайте ЦБ появлялась новость, что ИСБ вынесено предупреждение за нарушение ч. 1 ст. 15.27 КоАП «Неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Кроме банковского бизнеса господин Якубов занимается строительством и производством стройматериалов. В 24 км от МКАД, если ехать по Новорижскому шоссе, можно увидеть большой рекламный щит фирмы Якубова «Инком-бетон». На щите надпись: «Санкции против России — санкции против нас. Доллары не принимаем».

«Тут производство самого бетона, там — плитки и бордюров, еще дальше ландшафтные деревья разводим»,— показывает Якубов корреспонденту «Власти» свои владения. Он утверждает, что общий оборот группы его компаний за 2014 год — около 30 млрд руб.

По его словам, финансирование гагаузского референдума и кампании Влах не первый его опыт участия в политике. «Я всегда помогал региону. Каждую предвыборную кампанию ко мне обращались за деньгами,— говорит он. — Я помогал Дмитрию Кройтору (башкан Гагаузии в 1999-2002 годах.— «Власть»), когда он шел на первый срок, Михаилу Формузалу (нынешний башкан.—«Власть»), Николаю Дудогло (главный соперник Влах, кандидат от прозападной Демпартии.— «Власть»), когда он еще в 90-е начинал в Комрате строительство первого спортивного интерната».

С Влах, уверяет Якубов, его связывает исключительно многолетняя дружба: совместных бизнес-проектов с ними и собственных политических интересов в Гагаузии у него нет. Он также говорит, что из Кремля с предложениями финансировать правильного кандидата к нему никто не обращался и ни с кем из российских политиков он не знаком. Бизнесмен, по его словам, не имеет отношения и к организации встреч Ирины Влах со спикерами Совета федерации и Госдумы. Их согласованием, утверждает Юрий Якубов, занимался лидер Партии социалистов Игорь Додон, плотно контактирующий с администрацией президента России и выступающий за интеграцию Молдавии в Таможенный союз.

Додон и его социалисты — это настоящая история успеха Кремля. Из политической силы, которая еще год назад была представлена в парламенте тремя депутатами, она превратилась в главную оппозиционную партию. И произошло это исключительно благодаря поддержке России.

Москва поставила на Додона и его партию на парламентских выборах, состоявшихся в ноябре прошлого года. В Кишиневе за социалистов агитировали Олег Газманов и Иосиф Кобзон. Политически же Додон был поддержан на самом высоком уровне: его принял президент Владимир Путин. Снимок с этой встречи появился на рекламных билбордах по всей Молдавии. Тактика сработала. По итогам выборов у социалистов оказалась самая большая фракция в парламенте — 25 человек из 101 (остальные места распределены между четырьмя прозападными политическими силами).

Образ социалистов как главного партнера Москвы в Молдавии дает результаты — их популярность растет

В случае с Гагаузией, судя по всему, было решено использовать тот же шаблон. Якубов организовывал там концерты Газманова и группы «Любэ», на которых появлялась Влах, в Москве кандидата принимали Матвиенко и Нарышкин, а агитировать за нее непосредственно в автономии приезжали депутаты Госдумы Николай Валуев и Елена Драпеко.

Другие кандидаты в башканы старались не отставать от Влах и выглядеть максимально пророссийскими. Николай Дудогло в этом смысле сделал все, что мог: он сфотографировался с Владимиром Хомерики, который был доверенным лицом Путина на президентских выборах 2012 года. Рекламными щитами с их совместным снимком, наложенным на вид Кремля, был увешан весь Комрат (столица автономии).

Активность Москвы вызвала негодование Кишинева. Молдавский президент Николае Тимофти заявил о вмешательстве во внутренние дела страны и пригрозил закрыть депутатам из России въезд, если их визит не носит официального характера. На это ответил глава думского комитета по делам СНГ Леонид Слуцкий, обвинивший президента Молдавии в двойных стандартах, поскольку его никогда не возмущали визиты в республику политиков и парламентариев из ЕС, пропагандировавших здесь евроинтеграцию: «Они (европейцы.— «Власть»), получается, могут встречаться и позитивно высказываться по либерально-демократической линии власти, поощряя Молдову на сближение с ЕС и евроинтегреацию, а когда оппозиционная Партия социалистов встречается с коллегами из Думы и те поддерживают их политические позиции, то это — вмешательство во внутренние дела».

Выборы в Гагаузии были важны для Москвы и поддержанных ею социалистов не только с точки зрения контроля над автономией. Дело в том, что в конце года в Молдавии должны пройти выборы в местные органы власти. В этом смысле гагаузская кампания — это возможность, с одной стороны, закрепить прошлогодний успех пророссийской силы, а с другой — обкатать новые технологии.

Во время прошедшей избирательной кампании Ирина Влах активно решала проблемы жителей Гагаузии, которым был запрещен въезд в Россию. Ее штабы принимали заявления от тех, кто столкнулся с проблемами в России, и передавали бумаги в Федеральную миграционную службу (ФМС), с руководителем которой Константином Ромодановским у Додона с прошлого года установились теплые отношения. 18 марта Влах триумфально сообщила об отмене по ее ходатайству запрета, введенного в отношении 15 человек.

С учетом того что для русскоязычных гагаузов Россия — важное направление трудовой миграции, это сильный ход. Всего в РФ работает от 700 тыс. до миллиона граждан Молдавии, которые ежегодно отправляют домой около $1 млрд. Проблемы с ФМС есть более чем у 200 тыс. молдавских граждан. Так что социалисты наверняка будут пиарить на местных выборах возможность решать эти проблемы.

Партия социалистов сотрудничает не только с ФМС, но и с Россельхознадзором. В июле 2014 года, сразу после подписания Молдавией соглашения об ассоциации с ЕС, Россия запретила ввоз молдавских фруктов и плодоовощной продукции. Это сказалось на экономике сельскохозяйственной страны. Но теперь у фермеров появилась надежда. И так совпало, что ее им дал именно Игорь Додон.

На январской встрече с ним Сергей Нарышкин сказал, что комиссия молдавского парламента по сельскому хозяйству, возглавляемая депутатом-социалистом, воспринимается российской стороной как главный переговорщик по торговым вопросам. После этого социалисты принялись составлять списки фермеров и фермерских хозяйств, которые хотели бы возобновить экспорт своей продукции в Россию, и решать их проблемы. Недавно для десятка компаний Россией были сделаны послабления. Этот ход может привлечь на сторону социалистов электорат на севере Молдавии, где садоводство — основной бизнес.

Образ социалистов как главного партнера Москвы в Молдавии дает результаты — их популярность растет. Немаловажную роль при этом играют проевропейские власти страны, которые погрязли в коррупционных скандалах. В республике сейчас расследуется дело о выводе за рубеж гигантской по местным меркам суммы — €1 млрд. Деньги ушли через крупные банки, выдавшие кредиты подставным фирмам, аффилированным с политиками из правящих партий. Нацбанку пришлось спасать выпотрошенные банки путем вливаний, что сказалось на курсе национальной валюты, который резко упал. Как следствие, выросли цены. И это притом, что ранее главным эффектом создания зоны свободной торговли с ЕС, которая заработала после подписания соглашения об ассоциации, называлось снижение цен.

В итоге правительство, называющее себя прозападным, жестко критикуют даже убежденные сторонники вступления в ЕС, а слово «евроинтеграция» для многих стало ругательным. Все это в конечном счете может подкосить нынешнюю власть. Политик и бизнесмен Ренато Усатый, чью популярную партию Patria на прошлых выборах власти со скандалом сняли с выборов, возбудив против него при этом уголовные дела, не исключает досрочных выборов в парламент. «Какая-то помидорно-укропная революция там в ближайшее время произойдет, потому что электорат либерал-демократов и демократов (прозападные партии власти) ненавидит свои партии за альянс с коммунистами. От компартии их избиратели также отвернулись из-за их альянса с проевропейскими партиями. Властью недовольны люди, выступающие за движение Молдавии в Европу»,— сказал Усатый «Власти».

Если прогноз Ренато Усатого оправдается и в стране будут досрочные выборы, социалисты имеют шансы на успех, как единственная пока серьезная альтернатива власти. Вопрос в том, сдержат ли они обещание интегрироваться в Таможенный союз и расторгнуть ассоциацию с Евросоюзом? «Не верю, что социалисты в случае прихода к власти денонсируют ассоциацию и будут твердой рукой вести страну в ТС. Обычно после победы люди начинают умерять свои обещания, происходит сдвиг к центру»,— сказал «Власти» аналитик бывший постпред Молдавии при ООН Алексей Тулбуре.

Описанная Тулбуре ситуация уже случалась: в начале нулевых власть в стране взяли коммунисты, выступавшие за вступление в Союз России и Белоруссии. В 2005 году они же взяли курс на ЕС, откуда в Молдавию пошли щедрые финансовые вливания.

По инфомации:  kommersant.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru