Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 14 12 2017
Home / В Мире / Персия, атом и нефть

Персия, атом и нефть

В швейцарской Лозанне  было  достигнуто соглашение по иранской ядерной программы. Его последствия  будут иметь планетарный масштаб

iransanct1

Минувшая неделя принесла весьма серьёзную новость. В швейцарской Лозанне в рамках работы шестисторонней группы было успешно достигнуто рамочное соглашение относительно иранской ядерной программы. Событие это было весьма внезапным, никакого прогресса в этом деле никто не ждал – тем приятней был достигнутый результат. Вместе с тем, последствия достигнутого соглашения могут быть весьма серьёзными, планетарного масштаба. Речь сейчас пойдёт именно о них.

Говоря формально, это соглашение является «протоколом о намерениях», которое (пока) не имеет обязывающей юридической силы. Вместе с тем, этот «протокол» крайне (для документа такого рода) детализован, из чего можно сделать вывод, что дальнейших сложностей в работе быть не должно. С другой стороны, кто-либо склонный к конспирологии может предположить, что договор готовился втайне от мирового сообщества именно затем, чтобы быть представленным urbietorbiподобно коту из мешка – именно затем, чтобы, пока мир удивляется, произвести некоторые действия, дорогу которым открывает этот договор. Так или иначе, речь идёт о следующем:

Во-первых, Иран на 10 лет сокращает втрое количество имеющихся у него в распоряжении рабочих обогатительных центрифуг, причем только 5 тыс. машин старого типа IR-1 будут использоваться для обогащения урана, максимальная величина обогащения будет ограничена 5%. По истечении этого срока ограничение на центрифуги снимается.

Во-вторых, подземный комплекс в Фордо будет превращён в исследовательский центр, где будет вестись деятельность, не связанная с мирным либо же военным атомом.

В-третьих, Иран согласился уменьшить свой запас обогащённого урана с 10 тонн до 300 кг – и удерживать его на таком уровне 15 лет, уран будет отправлен на хранение за границу.

В-четвёртых, будет произведена модиификация тяжеловодного реактора в Араке, чтобы снизить до минимума количество нарабатываемого им плутония.

Наконец, Иран гарантирует МАГАТЭ доступ к своим ядерным объектам, дабы Агентство могло эффективно следить за ядерной программой Ирана, взамен на это мировое сообщество активизирует передачу Ирану некоторых ядерных технологий. Как только Иран выполнит эти требования, Совбез ООН отменит все предыдущие резолюции по ядерной программе Тегерана и примет новую резолюцию, основанную на текущем соглашении, после чего будут свёрнуты санкции против Ирана: европейские – полностью, а американские – частично (но большей частью).

Надо сказать, что складывающаяся таким образом ситуация формально устраивает всех участников переговоров. Иран рад – он сохранил свою ядерную программу как факт, он сможет продолжать работы, развивать технологии и обучать специалистов; стоит отметить, что новости о достижении соглашения вызвали народное ликование в стране. Довольны и США, вместе с иными членами «шестёрки», ядерная программа Ирана снижает свой масштаб при увеличении возможностей для мониторинга её, а Барак Обама вполне однозначно определил достигнутое соглашение как «историческое».

Это, понятно, не конец истории. В течение ближайших трёх месяцев протокол о намерениях будет переработан в полномасштабное юридически обязывающее соглашение, которое должно быть подписано в конце июня. Кроме того, не исключено и противодействие ему со стороны третьих сил – так, премьер-миистр Израиля Биньямин Нетаньяху прямо и откровенно заявил, что «соглашение, основанное на достигнутых рамочных договоренностях, угрожает выживанию Израиля», а республиканское ястребиное большинство в Конгрессе США также недовольно достигнутым соглашением; хочу специально отметить, что является ошибкой видение США как политически монолитной структуры. Более того, спустя буквально несколько часов после подписания соглашения стало известно, что Иран (устами своего министра иностранных дел Джавада Зарифа) обвинил США во лжи по ядерному соглашению: по мнению Ирана, неверным является заявление о том, что процесс снятия антииранских санкций (со стороны США) будет поэтапным, при этом Джавад Зариф привёл прямые цитаты из подписанного документа. Нельзя также и не отметить демонстративного американского испытания новейшей сверхмощной бункеробойной бомбы.

Ключевым, однако, является двойственный вопрос – снятия санкций против Ирана и возвращения Ирана в сообщество «приличных стран», снятие клейма изгоя. Сейчас у Ирана появился такой шанс – и это при де-факто сохранении своей ядерной программы. Предположим, этот шанс реализуется, несмотря на вышеуказанные противодействующие факторы. И означать это будет, ни много ни мало, реконфигурацию игроков на Ближнем Востоке и такую же реконфигурацию мирового нефтегазового рынка.

Во-первых, встанет вопрос нефти. В 2013 году Иран добывал, по данным американского энергетического агентства (EIA), примерно 3,2 млн. баррелей нефти в день (мбд), из которых около половины ушло на экспорт, а остаток был использован внутри страны; сейчас Иран экспортирует порядка 1,3 мбд. При этом в 2011 году, т.е. до введения санкций в их современной форме, Иран ежесуточно добывал более 4,2 мбд – на треть больше; а во времена оны, т.е. до революции и ирано-иракской войны – более 6 мбд. Нетрудно предположить, что этот ежесуточный миллион баррелей выйдет на мировой рынок в поисках покупателя, давя цены вниз. Здесь уместно вспомнить, что Иран уже заявлял устами своего министра нефти, что «вне зависимости от обстоятельств мы будем добывать 4 млн. баррелей в день, даже если цена на нефть рухнет до $20 за баррель», при этом новый иранский бюджет свёрстан из расчёта $40 за баррель, прежняя расчётная цена составляла $72; можно сравнить с российскими $50 и $100 за баррель соответственно.

Понятно, что такое снижение цен несет серьёзнейшие убытки американским нефтяникам, добывающим нетрадиционную нефть, число таких вышек в США уже снизилось вдвое с осени прошлого года, но, несмотря на это, производство нефти, наоборот, увеличилось, некоторый спад был отмечен лишь в последнюю неделю, но флуктуация это или же начало тренда покажет лишь время. Кроме того, даже разорение некоторых производителей (вкупе со снижением добычи) будет означать лишь консолидацию отрасли, «сланцевому буму» в целом это не угрожает. При этом есть сведения, что в США сейчас существенный перебор по добытой нефти, техасский сорт WTI торгуется дешевле североморского Brent; не исключено, что это может отразиться в отмене американского эмбарго на экспорт нефти, нельзя также не отметить, что американский потребитель и местная химическая промышленность будут весьма рады дешёвой нефти.

Второй вопрос – это газ. Иран является вторым в мире по запасам этого топлива (опять же, по данным EIA). Это означает, что Иран, в перспективе 10-12 лет, вполне в состоянии заместить Россию (или, как минимум, крепко её подвинуть) на европейском газовом рынке. Пока, впрочем, об этом говорить надо, удобных путей доставки иранского газа в Европу попросту не существует, и вряд ли они появятся без решения проблемы с ИГИЛ.

Наконец, третье измерение – политическое. Я уже писал о том, что США, похоже, потихоньку отходят от прямой и полной поддержки КСА, аккуратно прощупывая почву в деле восстановления нормальных отношений с Ираном. Разразившаяся в Йемене война – тому подтверждение, американцы не спешат оказывать поддержку шейхам. В целом, нормализовав отношения с Ираном (который, напомню, совершенно не дружит с КСА, шиит ваххабиту не товарищ) США вернутся в привычную и понятную для них ситуацию 70-х годов прошлого века, когда Вашингтон поддерживал шахский режим Пехлеви.

Вообще говоря, для России это соглашение не несёт ничего хорошего. Выход дополнительной иранской нефти на мировой рынок уронит цену и негативно ударит по экономике. Следует также учитывать, что даже сейчас, с учётом санкций, товарооборот между Тегераном и Вашингтоном оценивается в $5 млрд, российско-иранская торговля – впятеро меньше, соответственно, она куда менее критична для Тегерана. Можно даже говорить о том, что США, решив для себя иранскую проблему (несмотря на сопротивление арабского и израильского лобби), смогут полностью переключиться на более приоритетные направления, в первую очередь – на российское.

Впрочем, этого следовало ожидать.

Александр Виноградов

Фото: russiancouncil.ru

По информации:  World Crisis


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru