Антитабачный Оруэлл

Практика тотальных запретов курения все очевиднее становится абсурдом. Похоже, что аэропорт Шереметьево сдал последний бастион надежды курящих пассажиров

Если не недавних пор шереметьевское руководство надеялось хотя бы в перспективе вернуть курильщикам закрытые курилки и держало их законсервированными, но готовыми к работе, то теперь курительные лаунжи перепрофилировали под… спальные комнаты. Например, в бывшей курилке терминала Е установлены специальные камеры наподобие больших сундуков, в которые можно залезть, отгородиться от внешнего мира и отключиться.

Оператор слиппинг рум разбудит клиента в условленное время. Индивидуальная камера для сна годится для любого вида пассивного отдыха, но вот курить в ней нельзя. И, судя по всему, бывшая курилка уже никогда не наполнится табачным дымком. Страждущие по-прежнему будут дымить в туалетах и других неприспособленных для этого помещениях аэропорта, что неудобно и для них самих, и для некурящих. Однако сделать так, чтобы в этом вопросе возобладал здравый смысл, уже невозможно. Бюрократическая машина, запрограммированная на борьбу с курением, в современных российских реалиях не обучена считаться с правами курильщиков. Ей, этой машине, по большому счету плевать и на интересы некурящих. И уж, конечно, эта машина, как крокодил, не умеет сдавать назад даже когда того требует элементарная логика. Вообще, история отечественного антитабачного законодательства и его правоприменения – это хроника абсурда, разновидностями которого наполнены и другие аспекты жизни нашей страны. Апогеем этого абсурда стал запрет курить в специально оборудованных для этого изолированных помещениях. Могут возразить: мол, это вовсе не суверенный запрет, в некоторых других странах введены такие же жесткие меры. Действительно, в международном аэропорту JFK в Нью-Йорке тоже, как и в РФ, закрыты курительные комнаты. И в аэропорту Майами, и во многих других портах США и прочих государств действуют глухие антитабачные ограничения. Однако в том же Нью-Йорке на Манхеттене, неподалеку от Централ-парка, автор этих строк не так давно пил кофе с сигаретой внутри помещения, именуемого «курящим рестораном».

В России такое нынче и представить себе невозможно. Кроме того, совершенно разной представляется и мотивация антитабачных запретов в США и в РФ. Когда американцы и европейцы связывают такие запреты с заботой о здоровье своих наций, этому охотно веришь. Там антитабачные законы подкрепляются эффективной социальной политикой, высоким уровнем жизни населения, качественными продуктами питания в магазинах. Там не встретишь сырных продуктов сомнительного состава, там колбаса пахнет колбасой, а не пластмассой, там в сигаретах натуральный табак, а не табачные отходы пополам с химическими добавками. В России же при ужасающих проблемах с экологией, низком качестве импортозамещенной еды и общеизвестном наплевательском отношении власти к народу лозунги про заботу о здоровье граждан посредством антитабачных запретов воспринимаются не иначе как издевка. Да и умно ли прибегать к столь радикальным антитабачным мерам в ситуации, когда бюджет страны не в последнюю очередь зависит от налоговых отчислений табачной отрасли, а фактически от того, сколько накурят дорогие россияне? Получается, что одной рукой государство загребает деньги, пахнущие табаком, а другой- еще и штрафует граждан за курение в «неположенных местах», которых становится все больше. Такая гибридная антитабачная политика, в основе которой угадывается вовсе не беспокойство за здоровье и благополучие людей, а исключительно меркантильный подход, лоббистские интриги и административное самодурство, вызывает закономерное недовольство населения. Конечно, в обстановке закрученных гаек неприятие чрезмерных антитабачных запретов едва ли имеет шанс стать сколько-нибудь заметным публичным явлением. Но даже те робкие попытки, которые предпринимали общественные организации защитников прав курильщиков по сбору подписей за смягчение антитабачного закона, свидетельствуют о массовом характере таких требований.

Нынешняя ситуация с запретами курения и гонениями на курильщиков развивается уже совсем в духе оруэлловского сюжета. Это как если бы в стране запретили есть колбасу при сохранении легитимности ее производства. Представьте фантасмагорическую историю, когда в гастрономах без выкладки на прилавки продаются сосиски и сардельки со страшными картинками на упаковках, а полиция еще и гоняет едоков за употребление этих продуктов внутри помещений и на расстоянии ближе 15 метров от зданий. А гендиректор Шереметьево Михаил Василенко сетует на пресс-конференции: мол, пассажиры вынуждены давиться колбасой в туалетах, распространяя зловоние в прежде стерильных нужниках, а потому давайте все-таки откроем для любителей сосисок изолированные «аквариумы» в терминалах, где они могли бы поедать эти вредные продукты без причинения ущерба здоровью окружающих. Скажете, до такого абсурда страна не дойдет? А почему нет, если президент вдруг станет убежденным и истовым вегетарианцем, да при нынешней-то вертикали власти и фанатичной системе исполнения высочайших указаний и намеков?..

Дмитрий Севрюков

Ранее

Игорю Зюзину поставили диагноз

Далее

Сейфеддин Рустамов: Биография, профессиональная и благотворительная деятельность

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru