Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 24 03 2017
Home / Общество / Мою машину расстреляли в центре Кургана

Мою машину расстреляли в центре Кургана

У жертвы порваны почка и печень. На городских рынках – новый передел влияния с участием ОПГ

1408694405172

В Кургане начался новый передел влияния на городских рынках. Уже больше года идет атака на ярмарку «Зауралглавторг», которую в народе называют «вьетнамским рынком». И, как стало известно Znak.com, эта кампания сопровождается стрельбой, покушениями на жизнь учредителей предприятия, обысками, судебными процессами и уголовным делом. Таких жестких разборок в Кургане не было уже давно – с тех пор, как на длительные сроки осудили членов известной ОПГ «Локомотив», контролировавшей Центральный и Некрасовский рынки города. Подробности – в материале Znak.com.

«Вьетнамский рынок» в Кургане лихорадит уже второй год. На днях налоговая служба заявила о новых претензиях: по данным ведомства, в 2012 году ООО СП «Курганская птицефабрика» (на площадях сегодня работает рынок) под видом металлолома продало оборудование для содержания птиц и теперь предприятию придется доплатить более 1,7 млн рублей налоговых платежей. Оборудование, по данным с сайта регионального УФНС, было куплено в 2011 году. Руководство птицефабрики, приобретя его, якобы воспользовалось правом на получение налогового вычета по НДС, а через год демонтировало оборудование и продало – в качестве металлолома, реализация которого не облагается налогом на добавленную стоимость.

При этом инспекторы установили, что покупатель, взявший на себя работы по демонтажу, на момент подписания договора не был зарегистрирован в ЕГРЮЛ; само купленное оборудование, по данным УФНС, используется покупателем для производственных целей, а ломом было представлено лишь с целью уйти от уплаты налога на добавленную стоимость. Однако на самом предприятии не согласны с позицией налоговиков, и, как выяснилось, это лишь малая часть длинной истории о том, как «кошмарят» бизнес в Кургане.

plan

ООО СП «Курганская птицефабрика» приобрела площади в Кургане по Омской, 173, на которых сейчас располагается ярмарка «Зауралглавторг», у обанкротившегося МУП «Зауралснаб» в 2011 году, по данным СПАРК, за 34,9 млн рублей. К тому времени предприятие долгое время простаивало, и новые владельцы не сумели запустить здесь птицефабрику – они перепрофилировали производство, но с самого начала своей работы сталкиваются с серьезными трудностями.

По данным СПАРК, совладельцами ООО СП «Курганская птицефабрика» являются две компании: кетовское ООО «Зауралагроинвест» и московское ООО «Агромаркет-Инвест». В Кургане широко обсуждается версия о том, что свой интерес в этом бизнесе есть у сенатора Совфеда Сергея Лисовского (слухи подогревают данные о том, что бенефициар «Агромаркет-Инвест» зарегистрирован в офшоре на Кипре).

Директором СП «Курганская птицефабрика» долгое время был Артур Копытин, но, как стало известно Znak.com, недавно он уволился. К этому, очевидно, привело то, что следственный комитет возбудил в отношении Копытина уголовное дело. Как сообщил Znak.com сегодня представитель регионального СУ СК РФ Алексей Горбунов, дело в отношении Копытина было возбуждено 16 февраля 2015 года по статье 199 УК РФ – «Уклонение от уплаты налогов».

Znak.com удалось связаться с совладельцем и директором одного из учредителей Курганской птицефабрики — компании ООО «Зауралагроинвест» Александром Шевцовым, и он рассказал, чем вызваны претензии налоговых органов, как компания связана с сенатором Лисовским, в каких условиях приходится работать предприятию и как он сам чуть не погиб из-за своего бизнеса.

1(2094)

— Александр Николаевич, поясните, что за история произошла с покупкой оборудования, из-за которого у налоговой службы возникли претензии к птицефабрике?

Мы оспариваем данный факт, все находится в стадии судебного разбирательства с налоговым органом. 22 судебных заседания уже прошло, сейчас подали кассационную жалобу. Если суд рассудит и признает наши действия неправомерными, мы, конечно, будем выплачивать эти деньги. Если же восторжествуют здравый смысл, справедливость и правда, тогда думаю, что действия налогового органа здесь не совсем корректны.

Мы покупали активы на улице Омская с торгов. «Зауралснаб» банкротился, фабрика фактически на тот момент не работала уже 1,5 года. «Зауралснаб» оборудование не демонтировал, оно находилось в корпусах. И было принято решение покупать это все единым лотом.

Имущество действительно приобреталось как оборудование, но на тот момент срок его эксплуатации вышел — это было оборудование выпуска 1973-75-го года, которое уже отслужило три срока. Оно было списано. Срок эксплуатации данного оборудования – 10 лет, оно постоянно реанимировалось, подваривалось и так далее. К 2012 году оно, во-первых, уже устарело само по себе, и, во-вторых, это реально была груда металлолома. Фактически это был металлолом, который никаким образом нельзя было применить или продать как оборудование. Была создана специальная комиссия, мы все это зафиксировали, запротоколировали при демонтаже. И нам сейчас не совсем понятны претензии со стороны налогового органа.

 — Изначально вы собирались запускать здесь птицефабрику?

 — В итоге мы запустили только один птичник, а остальное оборудование было абсолютно не годно – мы не могли даже комбикормовый завод запустить, потому что все задымило.

Но мы провели большую работу — планировали модернизацию и запуск фабрики именно как птицефабрики. Были внесены и зарегистрированы инвестплощадки, вели переговоры с корпорациями «Биг Дачмен» и так далее. У нас был хороший проект птицефабрики, но на тот момент власти Кургана посчитали, что фабрика городу не нужна и мы не можем разместиться в черте города со своим производством.3(1971)

— Как это произошло?

— Мы прошли публичные слушания. На публичных слушаниях выступили представители городской власти, которые сказали, что наша фабрика не соответствует градостроительному плану: мы не проходим по санитарным зонам и не сможем открыть фабрику на этом месте.

И нам проект просто зарубили, отказали в предоставлении разрешительных документов, и мы были вынуждены просто-напросто свернуть деятельность птицефабрики, ее полностью ликвидировать, вырезать все оборудование, продать как металлолом.

Мы обращались к Сергею Федоровичу Лисовскому, чтобы он помогал нам согласовывать этот проект именно как по развитию сельского направления – птицеводства, но продавить эту стену было даже не в его силах. Поэтому нами было принято решение о строительстве на этой площадке логистического центра.

— В Кургане ходили слухи о том, что Сергей Лисовский сам имеет отношение к этому бизнесу. В частности, вопросы возникали из-за второй фирмы-учредителя из Москвы. Она действительно связана с Лисовским?

— Нет, не связана. Я неоднократно обращался к Сергею Федоровичу, когда у нас была птицефабрика. Он же у нас сенатор по аграрному сектору. Мы к нему записывались на прием, обращались, он проникся и помогает нам в этом вопросе. Он помог нам грамотно составить бизнес-план, а потом помог подыскать нормального московского компаньона в лице ООО «Агромаркет-Инвест» с директором Алексеем Тигиным. А то, что там какая-то аффилированность – это все злые языки. На самом деле это такой жест доброй воли.

4(1498)

— Что сейчас работает на площадях бывшей птицефабрики?

— Сейчас там расположена ярмарка. Мы пытаемся запускать овощехранилище, хотим привлечь туда местных сельхозпроизводителей, чтобы они могли реализовывать свою продукцию – предоставить им торговые площадки. Но нам очень тяжело развиваться, потому что непонятно по каким причинам нас постоянно, скажем так, рвут проверками со стороны надзорных органов.

Постоянно объясняют это тем, что у нас присутствуют иностранные граждане, хотя у нас все иностранные граждане зарегистрированы. С Вьетнамом у нас сейчас, в том числе и на уровне правительства, дружественные отношения. То есть люди ничего не делают противозаконного, но тем не менее нас постоянно рвут проверками. Последняя проверка была вообще абсолютно не обоснованна.

У нас в отношении бывшего руководителя Артура Копытина возбудили уголовное дело по факту того, что якобы он должен был заплатить НДС с денег, которые были получены по вычету по строительству логистического центра, и налоги со сделки, касающейся металлолома. Мы пытаемся отстаивать его права и дали пояснения следственному комитету, что сейчас это все рассматривается в рамках арбитражного судопроизводства. Долго пытались добиться копии постановления о возбуждении уголовного дела. Наконец-то его добились, прочитали. И основанием для возбуждения стал рапорт какого-то сотрудника ОБЭП, который говорит, что ему стал известен вот такой факт неуплаты. И наших правоохранителей не смущает, что у нас с налоговой идут суды, что мы не отказываемся от оплаты, а просто хотим отстоять свои гражданские права.

Около трех недель назад снова приехали, парализовали работу предприятия. Напугали всех арендаторов. Заходит СОБР, заходит ОМОН, забирают документы, не касающиеся данного дела. Хотя мы в принципе по любым просьбам предоставляем документы. Мы сейчас обжаловали все эти действия, но суд отклонил наше ходатайство по признанию обыска незаконным.

Приезжал представитель СК. Мы задали ей вопрос, она говорит, да, по факту уголовного дела в отношении Копытина. Сейчас господин Копытин будет, наверное, подавать какое-то исковое либо жалобу о том, что оснований для возбуждения как таковых нет. В уголовном деле они уже вынесли для себя однозначное решение, что мы обязаны выплатить эти деньги, хотя еще нет решения гражданского суда, нет от нас отказа в выплате.

Дошло до того, что налоговая служба наложила арест на наши счета, и сейчас все деньги, которые мы вносим, автоматически списываются в погашение той задолженности — 1,7 млн рублей. Мы работаем, но сами представляете, в каких условиях.

У нас за 1,5 года работы прошло порядка 38-40 проверок именно по линии ОБЭП, правоохранительных органов. У наших арендаторов изымается товар. Мы подсчитали: за все время было изъято товара почти на 3 миллиона якобы для проведения экспертизы, но на данный момент еще ничего не вернули. У одного предпринимателя изъяли товар на 2,5 миллиона, она просто разорилась и ушла от нас.

Все методично ведется к тому, что нашу ярмарку нужно закрыть.

5(1124)

— Артур Копытин, наверное, уволился из-за этих проблем?

— Конечно.

— В начале года налоговая служба подавала иск о банкротстве птицефабрики. Чем это закончилось?

— Закрыто производство, мы все выплатили. Мы реализуем очень большой инвестпроект, завели порядка 185 млн рублей на курганскую землю. Мы построили из разрушенного предприятия нормальную площадку. Мы готовы развиваться, платить налоги. Мы закредитовались через московское отделение Россельхозбанка. У нас работает порядка 400 предпринимателей. Это социально значимый для города объект!

В ответ мы получили вот такой накат, и на все наши просьбы: «Ребят, пожалуйста, давайте будем корректнее относиться, мы понимаем, что перекрыли бизнес Центральному рынку, который аффилирован с городской администрацией, но тем не менее мы же тоже платим налоги и создаем рабочие места» — не слышим никакой отдачи. Нам говорят: «Ничего страшного, что вы разоритесь». Хотя представитель московского Россельхозбанка в доверительной беседе сказал, что в случае, если наш проект завалят по вине властей, больше они ни копейки денежных средств в Курганскую область вливать не будут.

— Вы сейчас говорили про Центральный рынок – вы с этим связываете «наезд» на свой бизнес или еще с какими-то причинами?

— Это сугубо мое личное мнение: ни с чем другим я связывать это не могу. Понимаете, ситуация такая: буквально 28 декабря 2014 года на меня было покушение: мне просто-напросто расстреляли машину, я провалялся в больнице 20 дней.

— Как это произошло?

— Это сделали представители одной из ОПГ города Кургана, аффилированной с Центральным рынком. Что было? Было нападение. Я ехал на автомобиле, и в центре города мне расстреляли машину. Я, водитель и охранник попали в больницу. У меня разорвана почка, разорвана печень. У охранника – 24 шва на голове. Машина вся была расстреляна. Это случилось ночью.

6(223)

— Вы обратились в полицию?

— Нет, я не обращался в полицию. Я считаю, что это бесполезно.

Мы неоднократно пытались правду какую-то искать: писали жалобы, в прокуратуру обращались, в следственный комитет и так далее – это все не имеет никакой перспективы. Все спускается на тормозах. На этом все заканчивается.

Мы пытаемся обратить на себя внимание властей, надеемся, что новый губернатор Алексей Геннадьевич обратит на эту ситуацию внимание, знаем, что он очень здравый человек. Но вот, по крайней мере, со стороны правоохранителей мы никакой поддержки найти не можем.

— Вы упомянули губернатора – вы обратились к нему?

— Мы написали ему открытое письмо с просьбой разобраться в ситуации, ждем ответ.

— Как обстоит ситуация сейчас?

— В данный момент идет накат не только на нас – сейчас очень активно те же самые сотрудники ОБЭП занимаются подрядчиком, который у нас занимался строительством, и у него проводят обыски, изымают документы под видом какой-то проверки.

— Сворачивать бизнес вы не собираетесь?

— Уходить и закрывать мне бы не хотелось. Я являюсь поручителем по кредиту, мне бы не хотелось, чтобы Россельхозбанк предъявил какие-то претензии ко мне.

 Тем более что мы очень много сил потратили и очень хороший объект построили – такого рынка нет в принципе в Курганской области точно. В Тюмени, в Челябинске тоже такого рынка нет. У нас все очень красиво, очень рационально, грамотно сделано. Работать только не дают.

Анастасия Гейн

Фото: newsinmir.com

По информации: ZNAK.Com

Рейтинг@Mail.ru