Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Воскресенье, 23 09 2018
Home / Общество / «Папе нравилось, что его любят»

«Папе нравилось, что его любят»

25 января Владимиру Высоцкому исполнилось бы 80 лет. Гонимый властями при жизни, после смерти он стал иконой. Хотя даже сегодня масштаб личности поэта и актера остается до конца не оцененным. О том, каким Высоцкий был вне сцены, мы поговорили с его младшим сыном Никитой

25 января Владимиру Высоцкому исполнилось бы 80 лет. Гонимый властями при жизни, после смерти он стал иконой. Хотя даже сегодня масштаб личности поэта и актера остается до конца не оцененным. О том, каким Высоцкий был вне сцены, мы поговорили с его младшим сыном Никитой.

— Никита Владимирович, с 1997 года вы вручаете премию «Своя колея». Что движет вашей семьей в стремлении поддерживать традицию вот уже на протяжении двух десятилетий?

— Изначально, конечно, никто не думал, что премии уготована такая долгая судьба. В начале мы просто хотели собрать людей, с которыми был дружен мой отец, которым посвящал стихи и песни — Ефремова, Любимова, Шемякина… В жюри той первой премии было 11 человек, а возглавляла его Нина Высоцкая, моя бабушка. Но потом оказалось, что к премии есть большой интерес, и мы решили ее продолжать, сделали ежегодной.

— А никогда не обижало, что люди о вас говорили, как о «сыне Высоцкого», а не как о самостоятельной личности?

— Я привык к проявлению людской бестактности, к тому, что меня хватают за бока — мол, ты должен, потому что твой папа… Мне это никогда не нравилось, но особо и не мешало. Хотя мама и отец побаивались, что у меня случится звездная болезнь. Поэтому, например, мы с братом учились в самой простой школе.

— Как при этом сам Владимир Семенович относился к своей известности, не тяготила его популярность?

— Он очень серьезно относился к собственному дару. В начале карьеры папе нравилось, что его любят, а не просто узнают или пальцем тыкают. Но популярность никогда не была самоцелью отца, как я его помню. Он выходил на сцену, пел, потом откланивался, получал удовольствие, когда его благодарили. И терпеть не мог фанатских выходок, когда посторонние люди звонили домой ночью, царапали гвоздем машину, грозились из-за любви совершить самоубийство. По улицам папа ходил спокойно и свободно, и на него не кидались. Есть люди, которые себя несут в золотом пиджаке, пытаясь всячески обратить на себя внимание. Папе же это просто было не нужно. Если он хотел внимания — он его привлекал.

— Вы учились в Школе-студии МХАТ, служили в театре, пишите книги и сценарии. А ваши дети продолжают династию?

— Я тоже не сразу пришел к творчеству — меня бросало в разные стороны (после окончания школы Никита Высоцкий год проработал на заводе — Ред.). Что же касается моих двух сыновей и дочери, то я считаю, что помогать детям пробиться надо, но принуждать их к чему-то, решать вместо них — ни в коем случае. Пусть будет так, как будет.

— Какая вещь отца для вас самая дорогая?

— Я не фетишист, но помню, как однажды мне надо было везти с концерта папину гитару. Просто у него было много букетов цветов, плюс он подписывал открытки. И вот я нес эту гитару, а у меня ноги дрожали. И сейчас, спустя много лет, если я ее беру в руки, у меня аналогичные эмоции.

Максим Неверов, Иван Попельнюхов

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru