Главная / В Мире / У кого что… БАЛИт

У кого что… БАЛИт

Почему «странный визит» нашего спецкора на этот индонезийский остров оказался и самым впечатляющим?

Эффект от Бали не проходит у меня до сих пор, хотя прошло уже немало времени с того странного визита в Индонезию. Как будто все еще брожу по узкими кривым улочкам Куты… Ем мороженое в МакДаке и рис с перцем на улице, выбираясь к океану, и смотрю на волны прибоя.

Сомненья — прочь!

Много было сомнений: ехать туда или не ехать? К массе возникших сомнений примешивались боль от сломанной в Испании руки и горечь пепла вперемешку с запахом кала из Индии. Все это упрямо говорило, что очередной мой тур выборов места под Солнцем за границей вряд ли будет удачным…

Разумеется, я не спал ни в ночь, предшествующую выезду, ни следующую — уже на берегу Паттайи. Идти среди ночи, как чокнутый псих, по узким душным кварталам в поисках комнатушки у меня не было сил. Но ветер с моря дул, и мне стало так хорошо, что, переступив через все ужасы и страхи, я вдруг оказался на берегу океана, на котором и примостился, укрывшись тряпкой со своего иркутского дивана на песках Паттайи, где вечная баня, и только ночью истинный бриз — как выяснилось позже, только он дает какое никакое, а утешение.

Последующие ночевки в отелях, кроме разве что Бангкока, ничем не запомнились. И если бы не мытье и стирка, что в условиях парилки с соленым бульоном вместо морса сделать нереально, я бы вообще ни в какой отель никогда бы не пошел. Да, еды в Таиланде много. Море же — так себе, но жрать и спать с трансвеститами и общаться с цивильными прокаженными… Кому-то, возможно, это очень интересно. Но — не мне. Поэтому девять таиландских дней искренне страдал, мучая себя вопросом, зачем мне участь сия?

И настал час «х»

Наконец, я вылетел в Бали, и с первых шагов тут мне дико понравилось. Чуть попрохладней — раз. Во-вторых, дешевая и сытная еда. Причем, не только ночью, как в Таиланде, а круглые сутки, и — прямо на улицах. А в-третьих, нет никаких проститутов.

Зато здесь вам говорят «Хелло, босс!» и «Байк, босс!». Леди, впрочем, тоже предлагают (а если шататься по ночам, замечу в скобках, то и наркотики предложить могут). Радует, что всюду звучит супер-рок, что тут больше 20 тысяч истинных храмов под открытым небом и масса интереснейших людей, особенно в Убуде — эдаком центре острова, где и водопады, и рисовые террасы, и обезьяны, которые все норовят ограбить туристов, откуда бы те ни были родом. Прямо целоваться лезут к мужикам с сумками, и те дико от этого краснеют.

Один праздник Ньяпи чего стоит — так здесь Новый Год по-балийски называется. Там заранее повсеместно лепят супердемонов, гигантских карикатурных монстров, да таких страшных, огромных и почти живых, что, кажется, или они «гонят», поклоняясь таким каннибалам-великанам, или это все цирк. Вам, как малым детям, предлагается испугаться, ужаснуться, восхититься и еще много чего узнать.

Не было бы счастья…

В ту новогоднюю ночь мы вместе с моим другом Гангом Кью из Нью-Йорка, англоговорящим этническим китайцем, оказались в центре Убуда, где и познакомились на улице с двумя байкерами — один вроде швед, другой, как показалось, немец. Они пили пиво, закусывая галлюциногенными грибами, и предлагали поехать с ними на праздничные гулянья, на что я поначалу не соглашался. Ганг начал уговаривать — давай, дескать, рискнем. А я ему в ответ: они же, во-первых, уже напились пива, а во-вторых, оба не просто на скутерах, а на эндуро (название мотоцикла и одновременно агрессивного стиля езды по бездорожью. — Ред.). «Газануть и вылететь на кроличьих тропах Бали прямо в ад с их демонами не представляется невозможным», — втолковывал я американскому китайцу, а сам, к собственному удивлению, одной ногой был уже с ними… И думал: черт с вами, идти в отель и спать всю ночь, где демоны не пляшут… Поехали! Тут же взяли третью банку грибов и отправились прямо в ад. Точнее, на фазенду к одному из байкеров — Рону, матерому типу, в отличие от его немногословного попутчика-немца Ганса.

Надо отдать должное европейским замашкам этих людей — фазенда стоила того, чтобы в ней жить. Холодильник полный не перца с рисом, а только пива и мяса. Да еще и душевая на пару персон — очень просторная. Правда, с местным колоритом: хоть и в кафеле, но с плесенью…

Вышел я из душа, освежившись, и возлакал пива с монстрами рок-н-ролла… А они после первого же бокала закусили наркотой и… как рассмеются оба! Я аж похолодел весь, хотя с такими ребятами — старыми добрыми психами — общаюсь с раннего детства, которое прошло практически в маленьких психиатрических лечебницах, где коротал ночи на дежурствах с мамой, работавшей там психиатром. У парней начался «приход»: Ганг сразу расслабился и почти уснул, что прибило на смех Ганса, а Рон расчехлил гитару и сыграл такой настоящий блюз, что даже без грибов меня проняло.

В гости к богам

В общем, не успели мы выпить толком даже по бутылочке пива, как старые монстры решили ехать в гости к балийским адским богам, прихватив и меня самого… Я же, не зная английского, как начал причитать: слоули, слоули, то есть, в моем вольном переводе с английского — помедленнее, тише. Стал выкрикивать это слово на ухо Гансу, да так, что и самому стало неприятно — учить этот квази язык через песенки Фредди Меркьюри оказалось тошновато. Мой клич, скорее всего, сработал, потому что Ганс как истинный немец всю дорогу ехал, безупречно соблюдая скорость и ни разу даже не обогнал впереди мчавшегося крутого Рона, хотя мощи у эндуро было на любой прыжок в южный ад.

Наконец, мы приехали на праздник и тут же затесались в плотную толпу иностранцев со всего света — от поляков до австралийцев. Мне выпало выпить несколько бутылок пива Бетанг с американцами: кто они, я понял не сразу — люди дружелюбные, а выдавала их только 32-зубая улыбка и непонятный пафос. После Октоберфеста в Мюнхене, где в меня друзья детства «вливали» литров пять свежесвареного Левенбрауна, балийские литры, растянутые к тому же на всю ночь, мне такими страшными не показались. Иное дело — монстры, которых раскачивали толпы балийцев. Друг Ганг смотрел на это, как я в свое время на премьеру Аватара — ни фига, мол, себе реальность… И периодически восклицал от удивления. Я тем временем нашел ему (и себе, в том числе) место для отлива пива…

«Виновата» Лена Эриксон

Пишу эти строки и думаю: наверняка праздник Ньяпи описан в журналистских репортажах во всей своей красе, поэтому не стану на нем зацикливаться. Скажу только: слава Богу, что он закончился, ведь долго это продолжаться не могло. Уже на рассвете Рон и Ганс покинули нас с Гангом, и мы, поймав ушлых таксистов на скутерах, за дикие деньги были доставлены в отельчик, хотя до него и было-то пару километров…

Придя в себя, я захотел увидеть как можно больше храмов — таких же колоритно неповторимых, как метеориты над Бали. На одном байке с Гангом мы осторожно объехали весь Убуд, посетили целый ряд достопримечательностей и даже успели завязать знакомство со шведкой Леной Эриксон, а кроме того — пожалеть, что не встретили ее чуть раньше, а то бы остались на Бали — настолько она нас очаровала. Или, скорее, очаровал нас исключительно остров, а мы «свалили» все на шведку Лену Эриксон, хотя, если по правде, от перемены этих двух субъектов счастье нисколько не меняется.

Михаил Юровский

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru