Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 21 01 2017
Home / В Мире / Толчея у штурвала

Толчея у штурвала

Противостояние исламистов и секуляристов ведет Египет к коллапсу.Практически все внешние факторы этому коллапсу лишь способствуют

434Балансирующий на грани гражданской войны Египет должен стать серьезным уроком для всего мирового сообщества. Революцию на Тахрире все заинтересованные стороны — США, Турция, Евросоюз — рассматривали как некий грандиозный политический эксперимент. Существующие на Ближнем Востоке автократии, в том числе режим Хосни Мубарака, Запад считал отсталыми и нестабильными режимами, доказавшими свою неэффективность. В Вашингтоне и Брюсселе надеялись, что начавшаяся волна революций сменит их на эффективные демократические системы, которые будут способствовать дерадикализации арабского населения и строительству эффективных экономических моделей развития на всем Ближнем Востоке. Анкара же рассчитывала взять эти демократические режимы под свою опеку. Предупреждения Израиля (единственной влиятельной страны, поддержавшей Хосни Мубарака во время Тахрира), что нельзя ставить такой эксперимент над крупнейшей арабской страной, что революция взорвет Египет, остались гласом вопиющего в пустыне. И сейчас, через два года после Тахрира, Запад вынужден признать правоту израильтян.

Однако уже поздно. Опасность египетской ситуации в том, что из нее не видно выхода, нет решения, которое хотя бы вернуло ситуацию в состояние до Тахрира. Революция разрушила существующую в стране систему и создала опасные прецеденты, так что сейчас бойня между исламистами и генералами напоминает схватку за штурвал корабля, который неумолимо движется ко дну.

Страна в осаде

В последние две недели Каир и ряд крупных городов страны превратились в поле боя — с баррикадами, сожженными машинами и множеством трупов. Только по официальным данным, начавшееся в середине августа открытое противостояние между исламистами и военными уже привело более чем к тысяче жертв, среди которых множество женщин и детей. Исламисты объясняют это тем, что солдаты просто открывают огонь на поражение по толпам манифестантов, однако журналисты рассказывают, что протестующие намеренно брали в мечеть и на иные акции протеста свои семьи, в том числе единственных детей.

«Мы их берем не для того, чтобы их убили, а чтобы они разделили с нами нашу победу», — говорил журналистам Магди Солиман, один из сторонников свергнутого президента Мухаммеда Мурси. В итоге члены семей разделяют с активными демонстрантами места в моргах. Там же лежат десятки полицейских и военных, несколько генералов — еще одно доказательство того, что нынешние действия — полномасштабные гражданские столкновения.

Генералы не снимают с себя ответственности за начало этих столкновений (поводом к ним послужили силовые разгоны митингов и демонстраций исламистов, а также введение режима чрезвычайного положения и комендантского часа в ряде провинций), однако объясняют, что у них не было иного выхода. В условиях многомиллионных акций протеста предотвращать столкновения сторонников и противников Мурси стало все сложнее, а попытки договориться с исламистами, заключить с ними пакетную сделку (прекращение акций протеста, де-факто признание «Братьями-мусульманами» свершившегося военного переворота в обмен на освобождение лидеров движения и размораживание его активов) не удались. «Мы посчитали, что ситуация достигла той точки, когда не выдержало бы ни одно уважающее себя государство», — пояснил временный премьер-министр страны Хазем Беблави.

В итоге конца противостояния пока не видно — скорее, ожидается новый всплеск протестов в связи с освобождением из тюрьмы Хосни Мубарака. Обе стороны говорят о намерении идти до конца. «После того как был объявлен комендантский час и президент попросил военных помочь полиции, мы больше не допустим никаких сидячих забастовок ни на одной площади в стране, несмотря на жертвы», — уверяет министр внутренних дел Мухаммед Ибрагим.

В свою очередь, лидеры исламистов, потерявшие сотни своих сторонников и даже детей (среди погибших сын лидера «Братьев» Мухаммеда Бадия, дочь лидера Партии свободы и справедливости — политического ответвления «Братьев» —Мухаммеда Белтаджи), тоже готовы идти до конца. «Моя дочь отдала жизнь и погибла вместе со своими друзьями. Но я не буду говорить о соболезнованиях сейчас. Египтяне, протестуйте, выходите на улицы чтобы положить конец военному правительству!» — заявил Мухаммед Белтаджи. По его словам, сместившие Мурси генералы подрывают «арабскую весну» и убивают египетскую мечту.

Египетский круг

Между тем в кровавых столкновениях виновны именно мечтатели. Нынешний хаос — следствие попытки принести демократию западного типа в страну, совершенно к этому не готовую.

Долгое время Египет считался одним из двух (наряду с Тунисом) успешных примеров «арабской весны». И египетский пример был куда важнее тунисского, если учесть разницу между этими странами в численности населения и геополитической значимости. Первой волной, накрывшей песочный замок иллюзий, стали итоги парламентских и президентских выборов, на которых победу одержали не парни с айфонами с площади Тахрир, а мужчины с бородами из местных мечетей — движение «Братья-мусульмане» («Ихван»). Так родилась вторая иллюзия — Египет стал позиционироваться как первая арабская страна, которая пойдет по пути Турции и создаст у себя некую «исламскую демократию». Однако события этого лета развеяли и ее. Выяснилось, что к демократии и ее составляющим не готова ни одна египетская страта — ни «Ихван», ни светские силы, ни военные.

В понимании «Братьев», победа на выборах обязывала их не учитывать мнение оппозиции, а расправиться с ней. Поэтому, выиграв с небольшим перевесом президентские выборы (Мухаммед Мурси во втором туре набрал лишь 51,73% голосов), «Ихван» занялся не созданием некоего общественного консенсуса для решения стоящих перед страной экономических проблем, а формированием собственной монополии на власть.

В сжатые сроки египетские власти разработали и протолкнули через референдум новую конституцию, в которой основой законодательства страны назывался шариат, возможности для проведения митингов и собраний ограничивались, права женщин и религиозных меньшинств (прежде всего коптов) четко не прописывались, а вся власть в провинциях отдавалась не местным парламентам, а назначенным Мурси губернаторам. И ладно бы эти назначения были взвешенными, однако, например, губернатором провинции Луксор (в угоду радикальным исламистам-салафитам) был назначен представитель организации, совершившей один из самых кровавых терактов в истории этого туристического города.

Бескомпромиссная политика исламизации страны вывела на улицы Египта миллионы разгневанных сторонников светской модели государства, да и просто людей, которые не готовы были жить по канонам шариата. Массовые демонстрации быстро отрезвили руководство «Ихвана» — Мухаммед Мурси стал говорить о готовности проводить консультации с представителями светских сил и даже поделиться с ними властью. И здесь ошибку совершили уже светские лидеры и военные, устроившие военный переворот.

Дело даже не столько в том, что они отказались от предложенной идеи коалиционного правительства. Демократия подразумевает, что смена власти осуществляется исключительно на избирательных участках посредством бюллетеней, а не на площадях с помощью автоматов. Это гарантия стабильности общества и политической системы страны, особенно в ситуации, когда страна расколота пополам между приверженцами светского и исламского пути развития государства. Свергнув же Мухаммеда Мурси, генералы вместо прививания населению уважения к итогам демократических выборов продемонстрировали, что любое неугодное правительство можно и нужно свергать с помощью нового Тахрира.

Круг замкнулся. Да, в тактическом плане армия пока выигрывает войну в Египте. Масштабные аресты руководства «Братьев-мусульман» привели к усилению раскола внутри организации: по некоторым данным, от движения уже отделилось несколько крупных группировок. Однако надежды генералов на повторение доэрдогановского турецкого варианта (когда армия является гарантом светского устройства страны и периодически свергает прорывающихся через выборы к власти исламистов) вряд ли сбудутся. В Египте не было Ататюрка с его жесточайшей антиисламской чисткой, так что египетским военным, в отличие от турецких, придется организовывать перевороты чуть ли не каждые несколько лет. В Египте исламистов слишком много, и после распада «Ихвана» там появится новый лидер, который, по новой политической традиции страны, постарается прийти к власти не через избирательные участки, а через Тахрир. И в случае победы займется ответным геноцидом своих политических соперников из числа генералов и светских сил.

В защиту призрачной демократии

Выход из египетского тупика не могут найти не только сами египтяне, но и международное сообщество. Заинтересованные страны просто предпочли разделиться на два лагеря — сторонников «Братьев» и сторонников хунты.

Один из самых громких союзников «Ихвана» — Турция. Точнее, лично премьер-министр Реджеп Эрдоган, который в знак протеста против переворота отозвал из Египта турецкого посла, активно выступает в поддержку свергнутого президента и требует его немедленного освобождения и восстановления у власти. Правящую хунту он называет не иначе, как диктаторами.

Причин для такой позиции несколько. Прежде всего, Эрдоган надеялся внедрить в Египет турецкий вариант исламской демократии и тем самым получить влияние на эту арабскую страну. Произошедший же переворот не только лишил его этой возможности, но и создал новую угрозу. Эрдоган боится повторения египетских событий в собственной стране. Вдохновленная примером Египта турецкая армия, не до конца добитая судебным процессом по «делу Эргенекона», может воспользоваться недовольством населения авторитарной политикой Эрдогана и попытаться устроить собственный переворот. Наконец, у турецкого премьера попросту не сложились отношения с египетской хунтой.

Египетские генералы решили продемонстрировать Западу свою светскость, полезность и адекватность восприятия региональной ситуации тем, что запретили Реджепу Эрдогану въехать в Газу. Этот визит был согласован с предыдущими властями страны и был крайне важен для Эрдогана — Турция надеялась поиграть на антиизраильских настроениях и укрепить свое влияние на Ближнем Востоке. Вместо этого турецкий премьер пережил унижение, а таких вещей он не забывает.

Еще одним союзником «Ихвана» стал Евросоюз. И дело тут не столько в каких-то практических целях и задачах, сколько в отсутствии рисков. У ЕС нет общих границ с Египтом, не будет особых потерь в случае его краха (туристов можно отправить на другие курорты, а вдоль Суэцкого канала разместить военные базы), поэтому Брюссель может свободно выступать в защиту иллюзорных в египетских реалиях прав человека и демократического выбора населения. «Мы считаем, что недавние операции египетских служб безопасности были чрезмерными, и мы обеспокоены итоговым увеличением числа убитых», — заявила верховный комиссар ЕС по вопросам внешней политики Кэтрин Эштон.

Европейские дипломаты требуют от официального Каира немедленно прекратить разгон демонстраций и сесть с «Братьями» за стол переговоров. В ином случае они угрожают ввести экономические санкции и отказать в предоставлении экономической помощи (21 августа ЕС уже приостановил продажи оружия в Египет).

При этом Европу не смущает, что договариваться в Египте особо не с кем. Светские силы, на которые Брюссель делает ставку, либо встали на сторону армии, либо продемонстрировали свою неспособность отвечать за безопасность страны и самоустранились. Так, в отставку подал вице-президент страны Мухаммед эль-Барадеи. «Я не могу продолжать нести ответственность за решения, с которыми я не согласен и последствий которых я боюсь. Я не могу разделять ответственность за пролитие даже одной капли крови», — пояснил он. По некоторым данным, эль-Барадеи собирался уйти еще 26 июля, однако госсекретарь США Джон Керриуговорил его этого не делать. Египетские СМИ передают, что сразу после принятия отставки египетскими властями эль-Барадеи улетел в Вену.

Америка не определилась

Крупнейший союзник Египта — Соединенные Штаты пока свою позицию не выработали. Сказалось полное отсутствие стратегии поведения во время «арабской весны» — американская дипломатия скатилась до уровня реагирования на конъюнктурные вызовы, в результате чего, как выразился саудовский корольАбдалла, американцы решили поиграть с огнем и обожглись.

Пока что Вашингтон пытается усидеть на двух стульях. «Мы хотим сохранить отношения с Египтом, однако наше традиционное сотрудничество не может продолжаться на фоне убийств гражданских лиц на улицах и нарушений прав человека», — охарактеризовал эту стратегию президент Барак Обама.

С одной стороны, американские власти отказывают хунте в легитимности. «Встреча с премьер-министром (Хаземом эль-Беблави. — Эксперт”) была катастрофой, — говорит сенатор Линдси Грэхем, который вместе со своим коллегой Джоном Маккейном ездил недавно в Каир. — Он фактически проповедовал мне идею о том, что “с этими людьми (сторонниками Мурси. — Эксперт”) нельзя вести переговоры, они должны уйти с улиц и уважать закон”. На что я ему ответил: “Господин премьер-министр, не вам читать кому-то лекции о законности. Сколько голосов вы набрали на выборах? А, ну да, у вас этих выборов не было”». По словам сенатора Грэхема, сам глава хунты генерал Абдулфаттах аль-Сиси «немножко отравлен полученной властью». По некоторым данным, официальный Вашингтон уже заморозил выделение Египту помощи и начал пересмотр политики в отношении этой страны. Кроме того, США приостановили поставку в Египет вертолетов Apache (египетские власти за них уже заплатили). По словам сенатора Джона Маккейна, «летающие над головами вертолеты Apache — символ того, что США встали на сторону генералов».

Однако, с другой стороны, США пытаются всячески смягчить свое давление. Официальные лица не называют свержение Мухаммеда Мурси государственным переворотом (в этом случае, согласно американскому законодательству, вся помощь должна быть немедленно и официально заморожена). Кроме того, по словам представительницы Госдепартамента Джейн Псаки, даже если из-за путча будут наложены законные ограничения на предоставление Египту помощи, совместные с египетским правительством программы поддержки свободных и честных выборов, системы здравоохранения, окружающей среды, демократии, верховенства закона будут продолжены.

Осторожность Вашингтона объясняется тем, что полный отказ от помощи и введение иных жестких санкций будут означать потерю союзника, отношения с которым десятилетиями рассматривались не только как основа всей ближневосточной политики США, но и как ключевой элемент региональной стабильности.

Но такая двойственная позиция вызывает недовольство как одной, так и другой стороны конфликта. Генералы обвиняют США в предательстве, а «Братья-мусульмане» — в поддержке и даже организации переворота. Аналитики призывают Белый дом занять более четкую позицию и сделать выбор исходя не из собственных иллюзий, а из политического реализма. «Вместо того чтобы рассматривать окончание периода монополии на власть местных автократий как отличный момент для распространения в регионе демократии, Вашингтону нужно поумерить свои амбиции и работать с местными переходными правительствами для установления некоего базиса ответственного, пусть при этом даже недемократического правления», — пишет американский политолог ЧарльзКупчан.

Проявили реализм

Однозначно поддержали египетскую хунту Израиль и Саудовская Аравия. И если Тель-Авив поддерживает генералов ради их сохранения у власти, то Эр-Рияд — для их свержения в нужный для себя момент и передачи власти салафитам.

Израиль поддержал хунту прежде всего потому, что кровно заинтересован в стабильности этой арабской страны, с которой имеет общую границу и делит ответственность за ситуацию в Секторе Газа. «Сначала необходимо функционирующее государство, а уже после того, как оно будет восстановлено в Египте, можно говорить о перезапуске демократического процесса», — цитируют израильские журналисты одного из представителей официальных властей своей страны.

Гарантировать же функционирующее государство может только армия — единственная сила, обладающая волей, легитимностью и достаточным количеством вооружения для недопущения гражданской войны и превращения страны в крупнейший рассадник терроризма и экстремизма на Ближнем Востоке. Хунта уже продемонстрировала свои способности наводить порядок, начав, например, зачистку Синайского полуострова от окопавшихся там исламистских группировок. Говорят, что эта зачистка проводится при непосредственной поддержке израильской армии и спецслужб.

Армия не только стремится к стабильности, но вот уже тридцать лет является единственной силой в стране, которая заинтересована в сохранении Кэмп-Дэвидских соглашений. Против этих соглашений выступают не только исламисты, но и гражданские светские силы. Так, движение «Тамаруд», организовавшее референдум за свержение Мурси, хочет провести новое народное волеизъявление на предмет денонсации мирного договора с Израилем. Причем в петиции, опубликованной на сайте движения, Израиль по арабской традиции даже не называется государством. «Наш национальный суверенитет нарушается уже много лет, и пора его восстановить», — говорится в тексте петиции.

Если Израиль готов помогать хунте морально и скрытно (учитывая репутацию Израиля на арабской улице, прямая поддержка лишь навредит генералам), то у Саудовской Аравии в этом плане руки развязаны. Король Абдалла назвал «Ихван» террористами и полностью поддержал разгон демонстрантов. Кроме того, возглавляемая Саудовской Аравией группа монархий Залива пообещала генералам 12 млрд долларов. Не исключено, что размер этой помощи увеличится — министр иностранных дел королевства принц Сауд аль-Фейсал заявил, что Саудовская Аравия компенсирует Египту все потери, понесенные от введения европейских или американских санкций. «Тем, кто заявляет о намерении сократить помощь Египту или угрожает сделать это, мы хотим ответить, что арабские нации богаты и незамедлительно поддержат Египет», — заявил принц.

Позиция Саудовской Аравии у некоторых вызывает недоумение. «Как может страна, которая отстаивает ислам и шариат, поддерживать свержение избранного исламистского президента, который пришел к власти посредством честных выборов?» — спрашивал Эрдоган у Сауда аль-Фейсала и посоветовал не возмещать Египту убытки от возможных санкций ЕС, а накормить голодающих в Африке. Однако позиция королевства весьма прагматична. Прежде всего, Эр-Рияд уничтожает своих самых серьезных идеологических соперников — «Братьев-мусульман». Пропагандируемый ими проект политического ислама угрожал не только лидерству Саудовской Аравии в регионе, но и стабильности ее собственного режима. «Ихван» достаточно популярен в Саудовской Аравии — против свержения «Братьев» в Египте выступил не только саудовский средний класс, но и религиозные лидеры из числа недовольных диктатом династии Саудов.

Кроме того, сажая египетскую хунту на крючок экономической помощи, Саудовская Аравия получает серьезный рычаг влияния на крупнейшую арабскую державу, которая долгое время была основным ее противником на пути к панарабскому лидерству. Наконец, финансовая зависимость Египта от помощи государств Залива вкупе с 2 млн египтян, работающих в Саудовской Аравии и отправляющих домой заработанное, не позволит военным полностью зачистить от исламистов политическое поле страны и вместе с «Ихваном» разгромить саудовских клиентов — салафитов.

При этом если генералы не справятся с проблемами страны (а это весьма вероятно), то именно салафиты могут заменить разгромленный «Ихван» и взять власть в свои руки. В полном соответствии с пожеланиями Саудовской Аравии, которая после этого получит уже полный контроль над Египтом.

Сами разрушим

Пока что ситуация развивается в полном соответствии с саудовскими планами. Экономика Египта близка к коллапсу. Страна является крупнейшим импортером зерна и фактически сейчас проедает золотовалютные запасы. На носу свертывание одного из крупнейших секторов экономики — туризма (около 10% ВВП). Экскурсии в Луксор и тем более в Каир не организовываются, дорога к пирамидам в Гизе закрыта танками. На курортах Шарм-аш-Шейха и Хургады туристы пока отдыхают под пристальной охраной египетской армии, однако скоро их там не будет. Беспорядки докатились уже и до этих городов, гостям рекомендуют ни при каких обстоятельствах не покидать территорию отеля и ехать в аэропорт исключительно на гостиничном транспорте. Ведущие европейские туроператоры уже приостановили продажу новых туров, причем от оплаченных путевок отказываются даже неприхотливые и готовые к риску российские туристы.

Ухудшению экономической ситуации способствуют и сами светские силы, решившие в крайне неудачное время продемонстрировать национальную гордость. Движение «Тамаруд» из-за «неприемлемого вмешательства США во внутренние дела Египта и поддержки ими террористических групп» требует в одностороннем порядке отказаться от американской финансовой помощи. «Почему бы вам, (президент Обама. — Эксперт”) вместе с вашей маленькой и бессмысленной помощью просто не отправиться в ад? — говорит один из основателей “Тамаруда” Мухаммед аль-Бадр. — Мы уважаем тех, кто уважает нас, и отвергаем тех, кто нас не уважает. Таков девиз новой египетской внешней политики».

Отчасти аль-Бадр, конечно, прав. По сравнению с бюджетом Египта (его расходная часть в 2012 году составила 77 млрд долларов) полуторамиллиардная экономическая помощь действительно кажется маленькой и бессмысленной. Особенно если учесть, что львиная ее доля (1,3 млрд из 1,55 млрд) идет в качестве помощи вооруженным силам страны, а также то, что страны Залива дали в десять раз больше. Однако поскольку Египет стоит на грани экономического коллапса, даже эти полтора миллиарда лишними не окажутся.

Впрочем, египетские власти так не думают — они фактически поддержали идею «Тамаруда». Глава египетского МИДа Набиль Фахми назвал попытки внешнего давления неприемлемыми и дал подчиненным поручение рассмотреть все потоки помощи и разобраться, какие из них полезны, а какие фактически превратились в завуалированное средство давления. А министр финансов страны Ахмед Гяляль отметил, что никаких чрезвычайных мер для спасения экономики приниматься не будет — вместо этого его министерство сконцентрируется на наведении порядка в фискальной сфере и обеспечении социальной справедливости. Последнее, по всей видимости, будет означать увеличение социальных выплат. Дыру же в бюджете министр намерен закрывать именно за счет иностранной помощи из стран Залива — прекрасно при этом осознавая ее цену.

«Эксперт» №34 (864)

Геворг Мирзаян

http://expert.ru/expert/2013/34/tolcheya-u-shturvala/?n=8934

 

Рейтинг@Mail.ru