Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 16 07 2018
Home / В Мире / Друзья Трампа

Друзья Трампа

Каких медиамагнатов не любят американские либералы

В США медиабизнес является одним из мощных игроков политической арены. Председатель совета директоров Sinclair Broadcasting Group Дэвид Смит превратил отцовский бизнес в одну из крупнейших вещательных компаний в стране. Чем его бизнес навлек гнев прогрессивной общественности?

Семейство, стоящее за Sinclair Broadcasting Group, разбогатело, создав медиаимперию, которая в последнее время навлекла на себя гнев либералов и левых СМИ. Состояние семьи Смит, в которую входят братья Дэвид, Роберт, Фредерик, Дж. Дункан, размещенное в россыпи трастов, в совокупности достигает $1,2 млрд, следует из оценки Forbes. Эта оценка основана на долях членов семьи в публичной компании Sinclair Broadcasting, продажах акций за последние 15 лет, дивидендах и некоторых частных активах.

Расположенная в Мэриленде Sinclair Broadcasting Group, которой принадлежат 192 телестанции по всей стране, в последнее время привлекла к себе внимание СМИ из-за обязательных вставок правового толка, которые вынуждены транслировать местные станции. Борис Апштайн, бывший ассистент Дональда Трампа, ведет регулярную передачу, которая выходит до девяти раз в неделю. Среди недавних выпусков есть и такие, где он выступает в поддержку Национальной стрелковой ассоциации после стрельбы в школах, критикует кабельные телеканалы за подход к освещению скандала с порноактрисой Сторми Дэниэлс или одобряет идею строительства стены на границе с Мексикой.

Хотя Sinclair выпускает эти консервативные передачи уже более десяти лет, они вновь оказались в центре внимания в прошлом году из-за избрания Трампа, а также планируемого приобретения Tribune Media за $3,9 млрд, после которого Sinclair станет крупнейшей вещательной компанией в стране.

Несмотря на то, что эти передачи критикуют за предвзятость, они явно не повредили бизнесу. За последние десять лет выручка выросла на 281%, до $2,7 млрд, в 2017 году, а акции Sinclair подорожали на 367%. В результате рыночная капитализация компании недавно достигла $3 млрд. Все это произошло под контролем и руководством 67-летнего Дэвида Смита, председателя совета директоров и бывшего CEO компании, а также сына основателя компании Джулиана Синклэра Смита.

«Sinclair играет жестче, чем кто-либо», — говорит Дэниел Курнос, аналитик в Benchmark Capital. Упорство Дэвида в приобретении станций распространяется и на переговоры по поводу цен на рекламу и оплаты ретрансляции, которые выше, чем у большинства других компаний.

Джулиан, инженер с предпринимательской жилкой, основал Chesapeake Television Corp. с единственной телестанцией в Балтиморе в 1971 году. Пока его старший сын Фредерик изучал стоматологию, Дэвид стал сооснователем Comark, компании по производству телепередатчиков, которую он с партнерами продал за $5 млн в 1986 году, когда Дэвид занял свое место в семейном бизнесе. Примерно в это же время здоровье его отца начало ухудшаться (он умер в 1993 году), из-за чего всем четверым братьям пришлось присоединиться к семейному бизнесу. Роберт стал казначеем, Фредерик — директором, а Дункан — секретарем и директором.

Дэвид был назначен CEO в 1988 году в возрасте 37 лет и стал председателем совета директоров два года спустя. На тот момент это была частная компания со станциями всего в трех городах: Балтиморе, штат Мэриленд, Питтсбурге, штат Пенсильвания, и Колумбусе, штат Огайо. С тех пор под руководством Дэвида Sinclair Broadcasting (она был переименована в 1995 году) приобрела еще 189 станций в 89 муниципальных районах США. Sinclair вышла на биржу в 1995 году.

«Я хотел просто зарабатывать деньги», — вот что Дэвид, богатейший из братьев с состоянием примерно в $325 млн, беззастенчиво заявил Forbes 28 лет назад в статье, описывающей его планы по увеличению Sinclair. Дэвид, который в прошлом году покинул должность CEO, но остается председателем совета директоров, отказался дать комментарии для этой статьи.

Чтобы «просто зарабатывать деньги» в бизнесе, ориентированном на масштабирование, Дэвид скупил все доступные станции вещания. Сначала он сосредоточился на вторичных рынках вроде Мемфиса, Сент-Луиса и Сан-Антонио, где издержки от ведения деятельности были ниже, чем в таких городах, как Нью-Йорк или Чикаго. «Я считал, что в телевизионной индустрии произойдут определенные изменения, важнейшее из которых — консолидация», — говорил Дэвид Forbes в 1996 году.

В 1990-х компания первой придумала, как обойти требование Федеральной комиссии по связи, запрещающее владеть более чем одной телестанцией на муниципальный район. Мать Дэвида, Кэролин Смит, основала новую фирму — Cunningham Broadcasting. После смерти Кэролин в 2012 году основная доля в Cunningham Broadcasting перешла в семейный траст, который включен в оценку совокупного состояния семейства Смит. Сегодня Cunningham по-прежнему владеет 20 станциями и платит Sinclair (в прошлом году более $120 млн) за управление сеткой передач, рекламой и логистикой для большинства из них. Собственная команда Cunningham невелика, а ее финансовый директор Лиза Ашер — бывшая сотрудница Sinclair.

Агрессивная тактика семейства и свойственная эпохе Трампа тяга к ослаблению регулирования означают, что в ближайшие годы Sinclair может вырасти. Предполагаемое приобретение Sinclair компании Tribune Media, в результате которого к сети добавится 42 станции, даст ей доступ к 72% американских домохозяйств по сравнению с нынешними 40%. О сделке было объявлено в мае 2017 года, всего за несколько недель до того, как Федеральная комиссия по связи во главе с председателем Аджитом Паи приняла новое положение, согласно которому вещательные компании смогут владеть большим количеством станций, чем раньше.

Кажется, что Смиты выиграют в финансовом плане, и ясно одно: если сделка будет заключена, еще больше станций будут вынуждены запускать эти спорные — и ориентированные на правый сектор — вставки, которыми славится Sinclair. Как говорит Бартон Крокетт, аналитик инвестиционного банка B. Riley FBR: «Только потому, что вы добавили политику в местные новости, бизнес необязательно пострадает».

Эми Фельдман

Перевод Натальи Балабанцевой

По материалам: «Forbes»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru