Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 26 05 2017
Home / Тайны века / Енисейское чудо

Енисейское чудо

Научный обозреватель «НВ» Владимир Губарев открывает нам некогда секретные страницы создания первого в стране подземного завода по производству плутония.

(Продолжение. Начало — в № 04 «НВ» за 5 февраля 2013 г.)

 6

Агенты из ЦРУ, где вы?

Американцы, наконец-то, рассекретили некоторые документы об Атомном проекте СССР. Честно говоря, картина открывается печальная: разведка понятия не имела о предприятиях атомной промышленности и о людях, которые на них работали. Не знали в ЦРУ и о том, где и кто создавал атомную бомбу.

Если американцам довольно быстро удалось установить почти все источники информации в США и Англии, арестовать практически всех «атомных шпионов» и добиться от них признательных показаний, то совсем иная картина складывалась за «железным занавесом»: ведомство Берии умело тщательно хранить секреты, и документы, рассекреченные в США, лишний раз подтверждают это.

Ситуация стала меняться после ареста и расстрела Берии. Причем, в первую очередь американцам удалось узнать, что созданием атомного оружия занималось некое «Первое Главное управление», получившее вскоре название «Министерство среднего машиностроения». Стало известно и то, что плутониевый комбинат находится на Южном Урале, а его дублер — под Томском.

О Красноярске-26 ничего определенного в ЦРУ не знали. И это весьма странно, так как в районе подземного комбината Енисей не замерзал, а космическая съемка, проведенная уже с первых спутников, «открывала» его нахождение. Тем не менее — то ли из-за недоверия к космическим аппаратам, то ли из-за ведомственной неразберихи — американцы не заметили полыньи на Енисее. А чуть позже ее надежно скрыла плотина Красноярской ГЭС.

Лишь в 1995 году в одном из отчетов ЦРУ было впервые сказано, что в СССР есть три «атомные площадки» — Уральская, Томская и Красноярская. При этом в ЦРУ считали, что плутоний для атомных бомб получают только на комбинатах №817 и №816, то есть на Урале и под Томском. А ЧТО именно производится в Красноярске-26, американцы не знали. Кстати, только в 1962 году им стало известно, что комбинат находится под землей.

Хваленая разведка узнает, что атомной программой руководит Игорь Васильевич Курчатов только в 1956 году! О других участниках Атомного проекта СССР в Америке становится известно намного позже, а большинство из них будут рассекречены и вовсе после распада СССР, когда «ворота» всех атомных центров окажутся широко распахнутыми для всех агентов ЦРУ, которых побывало у нас великое множество…

В 1964 году появляется информация о том, что под Красноярском работают самые мощные реакторы по наработке плутония. И это была верная информация. Однако вскоре американцы сами опровергают ее: они утверждают в своих отчетах, что все-таки в основном этот материал производят Кыштым и Томск. А в 1971-м в ЦРУ приходят к выводу, что в Красноярске-26 вообще плутоний не производится. Они «вычеркивают» этот комбинат из перечня предприятий, производящих ядерные материалы. Видно, наша контрразведка так «затуманила мозги» агентам ЦРУ, что они полностью поверили этой дезинформации, что и привело к крупным ошибкам в определении ядерного потенциала СССР. Военные в Америке еще долгие годы ошибались в таких подсчетах, а подземный комбинат постоянно наращивал свою мощность.

Первые агенты ЦРУ появились в районе Красноярска-26 только в 70-е годы. В отчетах довольно подробно описывались лагеря, которые располагались вокруг атомной площадки. Это позволяет сделать вывод, что агенты из Америки разыскивали тех, кто отбывал здесь сроки и кто работал на строительстве комбината. Но сведения эти весьма приблизительны, что опять-таки свидетельствует о том, что шпионы не смогли проникнуть в закрытый город, не говоря уже о подземном комбинате.

В своих отчетах ЦРУ пишет, что «условия в лагере были исключительными, лучше даже, чем у тех людей, которые не являлись заключенными».

Трудно сказать, почему именно появилась такая фраза. Конечно же, она не соответствовала действительности. Система ГУЛАГа везде работала по своим единым стандартам. Единственное: на атомных объектах было занято очень мало «политических» людей — то есть, тех, кто был в основном образованным и мог довольно быстро и четко определить, что именно возводится в сибирской тайге. При выборе рабочих кадров предпочтение отдавалось растратчикам, расхитителям социалистической собственности и всем, у кого проступки были незначительными — это была своеобразная гарантия того, что сведения о подземном атомном комбинате останутся секретными.

Владимир ГУБАРЕВ

(Продолжение следует)

Рейтинг@Mail.ru