Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 17 12 2017
Home / НОВОСТИ / Анна Лесникова утверждает, что родила сына от Немцова

Анна Лесникова утверждает, что родила сына от Немцова

Дизайнер ювелирных украшений из Нижнего Новгорода в эксклюзивном интервью изданию Super.ru рассказала о своем романе с трагически погибшим политиком Борисом Немцовым. Оппозиционера застрелили в центре столицы на Большом Москворецком мосту в ночь на 28 февраля 2015 года. Анна Лесникова сообщила журналистам, что стала матерью внебрачного сына политика. Сейчас Данилу уже 17 лет, и экс-пассия Немцова намерена претендовать на часть его наследства.

Как вы познакомились?

Анна: Мы из одного города — он был у нас губернатором. Я уже была известным дизайнером одежды, у меня было три совместных показа с Юдашкиным, я постоянно мелькала на экранах телевизоров. Просто как-то судьба свела, случайно… Все загорелось, понеслось… Он вел себя как мальчишка, постоянно сбегал от охраны. Брал у друзей машину, не умея водить совершенно — у него не было способности к вождению машины. Я ему говорю: «Борь, был красный». Он с удивлением спрашивал: «Да?» Но все, кто злился на дорогах, догоняли нас и видели, что за рулем губернатор, и тут же рассасывались. Он был очень красивый, очень добрый, искренний.

Это была любовь с первого взгляда или чувства пришли позже?

Анна: Как он мне сказал, он все время, когда смотрел на экран, всегда меня хотел, всегда меня любил. Уже заранее.

Насколько быстро ваши отношения стали романтическими?

Анна: Они у нас всегда были романтическими, до самого конца такими оставались. Любовь, конечно, в прошлом, но остались дружеские, теплые, родственные отношения. Он меня всегда спрашивал, сколько мне лет. Я отвечала: «Борь, какой вопрос некорректный». На что он всегда говорил: «Да ладно, мы же родственники». Но так и не знал, сколько мне лет, никогда.

Расскажите, пожалуйста, как вы узнали, что ждете ребенка? Борис был женат на тот момент?

Анна: Конечно, Даня ведь младше Жанны. Когда я узнала, что беременна, сказала ему, что такие гены я, конечно же, хотела бы оставить. Потому что хочу такого же красавца, сильного, умного. Причем я сразу была уверена, что это мальчик — я почувствовала его. Сын, даже будучи еще в животе, всего на второй неделе заставил меня бросить курить. Он уже тогда был энергетически мощным человеком. У нас с Борей был общий друг — Абдул-Хамид Садыков, которого впоследствии убили. Мы втроем катались на лошадях, когда я еще даже не знала, что беременна. Я хорошо езжу верхом, но толкаю коня пяткой в бок — а он идет медленно-медленно и под ноги смотрит. Я спрашиваю: «Хамид, почему конь не реагирует?» Он дал мне конюха, но и на него конь не среагировал. Я только потом поняла, что конь по-другому видел и чувствовал, он уже все знал.

Как к известию отнесся Борис Ефимович?

Анна: Он сказал, что очень хочет сына. Его всегда удручало, что у него один ребенок, и он всегда хотел много детей. Я думаю, что детей на самом деле гораздо больше, чем мы знаем.

Что произошло, когда Данила появился на свет? Встал вопрос о том, кого вписывать в свидетельство о рождении. Как вы его решили?

Анна: У меня был гражданский брак… Почему мы с Борей и молчали — потому что не хотели обижать чувства человека, с которым я жила. Он очень много сделал для сына. Я всегда рассказывала об этом Борису, и он сам интересовался. Я говорила Борису: «Юра прибегает с работы, переодевает ботинки на кроссовки и идет играть с сыном в футбол, — ты так никогда не сможешь, тебе же некогда». «Слушай, молодец», — Борис всегда о нем хорошо отзывался. Он много и подробно спрашивал о сыне, я ему отправляла все фотографии, видео. Борис мне присылал смайлики и писал: «Очень красивый мальчик». Была одна встреча — мы случайно столкнулись в кафе, была я, Данилка, моя дочь и Боря. Данила, конечно, ничего не понимал, ему было 10 лет. Бывает же такое… Борис сел к нам за стол, и нас с дочерью как парализовало — он в 10 лет уже был так на него похож, они смотрели друг на друга просто как в зеркало. Данила ему что-то лопочет, рассказывает, а Боря его так внимательно слушал. Видели бы вы его лицо в тот момент.

Анна, после сегодняшнего интервью о том, что у вас есть сын от Бориса Немцова, узнает вся Россия и в том числе Юрий — человек, который воспитывал Данилу всю жизнь. На ваш взгляд, как он отнесется к этому известию?

Анна: Он всегда знал это. Мы этой темы никогда не касались, но он всегда знал. Я думаю, что ему все это неприятно, но перед лицом смерти все остальное уже не важно. Когда Борю убили, я поняла, что лишила ребенка чего-то, чего он заслуживает по рождению. Сейчас я хочу, чтобы хотя бы после смерти, не знаю, как объяснить… Просто он для него теперь всегда легендой будет, понимаете? Данька уже полгода все знает и он не хотел встречаться. Он боялся ранить Юрия, своего папу. Он говорил мне: «Я не хочу знать этого человека, он не участвовал в моем воспитании». Мои уговоры не помогали. И вот, только только он согласился, и буквально через несколько дней Бориса убили.

Данила, как мама тебе рассказала, что твой настоящий папа — Борис Немцов? Как ты к этому отнесся? Ты помнишь свои чувства?

Данила: Как конкретно это произошло, я не помню, потому что у меня был большой шок. Какое-то время я пребывал в состоянии прострации, но в конечном итоге смирился с тем, что это правда. Стоит отметить, что у меня есть папа, который меня воспитал. У нас ним отличные отношения, я его очень люблю. Мой биологический отец навсегда останется для меня некой легендой, ориентиром и примером в некоторых вещах.

В тот день, когда Бориса Ефимовича убили, ты уже полгода знал, что он твой настоящий отец. Какие чувства ты испытал, узнав, что потерял отца?

Данила: В первую очередь я пожалел о том, что мы не успели встретиться, поговорить. Я думаю, что любому человеку стоит лично знать своего биологического отца, а нашу единственную встречу я не запомнил, потому что был маленьким. Это потеря для всех в принципе, а для родных людей тем более.

Анна, я думаю, у всех возникнет вопрос, есть ли у вас какие-любо доказательства того, что Данила — родной сын Бориса Немцова? Безусловно, помимо определенного внешнего сходства.

Анна: Да, мы делали анализ ДНК. Это прежде всего нужно было нам с Борей, чтобы убедиться, поскольку у нас был любовный треугольник. Просто для успокоения души. Мы делали этот анализ, когда ребенку было от 4 до 5 лет, я точно не помню. Тест показал самый высокий результат — 99,9%. В результатах анализа он, естественно, не был записан, как Борис Немцов, — он в то время занимал пост, ему это было не нужно. Конечно, сейчас нужно делать еще один анализ.

Анна, почему вышла такая несправедливость? Ведь детей Екатерины Одинцовой Борис признал.

Анна: Он признавал тех детей, чьи матери хотели, чтобы он их признал. Он любил своих детей и никогда никому не отказывал ни в помощи, ни во внимании. По поводу Дани он даже встречался с психологом и спрашивал, как быть в ситуации, когда ребенок считает своим отцом другого человека, а я хочу его признать. Ему сказали, что так нельзя, потому что когда ребенок несколько лет называл своим отцом другого человека, у него может просто съехать крыша. «Ждите, когда ребенок вырастет, еще наобщаетесь», — ответил Боре психолог.

Знаете, к тому же, это было в такое время — у Бориса убили двух близких друзей. Как только Борис приближал к себе человека, его тут же убирали. У него всегда было очень много врагов, потому что он открытый, его слова всегда летели вперед мыслей. У него молниеносные чувство юмора и реакция — сначала скажет, потом подумает. Этим он часто обижал людей и наживал много врагов. Такие люди всегда имеют много врагов. Поэтому, когда убили одного, подстроили аварию другому, третий прикован к инвалидной коляске, Борис был сильно напуган. В том числе по этой причине он предложил молчать — потому что боялся за нас.

Борис поддерживал вас материально? Передавал какие-нибудь подарки сыну?

Анна: Всегда. Даже когда Данька не хотел с ним встречаться, ругался, злился, я напоминала сыну: «Помнишь, я тебе приносила постоянно доллары? Это все он тебе передавал каждый день рождения». Оплачивал отдых, и если мы куда-нибудь ездили отдыхать, он всегда давал с собой денег, чтобы я купила мальчику что-то хорошее. Боря постоянно хотел Даниле что-то подарить, спрашивал, есть ли у него айфон. «Ну что же мне ему подарить?» — спрашивал Боря, когда я отвечала, что у сына есть все гаджеты. Я советовала дарить отдых, предложила отправить сына в Америку. Мы даже летали в Америку, чтобы договориться по поводу учебы. У Бориса были планы, которые он так и не успел воплотить.

Анна, сейчас ходит много слухов касательно наследства, которое мог оставить Борис Ефимович своим детям. Разговоры эти весьма противоречивые: одни говорят, что у Немцова были несметные богатства, а другие, что там нечего делить. Знаете ли вы о его материальном состоянии, которое могло остаться после его смерти?

Анна: У нас с ним как-то был разговор… Знаете, я ведь постоянно его ругала, потому что у меня совершенно иная политическая точка зрения. Впрочем, это не мешало нам быть близкими друзьями и родными людьми. Я постоянно повторяла ему, чтобы он прекратил ругать президента. Ведь он неплохой президент, и я никогда так хорошо не жила, как живу сейчас. Я ему даже СМС писала на праздники: «Поздравляю, желаю, чтобы у тебя все было. Просто прекрати ругать нашего президента». А он мне в ответ смайлики отправлял со словами: «Я вас люблю». Я ему однажды сказала, не думая даже, что такое может произойти: «Тебя просто фанаты сумасшедшие найдут и грохнут, ты хотя бы завещание оставь, чтобы мы потом за твои квартиры не ругались и не дрались». Это была просто шутка, и вдруг эта шутка превращается в какой-то кошмар.

Я считаю, что мой сын тоже имеет право на наследство. Боря не был расточительным человеком, он старался заработать, старался для детей и всегда хотел им что-то оставить. Я думаю, что какие-то средства у него есть, да и он сам мне об этом говорил. Он сказал, что все, что у него есть, он оставит своим детям поровну. Я у него тогда спросила, сколько этих детей, а он мне ответил: «Молчи, женщина, потом узнаешь!»

Полную версию интервью дизайнера Анны Лесниковой читайте на сайте Super.ru.

По информации: LifeNews


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru