Home / ШОУБИЗ / Наша музыка позитивна

Наша музыка позитивна

В Москву едут Rudimental

16557

В предстоящие выходные в саду «Эрмитаж» состоится Bosco Fresh Fest, стартующий первым в ряду московских модных open air. Хедлайнерами фестиваля, объединившего самых актуальных исполнителей, станут британцы Rudimental. С одним из участников этой мультижанровой, практикующей drum and bass, джангл и соул команды, именующим себя DJ LOCKSMITH, поговорила ЕЛЕНА КРАВЦУН.

— Совсем недавно вы представили новый трек со своего второго альбома, у которого пока еще нет названия. Какой будет эта пластинка?

— Да, мы сейчас запустили один из треков — «Never let you go» — с будущего альбома в ротацию на радио. Альбом будет очень летним, там будет атмосфера летних фестивалей, отличный вокал, отличный бит. И нам уже не терпится исполнить его вживую перед тысячами слушателей, исполнить его в первый раз, и, судя по всему, это будет в России.

— На прошлой пластинке была целая россыпь коллабораций. С кем вы записывались на этот раз?

— Нам в Rudimental очень нравится работать с пока еще не открытыми талантами, продвигать их отчасти. В альбоме будет также пара имен, которые уже знакомы всем. Но пока мы не выпустим его, нам бы хотелось поддержать интригу. Правда, если честно, уже не терпится их назвать. На первом альбоме было много имен, о которых никто не знал, но сейчас эти артисты стали довольно популярными. Я думаю, что со вторым альбомом будет похожая история. Возможно, многие из имен вы сейчас не знаете, но через шесть-девять месяцев они будут на слуху у всех.

— Музыка Rudimental — она какая? Как бы вы ее сами описали?

— Rudimental для нас это целая культура, это стиль жизни и образ мыслей. Это свобода в музыке, которую творишь ты, свобода в самовыражении, свобода в том, что ты хочешь делать со своей жизнью. И мне кажется, что в нашей музыке столько позитива, что слушатель просто не может это не почувствовать. Откуда идет этот позитив? Конечно, от концертов, живых масштабных выступлений. Если вы посмотрите наши лайвы, то увидите, как десять человек на сцене наслаждаются моментом по максимуму, выступая и играя каждый на своем инструменте перед огромной аудиторией. Вот это и есть квинтэссенция Rudimental.

— Вы уже выступали на легендарном фестивале Glastonbury и нынешним летом будете там снова. Что лично для вас значит этот фестиваль?

— Он действительно очень много для нас значит. Несмотря на то что в нашем звучании важную роль играют электронные элементы, мы все же live-команда: мы работаем вживую. На фестивальной сцене мы будто оживаем. Мы видим реакцию толпы, и это заставляет нас выкладываться по максимуму, а на Glastonbury всегда происходит что-то феерическое и публика там очень благодарная.

— Надеюсь, наша публика тоже не подкачает. Как вы готовитесь к таким масштабным выступлениям?

— Когда мы за сценой, мы сами по себе и просто расслабляемся. Минут за 40 до выхода на сцену мы собираемся группой и начинаем общаться, смеемся, валяем дурака, и на сцене мы становимся уже кем-то совершенно другим, не индивидуально, но целой группой. Это как огромный взрыв счастья и позитива. Наша главная цель — выразить свои эмоции на сцене.

— Я знаю, что международных фестивалей вам показалось мало и вы сделали свой собственный — Wild Life, который пройдет в Британии уже в июне. Зачем вам это понадобилось?

— Идея фестиваля Wild Life пришла нам в голову, когда мы только начинали. Я помню, как мы и Disclosure работали на одной сцене и между нами тут же что-то щелкнуло. Мы знали уже тогда: даже несмотря на то что мы играли перед небольшой аудиторией, мы делали что-то особенное. Мы начали обсуждать, что бы сделали Disclosure, будь у них свой фест, а они спрашивали у нас. По мере того как мы росли и становились все более успешными, нам все больше хотелось создать что-то такое, что показало бы, какой большой путь мы проделали и кем мы в итоге стали. Это потрясающее ощущение — планировать лайн-ап и думать о том, кого бы мы хотели услышать, если бы сами пошли на фест в качестве слушателей. Собственно, вот так это и началось.

— Как отбирали артистов?

— Сначала мы просто записывали музыкантов, которых мы любим, которые оказывали на нас влияние, таких как Wu Tang Clan, и затем вливали туда новые имена. Главным было свести вместе старое и новое и сделать фест не только для молодых рейверов, но и для более зрелых любителей фестов — так, чтобы было что-то особенное для каждого.

— Почему Сэм Смит вышел из программы?

— Насколько мне известно, у него была какая-то операция на связках, о которой нам мало что известно, если честно. Пока он не выступает нигде и отменяет свои гастроли. Я надеюсь, что он быстро поправится.

— У вас в группе четыре человека, вы бы могли организовать полноценный рок-бэнд. Что делает каждый из вас?

— В Rudimental нет такого, что у каждого есть какая-то определенная сфера ответственности. Мы вместе делаем музыку, и каждый отвечает в общем-то за все сразу. Часто бывает так, что кому-то приходит в голову мелодия и он ее передает другому члену группы, потом другому, мелодия дорабатывается, обрастает новыми нюансами, и потом мы собираемся вместе, дорабатываем новый материал, убеждаемся, что все OK. Что касается лайвов, то там, конечно, один играет на клавишах, другой — на гитаре и т. д. Но наше шоу — это не только мы четверо, хотя мы ключевые фигуры в Rudimental, мы его создатели, как вы сами отметили. На сцене обычно человек десять, и мы делаем так, чтобы каждый имел возможность самовыразиться. Помимо нас на сцене всегда есть духовики, вокалисты, а это довольно много людей.

— Вы все время говорите «Мы в Rudimental…». А как начались эти самые «мы»?

— История Rudimental началась, когда мы еще даже не понимали, к чему это приведет и что будет именно Rudimental. Я знаю, это звучит немного странно, но мы знали друг друга лет с пяти. Мы росли вместе, начали заниматься музыкой, еще когда были тинейджерами. Мы экспериментировали, миксовали живые инструменты с электронным звуком, были диджеями на пиратских радиостанциях. Параллельно мы еще ежедневно вкалывали с 9 по 17 на разных работах. Многие думают, что у Rudimental был очень быстрый взлет, что мы превратились из новичков музыкальной сцены во что-то серьезное всего за три года. Но это очень далеко от правды: мы работали больше десятилетия, чтобы прийти к тому, где мы находимся сейчас.

— Как вам работалось с Эдом Шираном?

— Мы уже были знакомы с Эдом и давно хотели с ним поработать. Он предложил нам присоединиться к его туру по США, и мы поддержали его в этом туре. Для нас это был огромный опыт — мы даже не осознавали, насколько он был популярен там. Мы играли на огромных аренах на разогреве у Эда, смотрели, как он выступает и работает на сцене. Наконец, мы попали в студию и записали трек, который все теперь знают под названием «Bloodstream».

— Во время live-выступлений вы всегда выводите разных вокалистов на сцену. Для московской публики вы готовите какой-то сюрприз в этом смысле?

— Что касается наших выступлений на сцене и вокалистов, с которыми мы будем работать, их имена вряд ли вам будут знакомы. У нас будут Thomas Jules, Bridgette Amofah, Ella Eyre. Будет много треков с нового альбома, и, как я уже говорил, многие из них мы будем исполнять вживую впервые. Будет море энергии, и нам уже не терпится показать вам новый материал, а также отыграть старый. И показать вам в самый первый раз live-выступление Rudimental!

Фото: www.dailystar.co.uk

По информации: kommersant.ru

Рейтинг@Mail.ru