Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 21 01 2017
Home / ШОУБИЗ / Оборотни в погоне

Оборотни в погоне

В прокате продолжение «Безумного Макса»

1603489

Сегодня на экраны выходит долгожданная перезагрузка постапокалиптической франшизы Джорджа Миллера о Максе Рокатански «Безумный Макс: Дорога ярости». Эта кинопоэма с гарпунами, жужжанием пилы, цепями, взрывающимися копьями и визжащим электрогитаристом на фоне песчаного торнадо рискует стать лучшим экшеном года, считает ЕЛЕНА КРАВЦУН.

Тридцать лет прошло с момента выхода первой части о Максе, пятнадцать из которых «Дорога ярости» существовала лишь как идея. Против создателя Макса, оскароносного режиссера Джорджа Миллера, было все: время, Мел Гибсон, власти Намибии и даже погода. Первоначально съемочная команда собиралась создавать пустынный мир топливных войн и дорожных банд в австралийской глубинке, но после двух лет сильнейших ливней сделать это в Австралии было уже просто невозможно. Пережив производственный ад, четвертый фильм саги о Максе, грозе моторов и ядерных пустошей, все же добрался до экрана в самом лучшем виде.

По сюжету действие разворачивается между событиями первого и второго фильмов антиутопии. После трагической смерти семьи главный герой превратился в скитальца, которого прошлое терзает страшными наваждениями. «Меня зовут Макс. Мой мир — это кровь и огонь»,— произносит закадровый голос, сразу обозначая трагедийное одиночество героя. Буквально парой фраз режиссер напоминает, где мы остановились в этом повествовании, и тут же отправляет своего зрителя в динамичную погоню. Ревущие моторы, оглушительные драки, вздымающиеся столбы пыли, преследование в узких тоннелях Миллер перекрывает вспышками призраков из травмированного сознания Макса, рисуя краткую предысторию.

Почти сразу же Макс попадает в плен к воинственному племени, которым правит Несмертный Джо (Хью Кияс-Берн) — прикрывающий свою дефективность доспехами мощный старик, обещающий своим воинам Валгаллу и проповедующий смерть на поле боя как высшее благо. Этот диктатор, как и большинство диктаторов, владеет трубой, но не с нефтью, а с водой, что в мире будущего куда более ценное богатство, и пятью прекрасными девицами, которых он держит взаперти для рождения ему здорового наследника. Однако одним прекрасным постапокалиптическим днем жены разом сказали себе: «Мы не вещи» — и сбежали из-под носа у ненавистного правителя с резкой, обритой наголо Фьюриосой (Шарлиз Терон), воительницей с робопротезом вместо руки. Вместе с наложницами Несмертного Джо она надеется найти зеленые земли, мир, который помнит из детства и из которого была безжалостно похищена. Дамы Джо посреди всеобщего ядовитого уродства выглядят абсолютными топ-моделями из рекламных роликов H&M: длинноногие и длинноволосые, субтильные и не приспособленные воевать. Теперь уже в погоню за своим похищенным богатством отправляется сам Несмертный Джо во главе своей армии, похожей на полчище продвинутых скоростных зомби.

Фильм сразу стартует на высоких скоростях и едва ли замедляется к финалу. Из-за этого те немногие минуты передышки, что дарованы режиссером, воспринимаются еще оглушительнее. Все персонажи в «Дороге ярости» немногословны, грубо вылеплены и быстры на отмщение. Большинство диалогов сводится к декларациям прописных истин. «Надежда — это ошибка»,— говорит Фьюриосе Макс, но и спорить с ним язык не поворачивается. Между этими двумя рождается еле заметная химия, их объединяет стремление выжить любой ценой и недоверие к окружающему миру, но режиссер развития любовной линии не дает, ведь в пустыне нет места чувствам.

Несмертный Джо неумолимо напоминает Бейна из картины «Темный рыцарь: Возрождение легенды» с отвратительной устрашающей маской, закрывающей большую часть его лица. Несмотря на свой суперзлодейский вид, он постоянно окружен толпой пехотинцев и вообще боится испачкать руки, пока действие не принимает фатальный оборот. Том Харди в роли Макса не смотрится столь же иконически, как выглядел Мел Гибсон, но, безусловно, завораживает, будто дикий раненый зверь. Перезагрузка сохраняет все атрибуты прошлых частей — жестокость, черный юмор, разнообразие 150 собранных вручную механизмов на колесах — и добавляет красочности и футуристического драйва, присущего дизельпанку. Своей идеальной выделкой и масштабными съемками картина действительно сводит с ума.

У «Дороги ярости» простая, но эффектная траектория: туда и обратно. Фильм почти полностью построен на длительной серии сцен погони на машинах безумной конструкции. Одной из самых потрясающих сцен становится песчаная буря, в которую буквально влетает весь кровожадный кортеж. Столкновение природы и плоти в угрожающе красивом водовороте снимали в пустынях Намибии, особую же яркость цветовой палитры придал колорист Эрик Уипп, чью филигранную работу стоит отметить отдельно. Когда напряженные перестрелки и баллистический балет каскадеров начинают надоедать своей избыточностью, режиссер наводит свою камеру на характерные для этого мира детали — то на сумасшедшего гитариста, которого воины берут с собой в погоню на движущейся платформе, выглядящего этаким постапокалиптическим Стивом Ваем, извлекающего искаженные рифы и пышущего огнем, то на железный пояс верности родом из эротических фантазий, скинутый на песок одной из жен Несмертного Джо.

Елена Кравцун

Фото: korrespondent.net
По информации: Коммерсант.ru

Рейтинг@Mail.ru