Штенгелов и Судденок: владельцы кемеровской «Зимней вишни» сдают друг друга

Цинизм, не знающий границ

Личности номинальных и фактических владельцев кемеровского ТЦ «Зимняя вишня», где 64 человека погибли из-за нарушения всех противопожарных норм, сейчас в центре внимания. Если смерти не на их совести, то на чьей тогда?! Миллиардер Денис Штенгелов и бизнесвумен Надежда Судденок (гендиректор и совладелец ОО «Зимняя Вишня Кемерово») – сейчас они валят всю ответственность друг на друга. Что известно об этих людях?

«Кондитерский король», долларовый миллиардер Денис Штенгелов посулил выплатить по 3 млн рублей за каждого погибшего.

Предприниматель, начавший свой бизнес в девяностые с продажи семечек и нарастивший свое состояние до $1 млрд, сейчас вынужден обещать материальную компенсацию семьям, чьи близкие погибли при страшном пожаре, вместо того, чтобы изначально вложить средства в безопасность подконтрольных ему объектов.

Удивляться тут нечему. Еще до трагедии предприниматель говорил, что секрет его успешного бизнеса — тотальная экономия на всем. У следователей наверняка есть вопросы к Штенгелову. Однако явиться на допрос бизнесмен не может, так как постоянно проживает в Австралии, ведя там приятнейший образ жизни, и возвращаться на родину не планирует.

По делу о пожаре в Кемерове сейчас допрошены и задержаны четверо подозреваемых: технический директор компании-собственника здания, арендатор помещения, в котором предположительно возникло возгорание, сотрудник и руководитель организации, занимавшейся обслуживанием пожарной сигнализации. В их числе нет Дениса Штенгелова, чей «Кемеровский кондитерский комбинат» является владельцем всего торгово-развлекательного центра «Зимняя вишня».

45-летний предприниматель Штенгелов – родом из Томска. В девяностые он покупал сырые семечки и продавал уже жаренные кондитерским производствам. 1997 году приобрел первую фабрику. Сегодня является владельцем крупнейшего в России пищевого холдинга по производству снеков и кондитерских изделий «КДВ групп» и входит в топ российских богачей. Агентство Bloomberg оценило состояние Дениса Штенгелова в $1 млрд.

В составе «КДВ групп» – 11 предприятий по изготовлению продуктов питания. Товары по марками «Кириешки», «Хрустящий картофель», «Три корочки», Beerka и «Бабкины семечки» — продукция фабрик Штенгелова.

Раскрутившись на сухарях, чипсах, вафлях и других «лакомствах», бизнесмен вместе со своей семьей уехал из России в Австралию, где его дети получили хорошее образование.

«Кемеровский кондитерский комбинат» («ККК») на 100% принадлежит «КДВ групп», а значит Штенгелову. Вот что написал на своей странице в соцсети депутат Госдумы от Кемеровской области Антон Горелкин.: «Структура собственности «Зимней Вишни» очень запутанная, через несколько юридических прокладок, но строился центр именно на его деньги и он обязан был знать, что и как строится, как эксплуатируется».

Но, как рассказывал в ноябре прошлого года журналистам сам Штенгелов: «Я патологический лентяй, и мне не интересно знать, что делают другие». Очевидно, обеспечение безопасности в зданиях, имеющих к нему прямое отношение, бизнесмену было также не интересно…

ТЦ «Зимняя Вишня» был открыт пять лет назад. Сообщалось, что под торговый центр было перестроено здание старой кондитерской фабрики…

Денис Шенгелов дал из-за границу интервью каналу Mash. Голос его был относительно спокойным. «Сотрудники говорят, что дети подожгли, баловались», – рассуждает Шенгелов. По его словам, ТЦ — это «объект многих собственников». «Директор для меня Богданова (Юлия Богданова, директор ОАО «ККК» – «МК»), она сдает этой женщине (Надежде Судденок – «МК»), я с Надеждой даже не знаком, не знаю, как она выглядит».

Надежда Судденок значится в базах данных как гендиректор и совладелец ООО «Зимняя Вишня Кемерово». Третий и четвертый этажи ТЦ сдавались ей в аренду. Женщина задержана.

Сын Судденок заявил: «Моя мама не являлась собственником ТРК, она не выкупала его два года назад, она просто там работала на должности гендиректора, кто-то очень удобно для себя начал все переводить на нее».

Мы связались со знакомой семьи, которая поведала некоторые детали из жизни Надежды.

– Я с Надеждой знакома давно, могу сказать, что жизнь ее прилично побила, но она справилась со всеми трудностями. И вроде только-только жить начала нормально, а тут такая трагедия, – начала собеседница. – Надя родом из маленького города Топки, это в 30 км от Кемерова. Она росла в бедной семье, помощи ей ждать было не от кого. С юного возраста работала, помогала семье. После школы поступила в техникум потом в институт, но работать не прекращала даже во время учебы. Когда у нее родился сын, она сказала себе, что все сделает, но ее мальчик ни в чем нуждаться не будет. Она ведь сама поднимала сына на ноги. Муж от нее ушел. Оставил ее с огромными долгами, которые она выплачивала.

– Что за долги?

– В браке Надежда приобрела квартиру в ипотеку. После развода она вынуждена была сама ее выплачивать. Бывший супруг не помогал. Она жаловалась, что тяжело приходится поднимать сына в таких условиях. Пахала, как лошадь, день и ночь, чтобы поднять сына и покрыть кредит. Бралась за любую подработку. Я ни разу не помню, чтобы она отдыхала. Складывалось ощущение, что она круглые сутки проводит на работе. Надежда выдохнула, когда наконец все выплатила, справилась с финансовыми трудностями. Так и сказала: «Было трудно, но мы победили».

– Почему она развелась с мужем?

– Она никогда не говорила о причине развода, избегала этой темы. Знаю, что ее супруг был видный мужчина, возможно, изменил ей, нашел другую женщину. Надежда так много работала, что не могла уделять достаточно времени супругу.

– Кем она работала до того, как заняла высокую должность в ТЦ?

– Пять лет назад она работала в Волковском магазине — это сеть кемеровских продуктовых магазинов, где торгуют колбасами, мясом, птицей, полуфабрикатами. Там она тоже занимала руководящую должность. Прилично зарабатывала. Но потом ушла оттуда. Возможно, как раз в «Зимнюю Вишню», где платили больше.

Не было у нее огромных денег, чтобы выкупить такое здание. Она отдыхать-то дальше Турции никуда не ездила. Возможно, на нее оформили это предприятие, вот в это поверю. В ТЦ она была наемным сотрудником. На работу ее приняли, как ценного работника. Она разбиралась и в бухгалтерии, могла быть и финансовым директором…

В любом случае, даже если Надежда Судденок, действительно, являлась лишь подставным лицом, от ответственности ее этот факт вряд ли спасет. Вообще, ситуация поразительная: собственники переводят стрелки друг на друга, охранники, по их словам, действовали «по уставу», в кинотеатре «Зимней вишни» никто не запирал двери, проверяющие не видели нарушений, губернатор Аман Тулеев «за всем следил» и не приехал вовремя на место трагедии только по ряду важнейших причин…

Посмотрите на лица детей, которые погибли в «Зимней вишне». Их погубили подлость и алчность взрослых.

Людмила Александрова, Ирина Боброва

Источник: “Московский комсомолец”

“Московский комсомолец”, 26.03.18, “Показания охранника ТЦ в Кемерово восстановили пожар по минутам”

В понедельник днем Следственный комитет провел первые задержания по делу о пожаре в ТЦ Кемерово «Зимняя вишня». В числе подозреваемых – совладелица торгового центра Надежда Судденок, ответственный за пожарную безопасность Александр Никитин, технический директор Георгий Соболев, начальник ЧОП «Центр защиты» Евгений Светлицкий. Также был допрошен ответственный за объект от ЧОП Евгений Гумиров. Нам стали известны детали его допроса.

Гумиров поведал правоохранителям, что охранял ТЦ с самого начала. Изначально ЧОП назывался «Круча» (по названию детского центра), а с 1 января 2018 года предприятие стало называться «Центр Защиты». Новый договор с охраной директор Юлия Богданова заключила, не изменив в документе (по сути в договоре поменялось лишь название ЧОПа и дата) ни слова.

Торговый центр охраняла смена из четверых сотрудников: трое приступали к работе с открытия (старший смены сидел в служебном помещении – дежурной части на первом этаже, другой охранник патрулировал второй и третий этажи, ещё один был на четвёртом), а четвёртый чоповец приходил к 18.30, так как до этого времени посетителей бывало обычно не так много.

По словам сотрудника, ответственного за объект, у руководства ТЦ (с охраной контактировали только два ответственных лица: директор Юлия Богданова и технический директор Георгий Соболев) к охранникам никаких претензий не было. Наоборот, перед Новым годом, в торжественной обстановке Богданова вручила ЧОПу благодарность за хорошую службу (документ приобщен к материалам дела). Однако, забегая вперёд, отметим, что следователи выяснили — 23 марта на почту охранной организации поступило письмо от директора «Зимней Вишни» о расторжении договора в одностороннем порядке. Без объяснения причин.

В момент трагедии трое охранников находились на своих местах. В служебном помещении в 16.03 сработал сигнал оповещения о пожаре. При этом общее оповещение на весь ТЦ не сигнализировало о ЧП.

Очаг возгорания находился на четвертом этаже в детском центре — а активити-парке «Круча». Далее, по показаниям ответственного за охрану объекта, в 16.05 старший смены Сергей Антюшин позвонил по ему по телефону и доложил о произошедшем. Охранник на четвёртом этаже отправился проверить сообщение, а далее, по словам Гумирова и его подчинённого, около 16.07 раздался мощный хлопок, и в здании пропало электричество.

По рации охранник с четвёртого этажа подтвердил, что в детском центре и секторе, где находятся три кинотеатра, наблюдается сильное задымление. Но, несмотря на эти показания, СКР сообщает о том, что общее оповещение мог отключить охранник и решается вопрос о его задержании. Сотрудник ЧОП мог принять сигнал за ложную тревогу и на панели «пожарный раздел». Это возможно технически — в служебном помещении, где находится старший смены, установлено оборудование охранной и пожарной сигнализации.

Уже после трагедии следователи и сотрудники УЭБиПК произвели выемку всех документов (у «Центра Защиты» были изъяты договора, устав и должностные инструкции и прочая), и среди них правоохранители обратили внимание на один любопытный документ — «Журнал приёма-сдачи дежурств». Книга велась старшими смен и в буквальном смысле является «летописью» всех происшествий и технических сбоев в торговом центре.

Со слов Гумирова, журнал был создан с самого начала и в него вносились все инциденты, а также меры, которые предпринимались. О книге было доложено и директору Юлии Богдановой и техдиректору Георгию Соболеву. Сыщики нашли подтверждение этих показаний — на первых страницах некоторое время Соболев даже оставлял свои подписи. Среди записей очень часто встречаются остановки лифтов, поломки эскалаторов и вызовы сотрудников полиции, в том числе инспекции по делам несовершеннолетних. На допросе представитель ЧОПа сообщил, что для неблагополучных подростков в детской зоне были созданы все условия.

– Проходной двор! Молодёжь ходила толпами. Пили алкоголь. Наши сотрудники не имеют права выгонять посетителей, и охранники вызывали инспекторов по делам несовершеннолетних (ПДН).

У нашей организации залючен договор о сотрудничестве и взаимодействии с полицией. Стражи порядка Заводского района всегда приезжают на наши вызовы, составляют на месте протоколы, особо буйных задерживают. А Богданова, когда я обращал на эту проблему внимание, всегда говорила, что это потенциальные клиенты, и просила нас не трогать подростков, так как от них напрямую зависит доход центра, – рассказал следствию Гумиров.

Кроме того, по его словам, постоянно самопроизвольно отключались разделы пожарной и охранной сигнализации. И наоборот, часто срабатывало оповещение по ложной тревоге — в сауне или возле кинотеатра, где жарят попкорн.

Полиция последний раз была в торговом центре 23 марта — это был профилактический рейд ПДН. В день трагедии никто из допрошенных стражей не видел ничего необычного и тревожного. Группировок из неблагополучных подростков в Центре не было (они обычно стягиваются к вечеру). Зато в зале детского центра готовилась презентация — накрывались столы и были зажжены свечи.

Какой из этого напрашивается вывод? Если подростки и были в игровой зоне, как свидетельствует аниматор детского центра, то вовсе не факт, что именно они подожгли поролон. И установить их личности будет крайне сложно. Но какой бы не являлась первопричина пожара — поджог, замыкание, роковая случайность (например, упавшая свеча), – она не отменяет тяжесть вины разгильдяев, которые попросту наплевали на свои обязанности. Страшная цена — десятки детских и взрослых жизней…

Виктория Чумакова

“Московский комсомолец”, 26.03.18, “Руководительница сгоревшего в ТЦ Кемерово класса: «Охранники сказали – вы погибнете»”

В пожаре в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» оказались семь учеников школы поселка Трещевский, шестеро из них погибли. О том, как развивались события и почему рядом с детьми не оказалось взрослых, мы поговорили с классным руководителем 5 класса, которая сопровождала детей в поездке.

После окончания третьей четверти родители решили поощрить детей за хорошую учебу, и в первые дни каникул ребята отравились на экскурсию в областной центр, в Кемерово, расположенный в 46 километрах от села.

Это была поездка одного дня. На экскурсию поехали 7 детей. Это были ученики 5 «А» класса: Настя Смирнова, Вероника Понушкова, Вика Почанкина, Вилена Черникова, Вика Зипунова, а также брат и сестра Курчевские — Таня и Андрей (родственники губернатора Амана Тулеева). Сопровождали детей в поездке классная руководитель Оксана Николаевна Евсеева и четверо родителей, среди которых – супруги Сергей и Екатерина Черниковы, Олеся Курчевская.

Преподаватель Евсеева считается в Трещинской сельской школе достаточно опытной. Она — учитель высшей категории, у нее – 26 лет педагогического стажа. Она преподает детям химию, биологию и географию.

– Мы поехали в Кемерово, чтобы отдохнуть в «Зимней вишне», – рассказывает Оксана Николаевна. – Приехали в Кемерово к 11 утра. Сразу пошли играть в боулинг, потом ребята катались на катке. Мы их покормили в пельменной. И после обеда они решили сходить в кино. Девочки выбрали мультипликационный фильм, сеанс начинался в 14:40. А Андрей Курчевский, который был на год старше девчонок, учился в 6 классе, пошел смотреть фильм, который начался в 14:50. Кинозалы были на разных этажах.

– Пока дети находились на сеансе, вас не было с ними рядом?

– Нет, мы их проводили, заглянули в зал, там были одни дети, ходили билетерши. Мы посчитали, что девочки уже достаточно взрослые, им по 11-12 лет. Мы их оставили, но никуда из центра с родителями не ушли, спустились только на первый этаж.

– Двери в зал, где шел мультфильм, на самом деле были заперты?

– Когда мы сажали детей в кинозале, двери никто не закрывал. Потом уже узнали, что, когда началось задымление, одна из девочек написала своей няне: они не могут выбраться, потому что двери закрыты.

– Вы пытались спасти своих учеников?

– Конечно. Когда мы кинулись наверх, весь второй этаж уже был задымлен. На третий этаж нас просто не пустили. Охранники сказали: «Вы там не сможете находиться без масок и противогазов и попросту погибнете».

Единственный мальчик в группе школьников, Андрей Курчевский, вскоре нашелся.

– Он потом с нами бегал, пытался прорваться на четвертый этаж, – говорит Оксана Евсеева. – Но его, как и нас, остановили. (Соученик Андрея рассказал нам, что отец одной из девочек выбросил мальчика из окна, и тем самым спас. Парнишка сообщил, что мужчина якобы скончался — однако позже стало известно, что он жив).

Шесть девочек-пятиклассниц остались в кинозале, где бушевал огонь, и погибли. Трое из них отправились в поездку с родителями. Их тела еще не найдены.

Светлана Самоделова

“Московский комсомолец”, 26.03.18, “Отец трех девочек, погибших в Кемерово: «Полз к дочкам по коридору»”

В пожаре в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово Александр Ананьев и его жена Ольга Лиллевяли потеряли трех дочерей. Майе и Ксении было по одиннадцать лет, Валерии всего пять. Девочек в ТЦ привел отец, проводил до дверей кинозала № 2, проследил, как они расселись по местам, а затем, чтобы скоротать время, пошел прогуляться по торговому центру.

Александр говорит, что на мультфильм в кинозал они немножко опоздали, зашли последними. Но дверь, по крайней мере на момент начала сеанса не была закрыта. «Девочки спокойно зашли в зал, у входа даже не было билетера».

В четыре часа Александр начал подниматься к кинозалу, который располагался на четвертом этаже торгового центра.

– Где-то между вторым и третьим этажами я почувствовал запах горящей проводки и заметил, что люди в спешке покидают верхние этажи. Но звука пожарной сирены не было, и я успокоился. А еще через несколько секунд мне позвонила дочь и прокричала в трубку: «Папа, мне кажется, у нас здесь пожар. Мы не можем выбраться…»

Александр мигом кинулся к кинозалу. На четвертом этаже его встретили охранники ТЦ.

– Я им говорю: «У меня там дети». А они мне в ответ: «Знаем, эвакуировали пока не всех».

– Охрана центра пыталась кого-то вывести, кому-то помочь?

– Те, кто встретились мне, просто стояли около запасного выхода. Возможно, их задача была проследить, чтобы никто из родных не кинулся в кинозал. Но меня они не остановили. Кто-то протянул мне смоченную в воде тряпку, я прислонил ее ко рту — и рванул к залу. По коридору распространялся черный дым, и метров через 20 я начал задыхаться.

Александр предпринял еще одну попытку прорваться в зал, полностью закутавшись в мокрую тряпку. Но и так не смог дойти до двери.

– Тогда я спустился на полэтажа и разбил окно. Я хотел образовать тягу, чтобы свежий воздух начал выдувать дым в противоположную сторону. Дым действительно начал уходить. Я принял решение ползти к кинозалу по коридору. Но едва смог продвинуться на 20 метров.

Исчерпав все возможности, Александр побежал вниз за помощью. На лестнице он встретил первый пожарный расчет.

– Я им сказал, что в кинозале остались дети, что нужно быстрее бежать туда. Но они еще около двух минут надевали самоспасатели. Мне эти 120 секунд показались вечностью.

Пока мы поднимались на четвертый этаж, путь нам преградил какой-то мужчина. Он начал кричать, чтобы все бежали за ним, мол, он знает, где очаг возгорания. И пожарные последовали по его наводке. Я кричал им вслед, что в другой стороне остались дети, что они задохнутся от гари. Но меня не услышали…

Голос Александра дрожит. Он сглатывает воздух — и продолжает рассказывать.

– Я опять побежал вниз за помощью. Встретил еще один отряд. Я попросил дать мне самоспасатель, чтобы я смогу вытащить дочерей из зала. Но мне сказали, что это индивидуальная система, передавать ее кому-либо нельзя.

Потом, вспоминает мужчина, всех посторонних начала теснить полиция. Люди рвались в здание, чтобы вытащить детей, но никого уже не пускали.

– Мы пытались подсказать сотрудникам, где пожарные выходы, как лучше дойти до кинозала. Но нас не слушали. Вместо этого они подогнали вышку и начали заливать здание сверху. А наши дети находились в этом бетонном кубе почти без окон…

Александр вспоминает, как потом он и другие родственники еще четыре часа бегали вокруг здания, пытаясь узнать хоть что-то о судьбе близких.

– Нам даже никто не сказал, где собирается ситуационный центр. Да его и не было поначалу — развернули его часа через четыре после начала пожара. Никто из представителей власти к нам не вышел, пока мы не подняли бунт. Максимум, нам давали заполнять какие-то протоколы. Я лично заполнил четыре ненужные бумажки. Обезумевшие от горя родители дошли до того, что сами начали составлять список пропавших…

Мужчина говорит, что после прилета специалистов из Москвы ситуация изменилась в корне. «С нами говорят психологи, нас информируют о ходе работ в здании. Но драгоценные первые минуты, когда людей можно было спасти, мы упустили…»

Его три дочери до сих пор числятся в списке пропавших без вести, как и большинство детей. Но в то, что их смогут найти живыми, он не верит.

***

28-летний Антон Мухин повел в кино своего пятилетнего сына Ратибора. В списках пропавших без вести напротив фамилии мальчика долго стояла пометка «жив». Родные надеялись, что ребенку каким-то чудом удалось выбраться из объятого пламенем центра, искали его по больницам. Но чуда не произошло: в понедельник утром мама мальчика Екатерина опознала и сына, и мужа.

– Антон был очень позитивным человеком, всю жизнь занимался музыкой, писал тексты как рэп-исполнитель, – рассказал «МК» знакомый погибшего Алексей. – В последнее время у него в планах было создать свою студию, чтобы записывать альбомы. У Антона прекрасная супруга Катя, которая во всем его поддерживала. Знакомы они лет, наверное, с десяти, вместе занимались бальными танцами.

Потом начали дружить, вместе поступили в один вуз — Кемеровский политехнический университет. Там и завязались романтические отношения.

– Наверное, курсе на втором они создали семью. Очень любили друг друга, строили планы на будущее. Не знаю, как эту трагедию перенесет Катя, – переживает друг погибшего. – Страшно мне и за маму Антона. Она ведь его растила одного, столько вытерпела, пока его поднимала…

– Антон был звездой, – рассказала «МК» близкая подруга Мухиных Татьяна Романцева. – Это человек с неординарным мышлением, который вел за собой. Он великолепно танцевал, увлекался фотографией и еще много чем. Очень сильная личность. Антон был единственным сыном у матери, которая вкладывала в него столько любви и сил…

***

10-летний Вадим Чмыхалов пришел в торговый центр вместе с матерью. Сейчас женщина находится в больнице в тяжелом состоянии, мальчик до сих пор числится пропавшим без вести.

– Нам никто ничего не рассказывает, – возмущается знакомая семьи Алена. – И почему не сработала сигнализация? Вадим живет в Междуреченске и, как многие дети приехал в Кемерово на каникулы. Он очень талантливый, общительный и веселый мальчик. В «Зимней вишне» он был вдвоем с мамой. Ее увезли на скорой в больницу и она сейчас находится там. Вадим пропал. У него не было с собой телефона и он ни с кем не связывался.

***

Десятилетний Артемий Иванчик был в кино со своим другом. Оба не выбрались.

– Дети оказались запертыми в задымленном зале, – плачет в телефонную трубку мама Артемия Ирина. – Взрослые люди бежали, бросая своих детей, чтобы выжить. Я всю ночь искала сына, нахожусь в глубоком трауре…

Анастасия Гнединская, Дарья Зеленская

“Forbes”, 26.03.18, “Forbes оценил состояние совладельца «Зимней вишни» Дениса Штенгелова в $600 млн”

Состояние Дениса Штенгелова, контролирующего акционера «КДВ групп», составляет $600 млн, свидетельствуют подсчеты Forbes. Он начал свой бизнес в 1990-е годы. В 1994 году вместе с одногруппниками основал компанию, занимающуюся мелкооптовой торговлей сырыми семечками. Со временем начинающие бизнесмены начали закупать семечки у кондитерской фабрики в поселке Яшкино (Кемеровская область) и в 1997 году выкупили ее.

В 2002 году был сформирован холдинг КДВ, на тот момент объединивший пять пищевых комбинатов в Сибири и на Урале (помимо Яшкино это были предприятия в Кемерово, Нижнем Тагиле, Минусинске и Абакане). «У них не было ни брендов, ни выстроенной дистрибуции — ничего. Только железо и люди. Мы приходили и просто встраивали эти заводы в свою систему продаж», — рассказывал позднее сам Штенгелов в беседе с «Коммерсантъ».

В 2008-2010 годах холдинг совершил сразу три серьезные сделки: в 2008 году УДВ купил «Бриджтаун фудс», крупнейшего производителя снеков, в 2009 — компанию «Сибирский берег», выпускавшей продукцию под брендами «Кириешки», «Компашки» и Beerka, а в 2010 году — крупнейшего производителя сушеных морепродуктов ГК «Золотой терем».

В 2014 году, как писал Forbes, компания Штенгелова пыталась совершить еще одну крупную сделку — приобрести российские активы кондитерской компании Roshen (входила в топ-20 крупнейших кондитерских компаний мира), принадлежащих нынешнему президенту Украины Петру Порошенко. Однако покупка так и не состоялась.

Тем не менее компания продолжала наращивать обороты: если в 2008 году ее выручка составляла 8,7 млрд рублей, то в 2017 году — уже 93,3 млрд рублей. Сейчас в «КДВ групп» входит 11 фабрик в России, которые выпускают 350 видов изделий под 20 брендами, в том числе сухарики «Кириешки» и «3 корочки», чипсы «Чипсоны», шоколад и вафли «Яшкино» и т.д. Также группе принадлежит сеть супермаркетов шаговой доступности «Ярче!». В рейтинге «200 крупнейших частных компаний России 2017 » компания заняла 82-ое место.

В интервью «Ведомостям« Штенгелов рассказал, что живет на две страны и сейчас находится в Австралии. Там же он построил спортивную академию гольфа и тенниса KDV. Инвестиции в проект составили $20 млн, руководит им сестра бизнесмена Юлия Штенгелова.

Точная структура владельцев «КДВ групп» неизвестна. Сам Штенгелов говорил, что она менялась в середине 2000-х годов, и часть основателей вышла из бизнеса, но в «КДВ групп», розничной сети «Ярче!» и Кузбасском пищекомбинате​ у него близко к контрольному пакету.

Торговый центр «Зимняя вишня», пожар в котором унес жизни десятков людей, не имеет отношения к бизнесу «КДВ групп», рассказал Штенгелов «Ведомостям»: «Это была моя частная инвестиция, я являюсь бенефициаром части этого торгового центра. Девять-десять лет назад я являлся основным инвестором торгового комплекса. Впоследствии часть площадей была распродана, однако чуть меньше половины по-прежнему принадлежат мне через компанию «Кондитерус ком», владельца Кемеровского кондитерского комбината, на которого и записаны эти площади».

Трагедия в Кемерово

Трагедия в ТЦ «Зимняя вишня» произошла вечером 25 марта. Пожар, начавшийся, по предварительным данным, в батутной комнате, быстро распространился на четвертом этаже здания, где расположено несколько кинозалов и детские игровые зоны с аттракционами. В результате площадь возгорания достигла полутора тысяч квадратных метров, погибли минимум 64 человека, большая часть из них — дети.

Сегодня Следственный комитет сообщил, что «в рамках уголовного дела задержаны и допрашиваются четыре человека, в том числе арендатор помещения, в котором предположительно находился эпицентр возгорания». Имена задержанных не указаны, однако, по данным telegram-канала 112, среди них — Надежда Судденок. По данным СПАРК-Интерфакс, она стала владельцем и гендиректором ООО «Зимняя вишня Кемерово» в 2013 году. Какое отношение эта компания имеет к торговому центру и Штенгеловым, выяснить не удалось. При этом в структуру «КВД групп» это ООО не входит.

«Интерфакс» со ссылкой на свой источник сообщал, что основным собственником ТРК «Зимняя вишня» является «КДВ групп», но наряду с ним у ТРК имеется много собственников небольших помещений, их число сейчас устанавливается. Один из сотрудников сетей-арендаторов рассказывал «Ведомостям», что ретейлеры, чьи магазины работали в сгоревшем ТЦ, подписывали договор аренды площадей с Кемеровским кондитерским комбинатом (принадлежит «КДВ Групп»).

Ранее на месте ТЦ была кондитерская фабрика, которую позже перестроили в торговый комплекс, рассказал Штенгелов РБК: «В торговом центре очень много объектов, которые принадлежат большому количеству разных собственников. Часть площадей осталась под управлением ООО «Кемеровский кондитерский комбинат», бенефициаром которого я являюсь через компанию «Кондитерус Ком». Моей задачей было выйти оттуда до конца. Часть площадей мы продали, а часть просто никто не купил», — сказал он. По его словам, в управлении ТЦ он не участвовал.

Анастасия Ляликова

Ранее

Тюменского депутата выгнали из «ЕР» за переписку в мессенджере

Далее

«Есть много способов превратить твою жизнь в ад»

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru