Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Понедельник, 23 07 2018
Home / Общество / Земля и неволя

Земля и неволя

В уральском Реже разборки депутатов привели к череде уголовных дел против рядовых горожан. В тюрьму отправили даже кормящую мать тяжелобольного ребенка

В середине апреля в администрацию президента России пришло письмо от 37-летнего жителя г. Режа Дмитрия Сохарева: «Здравствуйте, уважаемый президент. В моей семье случилась беда. 4 апреля 2018 года моей жене, Сохаревой Ирине Борисовне, был вынесен обвинительный приговор по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Она была взята под стражу в зале суда и в настоящий момент находится в тюрьме. Жена якобы незаконно приобрела в собственность три земельных участка в г. Реже Свердловской области под индивидуальное жилое строительство, чем нанесла Режевскому городскому округу ущерб в размере 1 238 383 рубля. Как только мы не умоляли следователя разобраться в этом деле: представляли доказательства, экспертизы, документы, подтверждающие нашу невиновность. Но нам только смеялись в лицо и говорили, что на таких, как мы, делают карьеру и получают звания. В судебном разбирательстве наши доводы тоже игнорировали».

Сохарев в письме сообщал, что является отцом трехлетнего сына и семимесячной дочки, у которой врожденный порок сердца. Он написал, что не представляет, как будет справляться с детьми без матери, и не понимает, почему приватизация участков обернулась уголовным преследованием.

В конце письма Сохарев просит президента прислать в Реж «компетентную комиссию» «для проверки и изучения уголовного дела».

Я приехал в Реж раньше сотрудников АП, ознакомился с материалами дела Ирины Сохаревой и обнаружил, что преследования горожан из-за приватизации земельных участков поставлены на поток.

История Ирины Сохаревой

ОСВОБОЖДЕННАЯ

Семья Сохаревых снимает однокомнатную квартиру в трехэтажном доме на самой окраине Режа.

— Могли бы в своем доме жить, — вздыхает Дмитрий, встречая меня у порога. — Построили его даже. Но тут уголовное дело…

Режевской городской суд 4 апреля приговорил Ирину Сохареву к 3 годам колонии и к 300 тысячам рублей штрафа. Если приговор устоит в апелляции, дом Сохаревых, который они только что достроили, изымут в пользу государства.

Ирина встречает меня вместе с мужем. После вердикта первой инстанции ее действительно отправили в колонию («Три раза в «столыпине» ездила!»), но через три недели отпустили: за женщину вступились уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова и курирующий УрФО заместитель генерального прокурора РФ Юрий Пономарев.

«В Управлении генпрокуратуры в УрФО была проведена очень серьезная, глубокая проверка, — комментировала Мерзлякова освобождение Сохаревой. — И я знаю личную позицию замгенпрокурора: это не просто неоправданно жестокий приговор».

Теперь Ирина пробудет дома до апелляции, которая назначена на 21 мая.

— Это Диму надо благодарить, — говорит Ирина, кивая на мужа. — Он поехал в Екатеринбург, дошел до журналистов, до чиновников. Добился, чтобы его выслушали.

— А у меня выхода не было, — говорит Дмитрий. — Младшая, как Иру арестовали, два дня вообще ничего не ела: ребенку 7 месяцев, от мамы оторвали. Старший сын плачет, себя винит: «Вот я маму не слушал, она от меня ушла». Тут любой поедет.

День, когда Ирине выносили приговор, Дмитрий вспоминает с заметным раздражением.

— Мы были уверены, что Иру либо оправдают, либо в крайнем случае дадут условно. Ну там же нет преступления! И я под судом с коляской хожу, жду, а Ира все не выходит. 15 минут уже нет ее, полчаса. Захожу, спрашиваю: «Как там моя?» А мне говорят: «Так ее посадили».

Сейчас, после вмешательства свердловских чиновников, Сохаревы снова надеются, что в апелляции Ирине дадут условный срок. В оправдание уже не верят, хотя на своей невиновности по-прежнему настаивают.

Особо крупное мошенничество

Ирина Сохарева переехала в Реж из Екатеринбурга в 2008 году. На квартиру в столице Урала денег не было, возвращаться в родной поселок Буланаш не хотелось — после закрытия последнего производства он начал вымирать, а в Реже подруга открывала парикмахерскую и предложила Ирине работу.

— Город от Екатеринбурга недалеко — полтора часа езды, жилье здесь дешевое. Я согласилась, — вспоминает Сохарева. — Уже после переезда узнала, что администрация города проводит аукционы на право аренды земельных участков под ИЖС. Решила поучаствовать. Мне еще посоветовали: «Ты для верности подавай сразу на несколько участков: один не выиграешь — выиграешь другой». В итоге я выиграла сразу три.

От лишних участков Сохарева не отказалась: решила перевезти в Реж родителей и брата. Начала строиться. После заливки фундаментов будущих домов подала в мэрию заявление о приватизации земли под объектами незавершенного строительства: это право было предусмотрено ст. 36 Земельного кодекса РФ (на сегодня эта статья утратила силу). В мае-июле 2009 года Ирина получила права собственности на все участки.

Достроить первый дом Сохаревой удалось лишь в 2016 году. Но заселиться не успела. В начале февраля 2017-го ее вызвали в городской отдел полиции и сообщили о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 159 УК РФ «Мошенничество в крупном размере». Основанием послужил рапорт из Артемовского городского отдела УФСБ по Свердловской области, в котором говорилось «о факте совершения мошеннических действий гражданкой Русиной И.Б. (девичья фамилия Ирины. — И. Ж.), которая путем обмана приобрела земельные участки 26, 28, 38 по улице Родниковая г. Режа, чем нанесла крупный ущерб муниципальному образованию «Режевской городской округ».

По версии следствия, на момент подачи документов на приватизацию земли Ирина не уложила на участки фундаменты будущих домов. То есть объектов незавершенного строительства на участках не было. И приватизировать их она не имела права.

Позже следователь МВД Елена Шамшина, оценив все участки Сохаревой в 1,2 млн рублей, переквалифицировала дело на «Мошенничество в особо крупном размере».

Фундаментальный подход

В обвинительном заключении в деле Сохаревой — 137 листов. Первая часть повествует об обстоятельствах совершения преступления. На 16 страницах описывается, как Ирина ходила сначала в Комитет по управлению имуществом Режевского городского округа, чтобы подать документы на участие в аукционе, затем — в городской отдел Федеральной службы госрегистрации, чтобы зарегистрировать право на аренду земли, затем — в БТИ, чтобы получить кадастровые паспорта на объекты незавершенного строительства — те самые фундаменты, которых, по мнению следствия, не существовало. Заплатила госпошлину в размере 100 000 рублей. И все это, имея преступный умысел и надеясь, что в 30-тысячном Реже чиновники поленятся и не пойдут проверять, существует ли объект, на который они выдают документы. Забегая вперед, нужно сказать, что сотрудники городской администрации на место выходили и подтвердили это на следствии.

Винить чиновников никто не стал: по версии следствия, Ирина просто ввела их в заблуждение. Каким образом? Например, сотрудников отдела архитектуры и строительства администрации Режа Глинских Т.Г. и Симон И.И. на следствии ознакомили с фотоснимком из космоса, датированным 21 июня 2009 года. На снимке — улица Родниковая в Реже: якобы именно та ее часть, где находятся участки Сохаревой. Глинских и Симон подтвердили, что на фотоснимке объектов капитального строительства нет, однако обе упомянули, что, выезжая на место в 2009 году, видели фундаментный блок как минимум на одном участке, принадлежащем Ирине.

Специалист Управления муниципальным имуществом мэрии Наталья Чуйко заявила, что Сохарева причинила ущерб городу в размере 990 706 рублей. Представители БТИ в основном говорили, что не помнят обстоятельств осмотра участков Ирины из-за того, что уголовное дело против нее было возбуждено спустя 8 лет с момента получения ею прав собственности на землю.

Ключевые показания против Сохаревой дали ее соседи по Родниковой улице: Суховы, Даниловы, Ахметхановы, Кузины, Тарасовы. Все они заявили, что на участках Ирины в 2009 году никаких фундаментов не было. «С весны 2009 года по весну 2017 года на участке был пустырь. Объектов незавершенного строительства в виде фундамента, траншей под фундамент, иных следов фундамента не было», — говорится в показаниях Руслана Ахметханова. Показания других соседей — схожи до запятой.

Нужно отметить, что все вышеперечисленные люди — Ахметхановы, Суховы, Даниловы, Кузины, Тарасовы — давали показания не только на Ирину Сохареву, но и на других жителей Режа, решивших приобрести участки в районе Родниковой. Всех их также связывают дружба, политическая деятельность и общий бизнес с крупным режевским предпринимателем Алексеем Потапенко, владельцем городского хлебокомбината. Но об этом позже.

Для защиты в суде семье Сохаревых пришлось искать строителей, которые 8 лет назад укладывали фундаменты на их участках. Директор строительной компании «КамЖилСервис» Сергей Кремлев подтвердил сначала на следствии, а потом и в суде, что в апреле 2009 года вместе с тремя помощниками монтировал фундаменты для Сохаревой. Аналогичные показания дал строитель Виктор Ширыкалов. Еще 6 свидетелей, жителей Режа, заявили, что видели фундаменты на участках Ирины, в то время как ее соседи — Ахметхановы, Суховы, Даниловы, Кузины, Тарасовы и пр. — в 2009 году даже не начинали строиться.

Факт установки фундаментов подтвердила и экспертиза. «На участке были выкопаны траншеи и установлены фундаменты из сборных бетонных блоков. Впоследствии фундаментные блоки были демонтированы, а траншеи засыпаны. Засыпка траншей проводилась 7–10 лет назад», — говорилось в заключении ООО «ГеоСтройЭксперт».

Однако к выводам экспертов, как и к показаниям свидетелей защиты, судья Режевского горсуда Наталья Осинцева отнеслась критически. Итог — Ирину отправили в тюрьму на три года. И если бы ее муж не дошел до уполномоченного по правам человека, она бы продолжала ждать апелляции в СИЗО.

— Апелляция назначена на 21 мая, — говорит Ирина. — А 22-го мы с дочкой должны ложиться на лечение в Институт матери и ребенка — насчет кисты в голове. И по поводу порока сердца — 31 мая в Первую областную больницу. Мы предупреждали об этом суд, просили назначить слушание после нашего выхода из больницы. Но как будто специально, заседание поставили прямо перед госпитализацией.

История Михаила Юрина

Ирина Сохарева — не единственный житель Режа, кто отправился под суд из-за земли на Родниковой. Электромонтер Михаил Юрин арендовал здесь 16 соток земли в 2010 году. В 2011-м, построив небольшой дом, приватизировал участок.

— Владел я землей совсем недолго. В том же 2011-м мне предложили хорошую работу в Екатеринбурге, и я решил переезжать. Дом и землю продал. И благополучно забыл о них, — рассказал Михаил «Новой газете».

Весной прошлого года Юрину позвонили из Режевского ОМВД, из отдела по борьбе с экономическими преступлениями.

— Спросили: «Вы являетесь собственником земельного участка по улице Родниковая, 49?» «Нет, — говорю. — Уже давно нет». Тогда меня попросили прийти и рассказать, как я стал собственником участка и как его продал. Разумеется, я сходил и рассказал все, что помнил. Мне присвоили статус свидетеля, который в скором времени, уже летом, сменился на статус обвиняемого.

Обвинения против Юрина аналогичны обвинениям против Ирины Сохаревой. Якобы он подал документы на приватизацию земли, не построив на ней ни дома, ни даже фундамента.

Показания против электромонтера дали все те же свидетели: Ахметханов, Данилов, Тарасов, Кузин.

Главным доказательством вины Юрина стал фотоснимок из космоса, датированный якобы 2010 годом. На снимке дома Михаила не видно. Однако в материалах дела есть ответ Роскосмоса, согласно которому в период с 2010 по 2011 год съемка Родниковой улицы в г. Реже не производилась вовсе. Что за снимок лег в основу уголовного дела против Юрина, предстоит выяснить в суде. Дело Михаила рассматривает та же судья Осинцева, которая отправила в колонию Ирину Сохареву.

Войны депутатов

Всего, изучая историю Родниковой улицы, я обнаружил как минимум шесть уголовных дел, связанных с оформлением земли. Например, 13 мая 2016 года Режевской городской суд приговорил к трем годам лишения свободы условно местного жителя Попова М.О. за мошенничество в крупном размере с причинением ущерба режевскому бюджету на сумму 532 118 руб. 14 коп. «Мошенничество» Попова заключалось в том же, что и у Юрина с Сохаревой, — он якобы приватизировал землю, не построив на ней даже фундамента. По аналогичным обвинениям были осуждены режевчане Захваткина и Хохряков. Характерно, что все осужденные — пенсионеры, мелкие предприниматели, работники сферы услуг. У живущих на Родниковой депутатов и больших, по режевским меркам, бизнесменов проблем никогда не возникало.

Кроме единственного экс-депутата — Павла Касьяненко. С него-то эта история и началась.

Как рассказали «Новой газете» сразу несколько собеседников в администрации Режа, в 2014–2015 годах в городе на политической почве конфликтовали между собой мэр города Александр Чепчугов и сити-менеджер Елена Матвеева, а в городской думе не было кворума, поскольку депутаты разделились на две равные группы: одни были лояльны городской администрации, другие — хотели ее сменить. Нелояльную группу возглавлял бизнесмен Алексей Потапенко, владелец Режевского хлебозавода.

«Потапенко, имевший связи в силовых структурах, решил прибегнуть к их помощи для продвижения своих интересов. В частности, он хотел поставить на пост сити-менеджера депутата Германа Сухова, родственники которого сегодня дают показания по уголовным делам по Родниковой, — рассказал один из источников. — У Потапенко есть знакомства в ФСБ в Артемовске. Вас не удивил тот факт, что уголовные дела по земле возбуждаются на основании рапортов Федеральной службы безопасности? Так вот, Потапенко знал, что у одного из его оппонентов, депутата Павла Касьяненко, есть земельный участок на Родниковой. Законно ли он был приватизирован, сказать не могу. Но за это зацепились. ФСБ даже провела изъятие архивов в Режевском БТИ. Но вот незадача: заниматься этим Федеральная служба безопасности не должна — это же подведомственность МВД. Более того, начальник УФСБ по Свердловской области генерал Вяткин был даже не в курсе, что делают его подчиненные. Поэтому ситуацию пришлось представить так, будто ФСБ раскрыла новую масштабную схему мошенничества. И под это дело пришлось подтягивать новых людей и возбуждать на них дела».

Сам Алексей Потапенко в разговоре с «Новой газетой» заявил, что связей с ФСБ не имеет. По его словам, заявление в отношении Касьяненко написал бывший председатель Режевской думы Александр Чепчугов.

Как бы то ни было, политическое противостояние в Реже закончилось ничем. В октябре 2015 года гордума была распущена по личному представлению губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева.

Последнее, что осталось от политических войн, — уголовные дела.

Иван Жилин

По материалам: «Новая газета»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru