Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Четверг, 19 10 2017
Home / Общество / Депардье можно, фронтовику из Луганска – нельзя!

Депардье можно, фронтовику из Луганска – нельзя!

91- летнего ветерана ВОВ, бежавшего от ужасов войны на Украине, не очень-то ждали в родной России.

d57293903_3887695Французскому актеру Депардье российский паспорт оформили за один день, по мановению руки, в качестве подарка на блюдечке с голубой каемочкой. А офицеру, лично бравшему Берлин, имеющему свидетельство о получении медали за это, подписанное 9 мая 1945-м года, Россия в гражданстве нет, не отказывает, но предлагает еще немного подождать. Годик или два. Как будто бы они у него есть в запасе…

91-летний полковник запаса Иван Иванович Несмачный был уверен, что родина встретит его с распростертыми объятиями… Девять месяцев назад вместе с дочерью и внучкой он бежал из Украины, из харкающего кровью Луганска. Но здесь он стал бездомным, бесправным, без пенсии, без медицинского обслуживания.

Я увидела его издалека, открывая подъезд их многоэтажного дома, на втором этаже сидит на балконе, тепло одетый в пальто и с укутанными пледом ногами. На улицу не выйти — то дождь, то солнце. Летом, почти сразу после бегства из Украины, дедушка еще выходил гулять самостоятельно. А недавно упал и ударился сильно, с тех пор близкие не рискуют.

Пока поднимаемся в квартиру, полковник в запасе Иван Иванович Несмачный вовсю преображается и встречает журналистов без пальто, в отутюженной рубашке. Но это не его дом, а родного внука, тоже офицера на пенсии, живущего в подмосковной Балашихе.

И вовсе не о войне поведает мне ветеран. Вернее, не о той войне.

«Дед бежал из Украины, потому что жить там стало невозможно, вместе с тетей и сестрой при пересечении границы оказался в лагере МЧС, когда спросили: «Есть куда ехать?» — назвал мой адрес в Балашихе. Его посадили на поезд, а в Москве уже я их встретил, об оформлении статуса беженца и квот, что должны были дать им еще в Ростове, мы тогда и не задумались, хорошо, что удалось вырваться живыми», — рассказывает внук Станислав.

Последний год жили в Луганске как на пороховой бочке. Будто снова пришла та страшная война, в мае 45-го старший лейтанант Иван Несмачный, помощник начальника политотдела бригады по работе с комсомольцами, брал Берлин. 8 орденов и не счесть сколько медалей. Одного только ордена «Красной звезды» — 3 экземпляра. Вручены за боевые заслуги. Ордена «Отечественной войны 2 степени». Медаль «За победу над Германией» — приказ о награждении подписан днем победы. Парадный пиджак, который весит из-за наград, наверное, несколько килограммов, по-прежнему ждет хозяина в его шкафу в Луганске.

Не до того было, когда уезжали.

Хотя таких, как он, фронтовиков, лично видевших, как взвивается над рейхстагом алое знамя, на весь бывший Советский Союз осталось всего пару сотен человек.

Они уходят с каждым годом. От болезней, от немощи, от того, что вышел земной срок. Но не надо ускорять уход ветеранов.

«Я сразу помчался к нам в УФМС за временной регистрацией, — продолжает Станислав Несмачный. — Дедушку оставил дома. Он после дороги был, устал очень. Пошел на прием к самому большому начальнику, разъяснил ситуацию, что дед с родными бежал от гражданской войны на Украине, что ему нужно быстрее оформить все положенные документы. Затем заглянул в собес: можно ли у них расчитывать на помощь? Все были со мной крайне вежливы, объяснили, что, да, действительно, есть такое указание: помогать беженцам. Но дед мой беженцем почему-то… не считается. Да, нужную бумагу должны были оформить еще в лагере МЧС в Ростове, но почему-то этого не сделали. А теперь все квоты закончились. В Балашихе этот статус не дают, объясняя тем, что город наш закрытый.

Все права и льготы инвалида первой группы и ветерана Иван Иванович Несмачный сможет получить только после оформления вида на жительство. А до этого у него должно быть РВП — разрешение на временное проживание.

Через полгода после РВП обычно и дают вид на жительство. А еще года через два-три немощный фронтовик вполне может претендовать на российское гражданство. Еще немного, еще чуть-чуть…

«В военный госпиталь дедушку удалось бесплатно положить, так как из-за нервов обострились сразу все болячки, сахарный диабет и сердце, — продолжает внук. — Начальник как увидел его послужной список, так и ахнул. Но долго его держать у себя без необходимых документов и медицинской страховки, входить в наше положение, он тоже не может. К кому ни обращаемся, все сочувствуют и жалеют — а толку? Здесь у дедушки ни пенсии, ни льгот. Самое обидное, что родился-то он в России, в Белгородской области, в деревне Владимировка, и можно было бы попытаться оформить ему гражданство хотя бы на этом основании — но для этого Украина должна согласиться с его отказом от их подданства. А у деда прописка в ЛНР, непризнанной республике, так что и здесь все тоже сложно…»

Помотало Ивана Ивановича Смачного за его долгую жизнь по стране изрядно. После войны закончил военную академию, честно и преданно служил родине, пенсию встретил в звании полковника, после увольнения работал заместителем директора в музее Боевой Славы в Кишиневе. В результате распада Советского Союза из Молдавии пришлось срочно уехать, так как националисты угрожали семье…

К старости осели на родине супруги — в спокойном и тихом Луганске. Не задумывались над тем, что страна теперь разделена — один сын в Киеве, внук в России, такая вот она военная служба у династии офицеров.

«Я после выхода на пенсию в России, получил от государства квартиру в Балашихе, но, конечно, пришлось побороться за нее изрядно», — грустно улыбается 45-летний Станислав Несмачный.

Дом деда в Луганске стоял на улице 30-летия Победы, что идет через весь город. И каждый год полковник Несмачный выходил на военный парад в своем тяжелом кителе, бренча наградами, на площадь Ленина в самом центре города. Там сейчас стреляют..

Внучка и дочь Ивана Ивановича в России не выдержали — через несколько месяцев вернулись обратно на Донбасс. Поняли, что никому тут не нужны. Пусть стреляют, но хотя бы родные стены.

«Я знаю, что это навсегда — мое возвращение в Россию, потому что здесь моя родина и я много лет мечтал о ней, поскольку я — советский человек», — твердо отвечает полковник Несмачный.

Иван Иванович пьет чай на кухне. Осторожно, чтобы не испачкать белоснежную рубашку. О войнах рассказывает неохотно. И о той, что была, и о той, что идет сейчас. «Событий было много. Почти все они связаны с Украиной, так уж получилось, что я освобождал Харьков, Черкасск», — сноха, приехавшая из Тирасполя для помощи Станиславу, ухаживать за дедушкой, помогает Ивану Ивановичу надеть теплое пальто. Старик снова собирается на балкон — гулять.

Он уверен, что на 9 мая к нему придут чиновники с поздравлениями, школьники с цветами. И будут внимательно слушать его рассказы о войне и о победе, пропахшей порохом…

Он верит, что все теперь будет хорошо. Потому что на войне — и той, и этой, было гораздо хуже…

Да, возможно, что по закону полковник Несмачный и не может так скоро получить в России нужный статус. А с ним и все к статусу прилагающееся. Об этом говорят многие чиновники, делая вид, что хотят помочь, но, мол, законодательство не позволяет. Но ведь существует не только написанный людьми юридические нормы, но и наша с вами совесть. Совесть тех, кто живет сегодня на этом свете только потому, что 22-летний старший лейтенант Несмачный когда-то брал Берлин.

5 мая 2015-го года, за четыре дня до 70-летия Великой Победы, полковнику Иван Ивановичу Несмачному исполняется 92.

Сергей Чураков, председатель некоммерческой организации «Фонд поддержки ветеранов Великой Отечественной войны и ветеранов трудового фронта «Защита», депутат Балашихинского совета депутатов:

— Мы в курсе ситуации, в которой оказался Иван Иванович Несмачный. Сейчас по электроной почте вышли с письмом на губернатора области Андрея Воробьева и главу нашего городского округа Евгения Жиркова. Прекрасно понимаем, что помочь здесь может только подключение административного ресурса. Я не сомневаюсь, что этот вопрос будет решен по ускоренной схеме, таких заслуженных ветеранов, как Иван Иванович, бравший Берлин, остались единицы. И это вопрос и нашей области тоже, так как в Балашихе проживает его внук, кадровый офицер.

Я не сомневаюсь, что эта проблема накануне 70-летия нашей победы будет решена положительно.

P.S. Сердечно поздравляем полковника Ивана Ивановича Несмачного с 92-м Днем рождения, желаем крепкого здоровья и мирного неба над головой. Как стало известно «МК», у его внука Станислава накануне праздников все-таки приняли документы в ОУФМС и сразу, минуя все промежуточные стадии, на российское гражданство.

А знакомые луганские ополченцы обещали передать старику его праздничную военную форму с медалями и орденами, может быть, даже успеют к 9-му мая.

Все-таки хороших людей на этом свете больше, чем равнодушных.

Екатерина Сажнева

 

По информации:  www.mk.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru