Главная / Скандалы / Уходили добровольцев

Уходили добровольцев

Минобороны имитирует создание контрактной армии?

Башкирского рэпера Face не взяли в армию из-за «чересчур богатого внутреннего мира» и татуировок на лице, и тема стала предметом обсуждения в Госдуме. В ходе которого выяснилось, что раньше по той же причине в армию не попал рэпер Тимати… Такие случаи лишний раз свидетельствуют о том, что порой освобождение от воинской обязанности избранных больше похоже на фарс и что призыву в армию, за который двумя руками держатся российские генералы, давно пора уйти в историю.

«Наша Версия» выясняла, когда в России будет создана полноценная контрактная армия.

Напомним, что начавшаяся весенняя призывная кампания ознаменовалась обещанием отменить призыв на военную службу. Инициатива пришла от президента, который заявил, что призыв в армию уходит в прошлое, так как военная техника совершенствуется и с ней могут справиться лишь профессионалы. И это заявление прозвучало неожиданно: в последние годы на различных уровнях заявлялось, что в России не может быть контрактной армии и допустимый вариант – это смешанный тип комплектования.

«Труба зовёт» всё больше вчерашних пацанов

Но вот разговоры о пол­ностью контрактной армии получили толчок с самого «верха», и вдруг выяснилось, что они по-прежнему актуальны. Председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов прокомментировал инициативу отменить службу в армии по призыву и назвал предварительные сроки. Отставной генерал объяснил, что отказ от срочной службы в армии возможен, но только через 10–15 лет. Эта причина, как мантра, повторяется из года в год на протяжении десятилетий, депутаты говорят, что у военнослужащих по контракту выше зарплата и больше социальных гарантий, поэтому необходимо повременить, твердят, что нужно рассчитать объём финансирования перед принятием подобных мер. Вторая причина также касается денег: мол, придётся значительно увеличить затраты на военную ипотеку. В общем, в Госдуме считают, что это многогранный процесс, который надо детально проработать.

Тем временем, пока идут эти пересуды и звучат обещания уменьшить количество призывников, из года в год весной и осенью «зовёт труба» всё больше парней. В соответствии с указом о весеннем призыве этого года предполагается призвать на срочную службу около 135 тыс. человек. Эти цифры даже выше, чем весной прошлого года, когда «под ружьё» встали 128 тыс. новобранцев, и осенью 2018-го было призвано меньше – 132,5 тысячи.

Так что ничто пока, кроме намерений, не указывает, что ситуация с призывом будет кардинально меняться. Служба в армии продолжает оставаться обязательной, от неё освобождаются только некоторые категории граждан, и их количество с каждым годом только уменьшается. Между тем вопрос, как не попасть в армию, продолжает оставаться актуальным для многих призывников. Об этом можно судить, к примеру, по возрастающему количеству юридических контор, которые оказывают услуги уклонистам.

Более того, изменения в законодательстве направлены на то, чтобы и в дальнейшем призывать как можно больше солдат. Так, в конце 2018 года появились поправки, которые разрешают призывать в армию ранее признанных ограниченно годными к службе. Закон даёт второй шанс тем, у кого здоровье вдруг неожиданно улучшилось.

Кто б в контрактники пошёл?

При этом способы привлечь контрактников выглядят весьма неоднозначными. Например, сегодня все выпускники институтов или техникумов могут вместо прохождения службы по призыву поступить на военную службу по контракту. Данная альтернатива действует для призывников с высшим образованием с июля 2014 года, а с мая 2017-го – для тех, у кого среднее специальное. У призывника появился выбор: служить срочную службу или сразу в военкомате заключить первый контракт сроком на два года. Вариант вообще не служить не предусмотрен. Похожее предложение может поступить солдату, у которого за плечами только школа, но он отслужил по призыву три месяца. Многие соглашаются на этот шаг под давлением своих командиров. При этом получают неполноценный контракт. Если солдат захочет уволиться раньше, он автоматически станет солдатом срочной службы и ему придётся дослужить оставшийся срок. Ему пересчитают срок службы, один день службы будут считать за половину.

Таким образом Минобороны поддерживает статистику количества контрактников в вой­сках. Не последний вопрос, насколько такие контрактники необходимы армии. Во всяком случае, эксперты отмечают, что количество солдат, которые продлевают подобные контракты, незначительное.

Минобороны имитирует создание контрактной армии? фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

По мнению специалистов, противоборство сторонников двух концепций – призыва и контрактной армии – продолжается. Либералы ведут тщетное наступление, требуя максимально сократить призыв и быстрее наращивать число контрактников в армии. Их оппоненты, силовики, сторонники тотального призыва, пытаются ужесточить призывную систему и сделать службу в армии неизбежной практически для всех призывников. Последним обосновывать свои идеи становится всё сложнее. Так, например, заявления с требованием увеличения сроков службы были восприняты в обществе с большим непониманием.

И такое непонимание вполне логично, ведь большинство современных армий отказывается от принудительного призыва своих граждан, который полностью себя исчерпал. В России также признают, как уже сказано выше, что техника и вооружение в армии становятся всё более сложными и технологичными. Для того чтобы ими пользоваться, требуется серь­ёзное обучение. Поэтому государству лучше вложить финансы в образование профессиональных солдат, а не пытаться натаскать новобранцев, которые даже не успевают применить полученные знания. Опыт Сирии, о котором так любят в последнее время говорить в военном ведомстве, показал, что контрактники в реальных боевых условиях действуют намного эффективнее. Так зачем же так упорно держаться за призыв?

Кнут без пряника

При этом государственные органы год за годом вводят очередные ужесточения для выявления тех, кто уклоняется от призыва. Например, с 2014 года гражданам, не прошедшим военную службу по призыву без веских причин, выдаётся не военный билет, а справка, которая в дальнейшем может осложнить жизнь человеку, ограничивая работу в силовых структурах, на госслужбе и далее. С этого года молодые люди призывного возраста, уехавшие на учёбу или работу в другую область, даже без регистрации получат повестку по месту нахождения и будут обязаны встать на воинский учёт. Работодателей и ректоров обязали информировать военный комиссариат о том, что потенциальный солдат работает или учится в другом регионе, и выдавать ему направление для постановки на воинский учёт или повестку. Также неоднократно предлагалось вводить обязательную явку в военкоматы, штрафы за неполучение повестки.

Ещё один парадокс заключается в том, что для призывников так и не удалось придумать действенных стимулов для службы. По мнению экспертов, если государство по-прежнему собирается лишать их определённых гражданских прав, в чём-то ограничивать, то тогда нужно давать что-то взамен. Сегодня сложно объяснить современным молодым ребятам, почему они выполняют одинаковые обязанности с контрактниками, имея при этом меньше свобод и получая в десятки раз меньше. Сомнительной инициативой стало создание научных и научно-производственных рот, где призывники бесплатно выполняют работу, за которую в обычной жизни им полагались бы серь­ёзные зарплаты. Такая экономия на призывниках выглядит весьма сомнительно, особенно на фоне раздутого военного бюджета.

Сергей Кривенко, координатор общественного движения «Гражданин и армия», член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека:

– Многие забыли, но перед российским Минобороны по-прежнему стоит задача создать контрактную армию. Однако у ведомства, видимо, нет соответствующего чёткого плана. Было реализовано несколько федеральных целевых программ по переходу к комплектованию армии военнослужащими, проходящими военную службу по контракту. Запускалась программа подготовки профессиональных сержантов. Были потрачены огромные деньги, но ситуация кардинальным образом так и не изменилась. В первую очередь не созданы приемлемые условия для службы. Так и не изменилось отношение руководства к контрактникам, у которых зачастую нет необходимых прав, нормированного рабочего дня и т.д. По сути, к ним относятся не как к профессионалам, а как к солдатам срочной службы.

Первоначально призыв оставляли, чтобы из солдат срочной службы отбирать контрактников. Но даже этот эксперимент уже серьёзно затянулся. При желании Вооружённые силы можно полностью перевести на контрактную основу за три – пять лет. Но армия показывает себя слишком инерционной системой. Возможно, такая ситуация даже выгодна военному ведомству, ведь сегодня наблюдается парадокс: взятки в военкоматы несут те, кто не хочет служить, а в некоторых регионах – те, кто хочет.

Александр Степанов

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru