Главная / Скандалы / «Пришли с полицией, кричали: «Все равно мы тебя выселим!»

«Пришли с полицией, кричали: «Все равно мы тебя выселим!»

В Челнах нарастает социальный конфликт с участием «дочки» автогиганта и десятков семей, проживающих в общежитиях КАМАЗа

В Челнах прошла акция протеста семей, находящихся под угрозой выселения из зданий, принадлежащих ООО «КАМАЗжилбыт». В судах находится целая кипа исков «дочки» КАМАЗа — она требует выселить людей из помещений, которые они занимали не один десяток лет, так как теперь здания стали чужой собственностью. Как правило, суд встает на сторону «КАМАЗжилбыта», но жильцы отказываются съезжать, мотивируя это тем, что им некуда пойти.

Конечно, «КАМАЗжилбыт» отрицает какое-либо насильственное выселение из домов, где является собственником. Более того, утверждает, что жильцы и сейчас могут выкупить занимаемые комнаты по очень привлекательной цене. Либо же переселиться с сохранением нынешних условий проживания

Конечно, «КАМАЗжилбыт» отрицает какое-либо насильственное выселение из домов, где является собственником. Более того, утверждает, что жильцы и сейчас могут выкупить занимаемые комнаты по очень привлекательной цене

«У нас и в комнатах должны убираться, и менять белье, и полы мыть… ничего этого нет!»

Жители общежитий ООО «КАМАЗжилбыт» в минувшую субботу вышли на публичную акцию протеста возле дома 23/10Д. Причиной для недовольства челнинцев стало то, что их выселяют из комнат, где они проживают по не одному десятку лет. «КАМАЗжилбыт» (КЖБ)  подает на людей в суд, требуя освободить помещения, потому что они являются собственностью ООО. Суд, как правило, встает на сторону камазовской «дочки». Но люди отказываются уходить: они утверждают, что им просто некуда идти. Кроме того, их не устраивают предъявляемые им «огромные необоснованные платежи» и условия проживания.

«Инициатором исков о выселении является „КАМАЗжилбыт“, — рассказывает нашему изданию жительница 23/10Д Лилия Серенкова. — Я анализировала происходящее и пришла к выводу, что причиной для выселения является задолженность по квартплате, которую предъявляет КЖБ. Но при этом есть второй момент: в свою очередь причиной задолженности является то, что платежи непосильны для жильцов».

Дом 23/10Д — это общежитие коридорного типа. По словам Серенковой, вселение жильцов происходило на основании решения мэрии Челнов. То есть это должна была быть схема муниципального найма. А затем она перешла в коммерческий найм. Соответственно, и квартплата поднялась в разы. «В месяц у нас выходит в среднем 7,8 тысячи рублей, — конкретизирует челнинка. — И это независимо от того, отопительный сезон или нет. Естественно, при таких суммах в доме есть категория граждан, которая не в состоянии нести эти расходы. Кроме того, плата за жилье постоянно пересматривается в большую сторону. Основанием служат внутренние приказы гендиректора ООО. Сегодня действует плата в 200 рублей за квадратный метр, плюс коммунальные расходы. Соответственно, поскольку идет постоянный рост, а платежеспособность при этом остается на прежнем уровне, задолженность растет, и „КАМАЗжилбыт“ инициирует процессы по выселению. По моим данным, под выселение в нашем доме попадают 17 семей».

Дом 23/10Д — это общежитие коридорного типа. По словам жителей, вселение жильцов происходило на основании решения мэрии. То есть, это должна была быть схема муниципального найма. А затем она перешла в коммерческий найм

Дом 23/10Д — это общежитие коридорного типа. По словам жителей, вселение жильцов происходило на основании решения мэрии. То есть это должна была быть схема муниципального найма. А затем она перешла в коммерческий найм

Оксана Абанина проживает в 23/10Д с 1994 года. Она беженка, приехала в Набережные Челны из Узбекистана. Устроилась на КАМАЗ, на котором и проработала 20 лет. «Но так получилось, что в свое время осталась без работы на КАМАЗе, — повествует женщина свою историю. — Тогда все и началось. Цены на жилье стали стремительно расти в доме 23/10, блок Д. При этом абсолютно непонятно, за что с нас берут такие деньги. Например, за ремонт начисляют, а его с 2001 года не было ни разу. Тут вообще был такой порядок, что мы на вахте только платили деньги, нам давали квитанцию, но без расшифровки — за что конкретно взимают. Чтобы взять эту самую квитанцию, нужно ехать в офис „КАМАЗжилбыта“, кланяться в ножки в бухгалтерии: „Дайте, пожалуйста“. Они потом еще на рассмотрение вопрос берут, так что могут дать, а могут и не дать. Когда же мы получили квитанцию, были шокированы — за что мы только ни платим… Если коротко, то платим за все, что у нас не делается. Оказывается, и в комнатах у нас должны убираться, и менять белье, и полы мыть. Ничего этого нет! Более того, мы сами постоянно вкладываем деньги во все: трубы, например, меняем. А „КАМАЗжилбыт“ ничего не делал и не делает».

По словам Абаниной, за два койко-места в комнате в 12 кв. метров ей начисляют примерно 6–7 тыс. рублей в месяц. Живет женщина вместе с дочкой 16 лет. Та учится в колледже, не работает, болеет — два-три раза в год приходится ей ложиться в больницу, проходить курс лечения. Сама Абанина устроилась продавцом в магазин. Сами понимаете, зарплату получает не миллионами. «Плата стала стремительно расти где-то с 2015 года, — рассказывает женщина. — И сейчас такое ощущение, что они рассчитывают платежи уже за сутки — как в гостинице. Вообще невозможно платить эту сумму! Да еще и условия такие — нет нормальных ни кухни, ни ванны, ни туалета. А платим, как будто квартиру снимаем! Но при этом там условия-то лучше! Давно бы ушла куда-нибудь, но другого жилья нет, а снимать квартиру — все равно не потянем. Вот так на выселение нас они и подали. Был суд 25 июля. Я отпросилась с работы, чтобы поехать туда. Но мне стало плохо, вызвали скорую. Я попросила знакомую, чтобы она сходила на заседание вместе с моей дочкой. А дочку почему-то не посчитали моим представителем, хотя это мой родной ребенок. И в решении суда указано, что я не явилась, поэтому на меня наложен штраф в 6 тысяч рублей. Хотя представители были: мой ребенок и моя знакомая. Сейчас подали апелляцию в Верховный суд. В блоке Г, говорят, очень грубо выселяли, даже толком не дают собрать вещи. Сейчас вот до нас добрались».

«Если коротко, то платим за все, чего у нас не делается. Оказывается, и в комнатах у нас должны убираться, и менять белье, и полы мыть. Ничего этого нет!»

«Если коротко, то платим за все, чего у нас не делается. Оказывается, и в комнатах у нас должны убираться, и менять белье, и полы мыть. Ничего этого нет!»

Татьяна Колпакова с мужем тоже живет в Челнах с 1994 года. И работали они оба не где-нибудь, а именно в «КАМАЗжилбыте». Сначала им дали комнату в общежитии в 1/07. В 1997-м им улучшили жилищные условия — переселили с семьей в «двушку» в 1/15. «А с 2004 года у нас начинаются суды, нас хотят выселить, — рассказывает женщина. — Говорят, идите в 1/16 — там одна комната на всю семью. Я возмущаюсь: как так? Я тут работаю, а меня выселяют. Они подали в суд, но мы его выиграли, то есть было принято решение отказать КЖБ в выселении семьи Колпаковых. Но они на этом не успокоились и с 2008 года они на году по три раза присылают нам бумажки на выселение. Мы судимся и все процессы проигрываем. Но не выселяемся, идти нам некуда, и задолженностей перед „КАМАЗжилбытом“ у нас нет и никогда не было».

Как-то раз, по словам Колпаковой, к ним пришли представители юридической фирмы, которая занимает помещение по соседству. «Они мне и говорят, что им нужна именно наша квартира, дескать, планируют в нее въехать, чтобы расшириться, — поясняет наша собеседница. — Якобы они уже какие-то предварительные работы провели и с „КАМАЗжилбытом“ готовы все вопросы уладить. И как они улаживают? Они идут в офис компании, договариваются там вась-вась, и именно после этого „КАМАЗжилбыт“ приватизировал мою квартиру. Все это было сделано за моей спиной, меня в известность не поставили. И потом уже на этом основании они опять подают на меня в суд на выселение». По словам Колпаковой, такая история произошла почти с каждой квартирой дома 1/15. Здесь проживают 44 семьи, и над всеми висит угроза выселения. Как утверждает Колпакова, все эти семьи камазовские. В каких-то из них есть маленькие дети, в каких-то — внуки или даже правнуки, живут и пенсионеры.

Нервотрепка, связанная с постоянными попытками выселения, говорит наша собеседница, сильно сказалась на состоянии здоровья ее и ее мужа. У самой Колпаковой проявился сахарный диабет, у супруга случился инфаркт. Мужчину положили в больницу в тяжелом состоянии, сделали операцию, через несколько дней выписали. «И тут ко мне опять приходят представители „КАМАЗжилбыта“, начали кричать, фотографировать квартиру, — жалуется женщина. — Я стала возмущаться: у меня муж лежачий больной, после операции не может встать. Попросила их уйти, мол, будет решение суда, будем разговаривать. Так они не успокоились. Буквально через пару часов пришли с полицией, опять стали командовать, кричали: „Все равно мы тебя, Колпакова, выселим, приведем ОМОН, спецназ, дверь твою срежем“. И все это продолжается бесконечно. Я подала на юриста „КАМАЗжилбыта“ в полицию заявление, что он со мной так обращался, обзывал меня, чуть ли ни с кулаками на меня лез. И мне ответили… что он вправе был с вами так разговаривать, потому что квартира — это их собственность. Я уже не знаю, куда обращаться. Руки, конечно, я опускать не буду, но сил уже, честно говоря, все меньше. Суд даже не смотрит на то, что мы первые процессы выиграли и „КАМАЗжилбыту“ отказали в нашем выселении. Да они [„КАМАЗжилбыт“] и не стесняются заявлять, даже при моем адвокате: „Куда бы вы ни жаловались, все равно мы выиграем“. И, действительно, я написала во все инстанции: и Когогиной Альфие Гумаровне (депутат Госдумы РФ — прим. ред.), и президенту Татарстана, и в прокуратуру РТ, и президенту Путину… И Москва отослала в Казань, Казань сюда прислала, а здесь, конечно, ничего не решается. Подаем сейчас в Верховный суд апелляционную жалобу».

Как-то раз, по словам Колпаковой, к ним пришли представители юридической фирмы, которая занимает помещение по соседству: «Они мне и говорят, что им нужна именно наша квартира, дескать, планируют в нее въехать, чтобы расшириться»

Как-то раз, по словам Колпаковой, к ним пришли представители юридической фирмы, которая занимает помещение по соседству: «Они мне и говорят, что им нужна именно наша квартира, дескать, планируют в нее въехать, чтобы расшириться»

«Совмин не имел права передавать КАМАЗу жилой фонд, да он этого и не делал»

Примерно так и живут семьи, над которыми висит дамоклов меч выселения. Кто-то судится по пятому-десятому кругу, кто-то смирился и съехал и снимает комнату, кто-то нашел вариант пожить у родственников. Но есть и такие, кто пытается оспорить законность самого факта владения домами «КАМАЗжилбытом». Дело это, конечно, давно минувших дней, начался процесс в далекие уже 1990-е годы. Тогда происходило так называемое разгосударствование собственности и ее приватизация. В те годы и слов таких многие не знали, не говоря уже о том, чтобы понимать их суть. Естественно, было немало накладок и ошибок, в том числе и с собственностью КАМАЗа, который первым из предприятий страны стал акционерным обществом. Было много тяжб, разборок по дележу его недвижимости, расположенного в Набережных Челнах. Например, многие, наверное, помнят, как в середине 1990-х Госкомимущества РТ боролся за контрольный пакет акций КАМАЗа. Тогда, в частности, ГКИ своим распоряжением запретило автогиганту распоряжаться (продавать, сдавать в аренду и так далее) объектами, пока в споре не будет поставлена точка. Тем не менее КАМАЗ заключал сделки купли-продажи, мотивируя тем, что предприятию срочно нужны деньги на восстановление сгоревшего в 1993 году завода двигателей. Дескать, бюджетных средств и внебюджетных фондов для этого не хватало. По некоторым данным, тогда было реализовано более 90 объектов на миллиарды рублей. Часть отошла «КамГЭСэнергострою» в счет погашения долгов за работы по восстановлению завода двигателей, часть другим коммерческим структурам. В том числе реализовывались и объекты жилого фонда. Потом многие покупатели были вынуждены в судах отстаивать свое право на собственность приобретенных активов. В свою очередь, где-то и КАМАЗу пришлось через тяжбу возвращаться свое имущество.

В этот сложный период и было учреждено ЗАО «КАМАЗжилбыт» со 100-процентной долей КАМАЗа. В качестве вклада в уставный капитал новой организации автогигантом и были переданы здания общежитий. Затем правопреемником ЗАО стало одноименное ООО, которое и существует до сих пор, его возглавляет Ольга Шамилова.

Начался процесс в уже далекие 1990-е годы. Тогда происходило так называемое разгосударствование собственности и ее приватизация. В те годы и слов таких многие не знали, не говоря уже о том, чтобы понимать их суть

Начался процесс в уже далекие 1990-е годы. Тогда происходило так называемое разгосударствование собственности и ее приватизация. В те годы и слов таких многие не знали, не говоря уже о том, чтобы понимать их суть

Были ли при передаче жилого фонда в распоряжение «КАМАЗжилбыта» нарушены требования закона? Есть мнения, что да, были. «В типовых общежитиях много служебных помещений, — высказывает свою точку зрения юрист Марклен Федоров, являющийся доверенным лицом выселяемых жильцов. — Кроме того, в домах 1/15, 1/14, 1/12, а также 23/10 и 29/09 первые три этажа переданы в аренду коммерческим структурам. А выше четвертого этажа проживали работники КАМАЗа. И они сейчас якобы как были, так и остаются в ведении автогиганта. Но в 2011 году появилось постановление Конституционного суда РФ, согласно которому могут быть приватизированы не только квартиры, но и комнаты в общежитиях — лишь бы было законное вселение. И в тот период в 37 случаях суд удовлетворил заявления жильцов о признании их права собственности на помещения. А после 2014 года, когда ЗАО „КАМАЗжилбыт“ было реорганизовано в ООО, вынесение таких решений резко прекратилось. И сейчас суд штампует решения как под копирку: мол, все это собственность „КАМАЗжилбыта“, соответственно, он имеет право распоряжаться им по собственному усмотрению. Я считаю, что такие решения принимаются под давлением».

По словам Федорова, сейчас с его участием готовятся жалобы в Верховный суд РФ — пока только 6 заявлений, но это лишь начало. Юрист считает, что на федеральном уровне по данным вопросам могут быть приняты принципиально иные решения, чем на городском или республиканском. «Выселили очень много семей, — сокрушается наш собеседник. — Хотя есть условие законодательства: если человек проработал на предприятии 10 лет и более, либо попал под сокращение или вышел на пенсию, ему должны предоставить другое жилье. Мы в судах на это ссылаемся, но нам на это отвечают молчанием. Вроде бы сочувствуют, но удовлетворяют иски „КАМАЗжилбыта“, дескать, он добросовестный приобретатель. Но они не имеют прав на управление многоквартирными жилыми домами! На это лицензия нужна, которой у них нет. Мы считаем, что у нас данные судебные споры решаются не в рамках правового регулирования, это стало политическим моментом».

В своих изысканиях Федоров упоминает постановление Совета министров СССР №616 от 25 июня 1990 года «О преобразовании ПО „КАМАЗ“» в АО. В пункте 4-м там действительно указано, что в собственность акционерного общества передается имущество производственного объединения по состоянию на 1 июля 1990 года. «Но Конституцией СССР жилой фонд признается коммунальной собственностью, — говорит наш собеседник. — И по законодательству он подлежит передаче местным советам. То есть Совет министров не имел права передавать жилой фонд акционерному обществу. Да он этого и не сделал, там же все-таки грамотные люди сидели. В акте передачи имущества тех времен, подписанном тогдашним президентом АО „КАМАЗ“ Николаем Бехом, многоквартирные жилые дома не упоминаются». Обратим особое внимание, что это личное мнение юриста Федорова. Он и многие выселенцы готовы в этом споре идти не только до Верховного суда РФ, но и, если понадобится, до Конституционного суда.

«Размер платы за проживание состоит из стоимости жилищно-коммунальных услуг, оказываемых управляющей компанией ООО «УК «Ремжилстрой», и стоимости найма, которая является среднерыночной по городу Набережные Челны»

«В суд подаем только на тех, кто не захотел выкупать жилые помещения или переселяться»

Что скажут судебные власти федерального уровня по данной теме, пока неизвестно. И пока вряд ли можно доподлинно установить, была ли передача жилого фонда сначала КАМАЗу, а потом и «КАМАЗжилбыту» проведена абсолютно законно или все же были допущены какие-то нарушения. Но факт остается фактом: на данный момент нет ни одного решения суда, в котором говорилось бы, что собственниками зданий являются иные юридические или физические лица, кроме ООО.

Кстати, именно на это в первую очередь указывается в ответе «КАМАЗжилбыта» на наш официальный запрос. «Дом 23/10Д был передан АО „КАМАЗ“ в числе прочего имущества в качестве вклада в уставный капитал ЗАО „КАМАЗжилбыт“ при создании в 1996 году, — говорится в документе, направленном в адрес „БИЗНЕС Online“, который подписан гендиректором Шамиловой. — О законности передачи дома 23/10Д, как и других общежитий от АО „КАМАЗ“ в уставный капитал ЗАО „КАМАЗжилбыт“ в 1996 году, указано в многочисленных решениях Набережночелнинского городского суда».

Что же касается остальной части комментария камазовской «дочки», то и она во многом разнится с тем, что нам рассказали выселенцы. В частности, по поводу того, что некоторым жильцам ордера на жилье были выданы мэрией, «КАМАЗжилбыт» уточняет, что это было совсем непродолжительное время. Впоследствии данная практика была прекращена, так как является неправомерной. «До введения в действие Жилищного кодекса РФ в 2005 году для проживания в доме 23/10Д гражданам (в основном работникам АО „КАМАЗ“) выдавались ордера, на основании которых заключались договоры найма или аренды койко-места. Имел место случай, когда исполком [Челнов] в 1989 году принял решение о признании восьми комнат в доме 23/10Д служебной жилой площадью, в связи с чем мэрией на данные комнаты были выданы служебные ордера. Но впоследствии, в 2000 году, исполком принял решение об исключении указанных 8 комнат из числа служебных в связи с неправомерностью принятия решения в 1996 году», — говорится в ответе ООО «КЖБ».

Факт остается фактом: на данный момент нет ни одного решения суда, в котором говорилось бы, что собственниками зданий являются иные юридические или физические лица, кроме ООО

Факт остается фактом: на данный момент нет ни одного решения суда, в котором говорилось бы, что собственниками зданий являются иные юридические или физические лица, кроме ООО

Далее организация поясняет, что ни о каком завышении платы за проживание речи быть не может. «С марта 2005 года ордера на жилые помещения в доме 23/10Д не выдаются, а с жителями заключаются договоры коммерческого найма, так как в соответствии со ст. 19 Жилищного кодекса РФ жилые помещения в доме 23/10Д, принадлежащие ООО „КАМАЗжилбыт“, относятся к частному жилищному фонду коммерческого использования. Размер платы за проживание состоит из стоимости жилищно-коммунальных услуг, оказываемых управляющей компанией ООО „УК „Ремжилстрой“, и стоимости найма, которая является среднерыночной по городу Набережные Челны», — утверждается в письме ООО «КЖБ».

Конечно, «КАМАЗжилбыт» отрицает какое-либо насильственное выселение из домов, где является собственником. Более того, он утверждает, что жильцы и сейчас могут выкупить занимаемые комнаты по очень привлекательной цене либо же переселиться с сохранением нынешних условий проживания. А подача исков в суд для организации — мера вынужденная. «В 2013 году было принято решение о реализации всех жилых помещений в доме 23/10Д, — сообщается в письме за подписью Шамиловой. — При этом первоочередное право покупки предоставлялось гражданам, проживающим в данном доме. С 2013 года жителям неоднократно направлялись уведомления о возможности покупки жилых помещений, в которых они проживают. А в случае если они не имеют возможности или не хотят покупать, им предлагалось переселиться в дом 20/09 В, Г с сохранением прежних условий проживания. В отношении тех жителей, которые не захотели покупать жилые помещения или переселяться, мы вынуждены подавать исковые заявления в суд о выселении. При этом, даже даже после вступления в силу решений суда, жителям предоставляется возможность покупки или переселения. Исковых заявлений о выселении за неуплату за найм жилых помещений мы не подаем, имели место единичные случаи подачи исков одновременно о выселении и взыскании задолженности за жилищно-коммунальные услуги. На сегодняшний день в доме 23/10Д из 144 комнат нереализованными остаются 12, стоимость 1 кв. м составляет 27000 рублей, что ниже среднерыночных городских цен на аналогичные помещения».

Жильцы же стоят на своем: никто им никаких вариантов выкупа или переселения с сохранением условий им не предлагал. А если и предлагали, то цена шла не о 27 тыс. рублей, а о 30 тыс., но они считают это слишком высокой стоимостью за жилье такого уровня. Переселение им тоже предлагают с условиями гораздо хуже тех, где они проживают, хотя плата сохранится: санузел, например, один на этаж, а не на каждую квартиру, как сейчас. Скорее всего, в этой ситуации, как это часто бывает, истина находится где-то посередине. Может, сторонам уже пора сесть за круглый стол переговоров и без эмоций попытаться разрулить проблему, найти вариант, который хотя бы отчасти устраивал бы всех. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий.

Сергей Кудрявцев

По материалам: «Бизнес Online»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru