Home / Экономика / Бей своих

Бей своих

Российское вино и шампанское сильно подорожают

Импортное вино и шампанское могут оттеснить российскую продукцию с прилавков магазинов. В основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов российские виноградари и виноделы обнаружили ряд сюрпризов.

С 2019 года устанавливается единая ставка акциза на вино и шампанское. Это означает, что с 1 января будущего года будет отменена льготная акцизная ставка, действующая сегодня для отечественных виноделов. В результате вырастут цены на винодельческую продукцию повышенной категории качества, если государство не предложит адекватную форму компенсации потерь виноделов.

Льготная акцизная ставка была установлена для винодельческой продукции с защищенным географическим указанием (ВПсЗГУ) и винодельческой продукции с защищенным наименованием места происхождения (ВПсЗНМП). Эти понятия были закреплены в законодательстве в 2014 году.

Введенные категории должны были облегчить распознавание на прилавках магазинов продукцию более высокого качества. Именно эти поправки дали импульс к развитию производства местных вин с привязкой к географическому признаку. Приготовление из винограда, выращенного на территории России, — главное условие выпуска вин с защищенным географическим указанием и защищенным наименованием места происхождения.

Винодельческие хозяйства с энтузиазмом поддержали эту законодательную инициативу. В качестве такой стимулирующей и, как оказалось, довольно эффективной меры государство предусмотрело в Налоговом кодексе дифференцированные ставки акциза, установив для винодельческой продукции с географической индикацией пониженную ставку акциза.

Для тихих вин и игристых вин с защищенным географическим указанием и с защищенным наименованием места происхождения она составила 5 рублей и 14 рублей за литр соответственно, в то время как «нормальная» ставка — 18 рублей и 36 рублей.

Причем такая «льготная» ставка акциза должна была сыграть роль не только катализатора для ускорения роста российских виноградников и увеличения объемов производства «географических» вин, но, что не менее важно, она стимулировала значительные вложения бизнеса в развитие всей виноградарско-винодельческой отрасли.

Жесткие требования к производству

Облегчение налогового бремени в отношении производителей «географического» вина оказалось при этом чуть ли не единственным «поддерживающим» отрасль фактором. Чтобы получить соответствующую лицензию на производство вина, нужно выполнить целый ряд жестких и дорогостоящих в реализации требований.

Во-первых, данные о виноградниках обязательно должны присутствовать в реестре виноградных насаждений.

Во-вторых, к сооружениям и размещению оборудования на производстве предъявляются дополнительные требования.

В-третьих, производитель должен обладать дополнительным аппаратным и программным функционалом Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС).

В-четвертых, лицензия предусматривает особые акцизные марки, для получения которых производитель проходит сложнейшую процедуру подтверждения соответствия.

Помножим все это на бюрократическую неповоротливость (умышленную или исторически сложившуюся — не важно) регулятора, ответственного за выдачу лицензий, и получаем неутешительную картину: на 2017 год воспользоваться этой льготой смогли массово только импортеры, которых по замыслу властей эта мера как раз не должная была касаться, так как изначально она предусматривалась только для продукции отечественных производителей.

Нежданный бонус импортерам

Но для ввоза импортного вина по пониженной ставке акциза оказалось достаточным задекларировать его как продукцию с защищенным географическим указанием и подтвердить это надписью на этикетке. При этом можно было не предоставлять российской стороне каких-либо документов, подобных тем, которыми обременены российские производители.

В результате в то время, когда в России только начинают осваивать производство «географических» вин (сейчас они составляют не более 1,5% в общем объеме), объем ввезенного импортного вина различных географических наименований, в реальности не всегда являющегося таковым, на нашем рынке намного превышает объемы винодельческой продукции российского происхождения.

По данным ФТС России, в 2017 году импорт игристых вин (3,3 млн декалитров) вырос на 25,9%, «тихих» вин (25,6 млн декалитров) — на 39,4%.

После вмешательства Минфина в мае этого года, когда специальным письмом министерства импортные вина были выведены из-под действия пониженного акциза, «экономическая» лазейка была закрыта.

Чтобы не потерять столь значимый рынок, иностранные производители вина, воспользовавшись размытыми в отношении географически идентифицированной продукции нормами ВТО, заявили, что акцизная политика на внутрироссийском рынке нарушает условия этой организации и потребовали от России вернуться к единой ставке как для отечественной, так и для импортной винодельческой продукции.

Надо ли говорить о том ущербе, который будет нанесен отечественной винодельческой отрасли, если это будет одобрено? Кроме того, что развитие производства продукции высокого качества уйдет в разряд «отраслевой мечты», многомиллионные инвестиции (и государственные, и частные), вложенные в винодельческую перспективу, обернутся убытками. Россия может на долгие годы разбалансировать собственный рынок в пользу зарубежной продукции, зачастую не соответствующей заявленному качеству. Такое «импортозамещение наоборот».

Фактически мы говорим о другом, не аналогичном, не идентичном вине, которое производится не в соответствии с требованиями стандартов, принятых на нашей территории. Зарубежные производства в таком случае не проходят пристрастную процедуру проверки нашими контролирующими органами.

Непродуманная мера

Вместо того, чтобы хотя бы попробовать доказать правомерность своей позиции в ВТО, как это делают, скажем, при каждом спорном случае американские производители, испугавшись, российские ведомства отнимают у отрасли действенную льготу. Взамен власти предлагают не очень понятную и, представляется, не очень продуманную меру, которая изложена в другом пункте «Основных направлений» — предоставление налогового вычета с применением повышающего коэффициента.

Если механизм действия пониженной ставки акциза абсолютно прозрачен, то в предлагаемом варианте закопано слишком много «неизвестных».

Получается, сначала нужно отдать собственные средства на уплату акциза. И зачастую это кредитные средства, поэтому отдавать придется также и проценты. Потом нужно выполнить ряд условий для оформления возвратного акциза, повышающий коэффициент которого может оказаться ниже процентов по кредиту, с которого заплатили акциз. Кроме того, нужно доказать, что использованный виноград собственный. Кстати, в уже опубликованных комментариях Минфин трактует это понятие намного шире, чем определяется в рамках 171-го закона, где это определение носит очень узкий, локальный характер, и под него подпадает не более 2% наших производителей.

Но главная странность предлагаемой меры заключается в отнесении к подакцизным товарам используемого винограда. Это в России впервые, когда не продукты переработки объявляются подакцизными товарами, а фактически сырье, из которого они вырабатываются.

И если это произойдет, то автоматически изменятся правила налогообложения производства этой сельскохозяйственной культуры. Произойдет значительное ухудшение условий ведения сельскохозяйственной деятельности по выращиванию винограда и в итоге — сокращение площадей его возделывания.

Получается, что вырабатываемая на протяжении последних лет и подкрепленная солидной базой связанных друг с другом подзаконных актов последовательная стратегия государства может сойти на нет только лишь из-за нежелания спорить с ВТО.

Если предложения «Основных направлений» воплотятся в жизнь, заниматься виноградарским и винодельческим бизнесом станет очень дорого, как следствие — стоимость российского вина на российской же полке вырастет. И в результате при практически полном отсутствии господдержки в части маркетинга и продвижения российского вина мы проиграем иностранным производителям в конкурентной борьбе.

Леонид Попович, Наталия Жаворонкова 

По материалам: «Forbes»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru