Главная / Тайны века / Свастика над Арктикой

Свастика над Арктикой

Перед войной фашисты с разрешения СССР тайно строили базу на Кольском полуострове

Министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что в планах Русского Географического общества (Президентом которого он является) на 2019 год есть экспедиция на Землю Франца-Иосифа, где одной из целей будет поиск тайной немецкой базы времен второй мировой войны. В 2018 году была совместная экспедиция Северного флота и Российского географического общества на Новую Землю, в ходе которой была обнаружена еще одна немецкая база.

Начало. «Граф Цеппелин»

В далеком 1928 году в Германии был построен пассажирский дирижабль LZ-127 «Граф Цеппелин». Этот исполин имел длину 236, ширину 30,5 и высоту 35,5 метра. Его оболочка вмещала 105 000 кубических метров водорода. «Граф Цеппелин» имел пять дизельных двигателей общей мощностью 2650 л. с. — это вчетверо больше, чем у дирижаблей Нобиле. На борту «LZ-127» имелась собственная электростанция, радиостанция, телефонная связь. Пассажиры «Цеппелина» размещались в удобных двухместных каютах.

Впервые этот воздушный гигант прославился в 1929 году. 15 августа «Цеппелин» отправился в кругосветное путешествие по маршруту Фридрихсхафен — Берлин — Кенигсберг — Вологда — Усть-Сысольск — Якутск — Николаевск-на-Амуре — Токио — Лос-Анджелес — Фридрихсхафен. Межконтинентальный рейс закончился 4 сентября. Корабль возвратился в Германию, сделав на всем пути всего четыре остановки и оставив за собой 35 000 километров. С 18 мая по 6 июня 1930 года «Граф Цеппелин» совершил круговой перелёт в Южную и Северную Америку. В 1931 году LZ 127 начал регулярные полёты в Бразилию.

Маршрут «Цеппелина»

Маршрут «Цеппелина»

В 1931 году была задумана первая международная арктическая экспедиция на «Графе Цеппелин». Маршрут полета пролегал над советским сектором Арктики. 10 сентября 1930 года «Граф Цеппелин» прилетал в Москву, а 26-30 июля 1931 года он с научными целями пролетел над значительной частью советской Арктики, произведя при этом подробную аэрофотосъемку. На его борту были и советские специалисты. Во время этого перелёта дирижабль в бухте Тихой острова Гукера (Земля Франца-Иосифа) обменялся почтой с советским ледоколом «Малыгин». Вроде обычная научная экспедиция 30-х годов по изучению Арктики. Странности начались сразу после её окончания. По заключенному соглашению, советская сторона должна была получить копии всех фотографий, сделанных во время полета. Но…. После окончания экспедиции, немецкая сторона заявила о том, что ни одна фотография не получилась. Произошел, как сейчас говорят, технический сбой. По «ротозейству» немецкого техника-фотографа были засвечены все кино- и фотоматериалы экспедиции. Фотографий нет. Только потом, после 1945 года, разбирая захваченные архивы, удалось документально восстановить истинную картину. Офицер германского кригсмарине, капитан цур зее (это аналог звания капитан 1 ранга в ВМФ СССР) П. Эберт разработал теорию выделения «Европейского полярного моря» в особо важный для новой Германии район. Полет дирижабля был первым шагом этого плана. Были сделаны сотни фотографий, которые в дальнейшем, через 10 лет, позволили выбирать места для тайных баз в советском секторе Арктики.

Начало. Арктические переходы

30-е годы прошлого века в Европе – время тревожное, сложное и неоднозначное. Все играли против всех, стараясь получить для себя преимущества. У флота нацисткой Германии была одна старая, еще со времен 1 Мировой войны, проблема. Как показал опыт Первой мировой, эффективным оружием флота были подводные лодки и рейдеры. Рейдеры – это переделанные гражданские суда, вооруженные пушками, минами, гидросамолетами, даже торпедными катерами. Они обладали огромной автономностью по запасам топлива и могли автономно действовать много месяцев в любом районе мирового океана, топя торговые суда противника и нарушая его судоходство. Существовал специальный флот танкеров, снабжавших рейдеров топливом. Но было одно но… Германия – держава континентальная, и для выхода её боевых кораблей в океан надо было прорываться через воды, контролируемые Англией и Францией. Именно поэтому, пока не было принято решение о войне с СССР, было решено отработать переход немецких кораблей через Северный морской путь из Германии в Тихий океан. Советское правительство, в общем, было не против. Главсевморпуть в лице нашего знаменитого полярника Ивана Папанина, получил команду на сотрудничество. Началом этого сотрудничества стали наши полярные экспедиции на пароходе «Вологда» и гидрографическом судне «Мурманец». Экспедиции были проведены с участием немецких специалистов. С 1933 по 1937 годы через Карское море в порты Оби и Енисея советские лоцманы проводили немецкие пароходы. Надо ли говорить, что знания немцев о советской Арктике увеличивались с каждой такой проводкой.

Венцом такого сотрудничества стала проводка по Северному морскому пути немецкого вспомогательного крейсера «Комет». На совещаниях 30 декабря 1939 года и 2 января 1940 года Главком ВМФ Германии гросс-адмирал Эрих Редер доложил Гитлеру о необходимости во имя спасения 35 немецких судов, застрявших в портах стран Юго-Восточной Азии, использовать Севморпуть, абсолютно в то время закрытый для плавания иностранных судов. Далее получилось так, что основной частью выполнения плана «Зеленый случай» была признана необходимость прохода в летнюю навигацию 1940 года по Севморпути от Мурманска до Берингова пролива какого-нибудь немецкого рейдера.

Вспомогательный крейсер «Комет»

Вспомогательный крейсер «Комет»

Грузовой теплоход «Эмс» был мобилизован и переоборудован в боевой корабль. В процессе переоборудования на «Эмсе» было установлено шесть 150-миллиметровых орудий, замаскированных откидными щитами, десять торпедных аппаратов , также под маскировочными щитами и девять зенитных орудий. Перед выходом в плавание на борт было приняты четыреста якорных мин, это значительно больше, чем это было положено по штату даже для более крупных рейдеров, быстроходный катер, специально предназначенный для скрытных минных постановок, и большой запас артиллерийских снарядов и торпед. В специальном замаскированном корабельном ангаре был также размещен гидросамолет типа «Арадо». Наличие на борту самолета позволяло рейдеру вести дальнюю разведку в море, в том числе и ледовую. Радиосвязь и радиоразведку на корабле обеспечивали шесть высококлассных радистов, свободно владеющих русским и английским языками. Официально рейдер имел на борту большой запас топлива, который позволял ему осуществить переход по Севморпути на Тихий океан без дозаправки, Другие запасы обеспечивали автономную деятельность рейдера, как в арктических, так и в тихоокеанских водах. Что еще было в трюмах рейдера, вообще неизвестно. Корабль получил новое имя – «Комет», оперативные названия HSK-7 и «Судно 45», во флоте Великобритании корабль получил обозначение «Рейдер „B“.

Здесь необходимо сделать еще одно отступление. Во времена 1 и 2 Мировых войн рейдеры в боевых походах маскировались. Дело не только в названиях, написанных на бортах судов и соответствующих комплектах документов. Специально подбирались торговые суда, имеющие похожие силуэты. Рейдеры маскировались под конкретные, похожие на него суда. Таких вариантов маскировки на один поход было несколько. В нашем случае, выйдя из норвежского порта Берген, «Комет» превратился в … советский теплоход «Семен Дежнев» и продолжил движение на восток уже в этом качестве. У него на борту находились не менее пяти комплектов судовых документов, в том числе для советских пароходов «Семен Дежнев» и «Дунай», германского теплохода «Донау» и японского парохода «Токио-Мару». Во время перехода по Северному морскому пути «Комет» поочередно сопровождали советские линейные ледоколы «Ленин», «Иосиф Сталин», «Малыгин» (ледокольный пароход), «Каганович». Во время непродолжительной остановки в безлюдной бухте Анадырь, шедший до этого под японским флагом «Комет», вновь замаскировался в советский «Дежнёв» и 10 сентября 1940 вышел в Тихий океан.

А в это время настоящий «Семен Дежнев», действительно побывав в 15 отдаленных арктических пунктах, в ноябре вернулся в Мурманск и в начале декабря 1940 года ушел на Шпицберген для работы в Айс-фьорде по планам треста «Арктикуголь».

Хотя в целом скрытность и секретность перехода «Комета» в Тихий океан была сохранена, но некая информация все же достигла Британских островов. Таким образом, при содействии нейтрального Советского Союза, немецкий рейдер прорвался в Тихий океан, потопил много торговых судов и, совершив «кругосветное путешествие», вернулся в Германию.

Начало. База «Норд»

Немцы хотели выжать всё из зыбкой предвоенной ситуации. Вероятно, это был случай, когда правая рука не знала, что делает левая. Хотя в нацисткой Германии поверить в это сложно. Но тем не менее…

23 августа 1939 года был заключен советско-германский договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, известный как «Пакт Молотова-Риббентропа», Все знают об этом договоре, о т.н. секретном приложении к нему, но мало кто знает о других сторонах договора. Наркоматы обороны, иностранных дел и торговли вели интенсивные переговоры с германской стороной по взаимоинтересующим вопросам. А вопросы были действительно интересные.

В Советский Союз было поставлено 30 самолетов с запасными моторами (типа Ju-88, Не-100, Do-215, Me-109 и Ме-110, Ju-207, Bu-131 и Bu-133). О первых пяти типах самолетов в советской литературе имеется достаточно подробная информация, а вот о последних трех — очень немного. Кроме этого СССР был продан недостроенный тяжелый крейсер «Лютцев» (в советском флоте «Петропавловск»), оборудование и вооружение для строящихся тяжелых крейсеров типа «Кронштадт». Был даже разработан вариант крейсера с немецкими пушками главного калибра, подписаны документы о поставке в СССР другой морской техники. Взамен немцы попросили… об аренде двух баз на Севере и Тихом океане. Требование к базам – скрытность и возможность судоремонта. От базы на Тихом океане отказались (временно, или нет – неизвестно), а вот база на Севере была предоставлена.

«Базис Норд»

«Базис Норд»

Выбор места для тайной базы был сделан не сразу — порт Мурманск пришлось исключить. Вместо него немцам было предложено на правах концессии (военной колонии) создать базу в Териберской губе или в губе Большая Западная Лица.

Профессиональная оценка предложенных заливов была поручена германскому военно-морскому атташе в Советском Союзе — капитен цур зее фон Баумбаху. От Териберской губы морской атташе отказался. Не последнюю роль в ее отклонении сыграл организованный в Териберке еще в начале 1930-х годов рыболовецкий колхоз «Красная Армия». К осени 1939 года он стал самым крупным на Кольском полуострове рыбколхозом. Здесь работали обрусевшие финны и норвежцы, а также русские рыбаки, имевшие этнические и родственные связи с рыбаками норвежской провинции Финмарк, еще недавно свободно ловившими рыбу у Кольских берегов. А это уже само по себе означало, что любая, даже самая секретная информация о «Базис Норд» через норвежских рыбаков Финмарка могла легко попасть в руки аналитикам оперативного разведывательного центра (ОРЦ) Адмиралтейства Великобритании. Но основной причиной отказа от использования Териберской губы дня создания тайной базы скорее всего стало то, что лишь за месяц до прибытия фон Баумбаха командование Северного флота устроило на полуострове Териберский один из первых радиопеленгаторных постов СФ. И назначило этот залив для проведения досмотра и контроля приходящих в Кольский залив иностранных судов. В соответствии с приказом командующего Северного флота, любое иностранное судно, идущее из Баренцева моря, было обязано зайти в Териберскую губу для досмотра. После его окончания заморский гость должен был идти назначенным фарватером вдоль узкого Кильдинского пролива, постоянно находясь при этом под контролем советских береговых постов СНиС, дозорных североморских кораблей и дежурных батарей береговой обороны СФ (на острове Кильдин и на мысе Сеть-Наволок). Таким образом, для капитен цур зее Н. фон Баумбаха, как опытного разведчика, губа Териберская автоматически превращалась в германскую базу, находящуюся под постоянным контролем советской стороны. Все секретно, но — ничего не тайно. И это вряд ли устраивало как капитен цур зее Н. фон Баумбаха, так и гросс-адмирала Э. Редера. А в Западной Лице все рыбаки колхоза «Коминтерн», почти десять лет проживавшие в поселках Большая Западная Лица и Большая Лица, в одну ночь были выселены в Карелию. Нетронутым остался лишь третий колхозный поселок — Малая Лица, созданный на берегу одноименной губы, практически выходящий на побережье Мотовского залива.

Как видели немцы цели базы? Они изложены в приказе Главного командования ВМС (ОКМ) 569/39 gKdos от 31.10.1939:

«а) Немецкие ВМС по предложению советского правительства получают в полное распоряжение бухту Западная Лица в координатах 69.25 с.ш. — 32.26 в.д. Предусматривается использовать ее в качестве «Базы Север» военными и торговыми кораблями для следующих целей: 1) база снабжения, 2) гавань-убежище, 3) место для ремонта (по готовности плавмастерских).

б) названия этой бухты в ведомственном обороте избегать, вместо него употреблять обозначение «База Север».

в) в данный момент возможно путем кратковременного перебазирования находящихся в Мурманске судов организовать временное снабжение топливом с танкеров и торговых судов, равно как и в ограниченном объеме провиантом и товарами, закупленными в Мурманске. Подготовка солярки и провианта для ПЛ будет выслано с родины, также, как и предоставление/оснащение судна снабжения для броненосца на 3 месяца, со снабжением водой в «Базе Север».

г) на самой «Базе Север» пока никаких природных или искусственных средств для ее будущего применения нет. По поводу подготовки снабжения см п. в). Подходящее под плавказарму судно (CORDILLERA) находится в Мурманске. Для проведения запланированных ремонтов в последующем нужна плавмастерская, ее подготовка запрошена.

д) BdU (командующему ПЛ) предложили использовать «Базу Север» для снабжения ПЛ, и дать ответ по виду и объемам обслуживания по таким вариантам:

1) для получения снабжения в самой «БС»;

2) для получения снабжения в море с Базы — с предложением района моря, для этого предназначенного.»

К 17 сентября 1939 года, не дожидаясь окончательного решения вопроса о создании секретной базы, в Мурманск пришли немецкие транспорты «Кордиллере» и «Сан-Луи» с грузами и техникой. К концу ноября 1939 года на рейде Мурманска собралось тридцать шесть (!!!) германских транспортов (в том числе «X Леонард», «Нью-Йорк», «Поллине», «Тобинген»). Потом произошло экстраординарное событие – в порт Мурманска пришел легендарный трансатлантик, экс-обладатель «Голубой ленты Атлантики» (неофициальный титул самого быстроходного гражданского судна в мире) «Бремен». Официально было объявлено, что он прорвался из Нью-Йорка. Конечно, такое возможно. Чтобы обмануть английские крейсера можно сделать такой «крюк», но его длительная стоянка в Мурманске наводит на версию о том, что «Бремен» должен был стать плавказармой на базе «Норд».

«Днем рождения» секретной базы на Мурмане, скорее всего, можно считать 18 октября 1939 года. Среди прочих нацистских судов, пришедших на рейд Мурманска, особый интерес вызывает транспорт «Сан-Луи». Есть предположение, что это совершенно искаженное название фашистского военного транспорта и плавбазы подлодок «Санта-Льюис», которая еще в 1938 году была определена как одно из ремонтных судов для заграничных баз Кригсмарине. Если предположение верно, то уже в сентябре 1939 года на мурманском рейде появилась плавбаза, на которой должны были размещаться экипажи предполагаемой для базирования на «Базис Норд» группы фашистских подводных лодок. Ведь к 25 ноября 1939 года в губу Большая Западная Лица даже пришли две из них (U-36 и U-38). Но что-то изменилось в планах германского командования. Возможно, новому решению способствовали сначала перенос сроков начала десантной операции на Британские острова, а затем — окончательное избрание Гитлером сухопутного варианта ведения новой военной кампании на 1940 год. С наступлением полярной ночи большинство фашистских судов покинули гостеприимный Мурманск. 6 декабря отсюда ушел и «Бремен». Только «Кордиллере» не стал покидать Заполярье, а встал на рейде губы Большая Западная Лица. Так и было положено практическое начало тайной базе кораблей Кригсмарине на Кольском полуострове.

Что достоверно известно о базе «Норд»:

1. По немецким источникам, местоположение базы было обозначено координатами 69 градусов 25 минут северной широты и 32 градуса 26 минут восточной долготы.

2. С декабря 1939 года по апрель 1940 года старшим морским начальником базы был капитен цур зее Нишлаг. Ранее он командовал немецким тыловым подразделением в Стамбуле и был назначен на «Базис Норд» в свете подготовки Норвежской операции. В июле 1940 года старшим морским начальником базы стал уже командир специального корабля снабжения «Венеция» корветтен-капитен Гаусгофер. Общее руководство «Базис Норд» было возложено на Кригсмарине.

3. До мая 1940 года к тайной базе были приписаны нацистские метеорологические суда: «Викинг-5», «Заксенвальд», «Кединген», суда снабжения «Кордиллере» и «Венецияя», а также танкер «Ян Беллем».

4. До декабря 1939 года в базе находился быстроходный транспорт-банановоз «Иллер» (официально принадлежавший компании «Северогерманский Ллойд», ранее ходивший по линии Азорские острова — Бремен). Первоначально именно это судно было назначено для перехода на Тихий океан по Севморпути. Но позже он был заменен транспортом «Эмс» («Комет»), не столь быстроходным, но с более крепким корпусом и более многочисленным экипажем.

5. В ноябре 1939 года в базу заходили фашистские подводные лодки U-38 (тип IX, командир — капитан-лейтенант Хейнрих Либе) и U-36 (тип VIIА, командир — капитан-лейтенант Вильгельм Фрелих), которые до этого более месяца действовали против английских лесовозов, перевозивших из Сибири лес на Британские острова. По данным сборника «Revue Maritime» № 6 за 1966 год, они впервые зашли в базу 25 ноября 1939 года.

Причины отказа от использования первой «зарубежной» базы для немецких субмарин до сих пор не находит понятного объяснения. Ведь еще за год до начала войны капитен цур зее Карл Дениц однозначно высказался за необходимость создания такой базы. Был даже разработан специальный план, в соответствии с которым германские подводники должны были обучаться по трехлетнему циклу: первый год — индивидуальная подготовка, второй — групповое обучение и маневры, а третий — служба на заграничной базе. Для таких баз даже были переоборудованы два немецких ремонтных судна

6. 2 декабря 1939 года нацистские суда снабжения «Кордиллере» и «Dtytwbz» стояли на якорях в губе Большая Западная Лица. Самым быстроходным в базе было судно-китобоец «Заксенвальд», часто используемое как посыльное судно для связи с рейхом.

7. В апреле 1940 года в тайной базе ждали прихода трех танкеров «авангардной эскадры», которые должны были обеспечить заправку топливом фашистских эсминцев, доставивших в Нарвик десант. Но участие в заправке принял лишь «Ян Беллем».

8. «Венеция», наравне с «Сан-Луи», могла служить не только плавбазой для экипажей подлодок, предполагавшихся к базированию на «Базис Норд», но еще — и десантным судном.

Вот пока и вся известная информация о нацистской базе в губе Большая Западная Лица Столь же немного известно о судьбе кораблей и судов, приписанных к ней в 1939 и 1940 годах.

В дальнейшем в дело вмешалась высокая политика. Гитлер отказался от вторжения в Англию (операция «Морской лев») и был разработан известный всему миру план «Барбаросса» К чему он приведет в советской Арктике, будет рассказано в продолжении.

Андрей Максимов

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru