Главная / Скандалы / Спасти предателя

Спасти предателя

Как ЦРУ вывозит своих агентов

В начале сентября американские СМИ сообщили о том, что в течение многих лет в администрации президента РФ работал агент ЦРУ Олег Смоленков. В 2017 году он вместе со всей семьёй был успешно эвакуирован из России, для чего сотрудники американской разведки провели отвлекающую операцию: Смоленков, его жена и дети выехали на отдых в Черногорию, где бесследно пропали.

Вся эта история на первый взгляд выглядит как сюжет шпионского фильма, однако жизнь показывает, что эксфильтрация (так в терминологии разведки называется вывоз агента) очень часто проходит так, как не снилось никакому сценаристу.

Отъезд Смоленкова в действительности вряд ли может считаться таким уж хитроумным манёвром ЦРУ, учитывая, с какой лёгкостью сегодня можно выехать за рубеж, после чего побег в США является уже плёвой задачей. Другое дело советское время, когда границы страны находились на амбарном замке. Тем не менее и тогда американская разведка умудрялась не раз и не два вывозить из Советского Союза своих агентов.

Уход агента Утопия

Вечером 31 октября 1979 года к дверям посольства США в Варшаве подошёл человек. Лицо его скрывали очки с огромными линзами и поднятый воротник плаща. «Мне нужно поговорить с дежурным дипломатом», – обратился он к охраннику, протянув тому обрывок бумажного листка. На нём были выведены три буквы: «КГБ».

Вскоре незнакомец сидел в посольстве внутри звукоизолированной, защищённой от прослушки, комнаты, использующейся резидентурой ЦРУ в Польше. Мужчина представился её сотрудникам: «Виктор Шеймов, майор Комитета государственной безопасности». «Чем именно вы занимаетесь в КГБ?» – спросил один из разведчиков. «Шифрованная связь», – ответил Шеймов. Американцы переглянулись – о таком перебежчике можно было только мечтать. «Вы шифровальщик?» – последовал вопрос. «Нет, я отвечаю за безопасность шифрованной связи КГБ за границей». Как писал хроникёр американских спецслужб Дэвид Хоффман, сотрудники резидентуры в тот момент не верили собственным ушам – перед ними сидел человек, обладающий доступом к кодам связи, которой пользуются резидентуры советской разведки. Однако выдать все эти секреты Шеймов был готов только при одном условии – если ЦРУ вывезет в США не только его самого, но и его семью. Как это сделать – задача американцев. А пока что, чтобы не привлечь к себе внимания, он должен вернуться обратно в советское посольство, а затем в СССР.

В ЦРУ имелся опыт по эвакуации агентов, однако на этот раз задача выглядела фантастически. Одного человека ещё можно вывезти, спрятав его, к примеру, в багажник посольского автомобиля. Но тут речь идёт сразу о троих, причём одна из них – четырёхлетняя девочка, которая в любой момент может заплакать, закашляться или закричать. Кроме того, надо учитывать, что после исчезновения Шеймова КГБ сразу же поднимет тревогу, что приведёт к смене шифров. Потому надо сделать так, чтобы пропажа не вызвала подозрений. Всё это казалось настолько невозможным делом, что Шеймову в Лэнгли присвоили псевдоним CKUTOPIA (Утопия).

Проведение операции было поручено новому сотруднику московской резидентуры ЦРУ Дэвиду Ролфу. Его первая встреча с Утопией состоялась на Чистопрудном бульваре у памятника Грибоедову. Во время встречи Шеймов уточнил свои требования: вывоз семьи в США, американское гражданство, миллион долларов и пожизненная медицинская страховка. Ролф подтвердил: если информация окажется действительно ценной, ЦРУ не поскупится. Да, вывезти трёх человек будет непросто, но ради такого подарка, как секретный связист, резидентура разобьётся в лепёшку. Только что делать с маскировкой отъезда? В ответ Шеймов предложил: лучшим выходом будет имитация несчастного случая. Например, семья отправилась кататься по реке, лодка перевернулась, и все утонули.

В ЦРУ имелся опыт по эвакуации агентов, однако на этот раз задача выглядела фантастически. Одного человека ещё можно вывезти, спрятав его, к примеру, в багажник посольского автомобиля. Но тут речь идёт сразу о троих.

Решение было не спонтанным, к тому времени Шеймов уже не раз обговаривал со своей женой Ольгой варианты побега и будущую жизнь в США. К легендированию своего «утопления» семья готовилась скрупулёзно. Понимая, что в квартире немедленно будет проведён тщательный обыск, Ольга Шеймова оставила все вещи, словно семья уехала лишь на несколько часов. Виктор Шеймов заранее «проговорился» на работе, что на выходных они планируют отправиться на реку. Дату эвакуации назначили на пятницу 17 мая 1980 года – в ЦРУ рассчитывали, что до понедельника беглецов не хватятся. Перед этим Ролф передал Шеймову для его дочки пять образцов снотворного с описанием действия каждого препарата и расчётом дозы.

Как именно происходила эксфильтрация, остаётся тайной. По версии ЦРУ, Шеймовы на поезде добрались до Ленинградской области, где их подобрали сотрудники резидентуры и в багажнике автомобиля вывезли в Финляндию, а оттуда в США. По версии КГБ, загримированного Шеймова переодели в форму лётчика и под видом члена экипажа провели в американский пассажирский самолёт, а жену и ребёнка доставили на борт в ящике с диппочтой. Как бы то ни было, операция удалась. Исчезновение секретного связиста, естественно, поначалу вызвало на Лубянке панику. Однако затем был сделан вывод, что семья, судя по всему, и правда стала жертвой несчастного случая. По крайней мере экс-начальник КГБ Владимир Крючков позже утверждал: спустя два года после исчезновения Шеймова было проведено повторное расследование, в ходе которого представители контрразведки заявили, что иностранные спецслужбы однозначно не имеют отношения к пропаже майора и его семьи. Возможно, ошиблись, возможно, не хотели признавать провал – кто теперь разберёт.

О том, что случилось в реальности, в Москве узнали только в 1985 году, когда начальник советского отдела контрразведки ЦРУ Олдрич Эймс добровольно предложил свои услуги КГБ. Всё это время американская разведка пользовалась полученной от перебежчика информацией о секретах защиты каналов связи посольств и резидентур. Что же касается Шеймова, то последний раз о нём стало широко известно в начале нулевых, когда он неожиданно подал в суд на ЦРУ, заявив, что выторгованный им миллион долларов так и не был ему выплачен. Суд, кстати, Шеймов выиграл.

Побег из-под Кремля

Побег Шеймова и его семьи долгое время являлся самым известным случаем эксфильтрации агента, проведённой ЦРУ в СССР. Однако в начале нулевых в США вышла книга Тони Мендеса «Шпионская пыль», в которой он описал ещё один случай организации вывоза агента. В определённых кругах книга стала сенсацией – Тони Мендес в течение многих лет был главным экспертом ЦРУ по маскировке и эксфильтрации. Именно он в начале 80-х разработал и провёл головокружительную по дерзости операцию по вывозу из Ирана группы скрывавшихся от исламистов американских дипломатов – в 2012 году Бен Аффлек снял об этой истории фильм «Операция «Арго», исполнив в нём роль Мендеса. В общем, для американцев Мендес примерно то же, что для нас Судоплатов или Абель. Есть лишь одно «но» – бывших спецслужбистов, как известно, не бывает, а работа разведки предполагает такую секретность и деликатность, что невольно возникают сомнения в откровенности Мендеса. Потому и рассказ его выглядит сродни фантастике. Впрочем, чего только не случается в жизни.

Фото: РИА Новости

Итак, как пишет Мендес, в конце 80-х ЦРУ терпело в Москве один провал за другим: Олдрич Эймс поимённо знал, кто в СССР шпионит на Америку. На этом фоне руководство ЦРУ поставило перед Мендесом очередную задачу: требовалось вывезти из СССР одного из последних сохранившихся ценных агентов, проходящего под псевдонимом ORB – сотрудника 16-го управления КГБ, занимавшегося электронной разведкой и дешифровкой.

Так, в марте 1989 года Мендес вместе со своей помощницей и будущей женой Джиной Гезер под видом туристов прилетел в Москву. Местом проведения операции был выбран Кремлёвский дворец съездов, где в тот вечер шёл балет «Коппелия».

Казалось бы, глупее ничего нельзя придумать, Кремль по кромку стен заполнен сотрудниками КГБ, однако Мендес объясняет: именно здесь, в святая святых Советского Союза, было удобнее всего разыграть шпионский спектакль. Всё дело в кремлёвских подземельях, которые разглядели американские спутники-шпионы, оснащённые специальной аппаратурой для сканирования пустот в почве.

Тони Мендес

Тони Мендес

Вывозить предстояло не только агента ORB, но и его жену. Помимо Мендеса и Гезер во дворец пришли ещё две пары – сотрудники резидентуры ЦРУ с дипломатическими паспортами и прилетевшая из США чета «туристов» в штатском. Во время антракта женщины удалились в туалет, где сотрудница ЦРУ передала жене агента ORB наряд буфетчицы, а сам он в это время надел куртку официанта. Тем временем их одежду надели работники резидентуры. По плану Мендеса в зал они вошли в тот момент, когда свет уже гас, а потому наблюдавшие за американскими туристами офицеры КГБ не разглядели, кто перед ними. Сам Мендес с Гезер и перебежчик с женой тем временем через подвал Дворца съездов проникли в систему подземных тоннелей, где их ждал некто под псевдонимом Ниндзя. Он провёл беглецов от Кремля в район Пресни – там агента и его жену замаскировали и затем через один из прибалтийских портов вывезли в Финляндию. Причём заодно Мендес пишет, что во время нахождения в тоннеле под Кремлём он прикрепил к находящемуся там кабелю связи подслушивающее устройство, благодаря которому летом 1991 года ЦРУ узнало о подготовке в СССР путча.

Что это – сказка или быль? Обычно практика показывает, что подобные откровения следует, что называется, «делить на сорок восемь». К тому же ни в одних материалах не упоминается факт побега в 1989 году в США сотрудника 16-го управления КГБ. Тем не менее обращает на себя внимание ряд упомянутых Мендесом подробностей организации эксфильтрации. Из-за чего можно утверждать, что подобные операции ЦРУ точно проводило, и скорее всего не один раз.

Сюрприз для Лэнгли

Судить об этом можно по воспоминаниям бывшего начальника первого (американского) отдела управления контрразведки КГБ Рэма Красильникова. Как писал он, в конце 80-х годов председатель КГБ приказал выяснить, каким образом американцы вывозят из СССР своих агентов. Так началась операция, получившая название «Фантом».

В июне 1988 года резидент ЦРУ в Москве Джек Даунинг отправил в Лэнгли срочную телеграмму, в которой сообщал: на контакт вышел действующий сотрудник КГБ, предложивший свои услуги шпиона. Новый агент представляет большую ценность, поскольку работает в американском отделе управления контрразведки КГБ. Главным условием своей работы на ЦРУ он называет его эвакуацию в США.

Предателя звали Владимир Сметанин. Как пишет автор книги «Признания шпиона» Пит Эрли, в Лэнгли донесения Сметанина оценили на вес золота. Имея прямой доступ к материалам об арестах американских агентов, он смог сообщить, каким образом КГБ сумел зачистить шпионскую сеть ЦРУ в СССР. Как выяснилось, сотрудники московской резидентуры допустили ряд грубых ошибок, благодаря чему контрразведка получила возможность выйти на след агентуры. Переданные Сметаниным сведения совпали с внутренними материалами ЦРУ, что обеспечило доверие к нему.

В Лэнгли Сметанин получил псевдоним Пролог. Насколько важным источником считали его американцы, можно судить по тому, что контакт с ним поддерживали непосредственно руководители резидентуры, а надиктованные Сметаниным записи прослушивал лично директор ЦРУ Вулси. Американцы были крайне заинтересованы в том, чтобы Сметанин как можно дольше оставался работать в КГБ, однако тот настаивал на своей эвакуации, и летом 1989 года Вулси отдал команду приступить к операции эксфильтрации.

Подготовка заняла почти год. В июне 1990 года, пишет Рэм Красильников, в ходе моментальной встречи в поезде «Ленинград – Москва» новый резидент ЦРУ в Москве Майкл Клайн передал Сметанину план его переправки в США. Согласно плану в СССР под видом туриста по фамилии Гринмонт въедет кадровый сотрудник ЦРУ Роджер Фредерик, внешне похожий на Пролога. В Москве он оставит в резидентуре свои документы, а сам улетит в США по собственному паспорту. После этого Сметанин под видом Гринмонта выедет в Таллин, где сядет на паром и через три часа будет в Хельсинки.

Первая часть операции прошла без сучка без задоринки. Однако когда Джек Даунинг прилетел в Хельсинки встречать Сметанина, оказалось, что того на борту парома нет. Спустя несколько дней тот вышел на связь, будучи в ярости: какого чёрта в ЦРУ доверяют проведение серьёзных операций безмозглым кретинам? Почему недосмотрели, что в середине 80-х Фредерик уже прилетал в СССР по своим собственным документам и попал тогда в базу данных КГБ? Само собой, что новоявленного «Гринмонта» тут же взяли под колпак, из-за чего даже попытка выехать из страны по его документам превращалась в чистое самоубийство.

В ЦРУ признали оплошность, поклялись в следующий раз быть в сто раз аккуратнее, а самого Сметанина попросили вести себя осторожнее – слишком большую ценность он представляет как агент. Так продолжалось вплоть до осени 1991 года. А потом Сметанин исчез. «Некоторые агенты ФБР даже высказывали предположения, что Пролог был арестован и расстрелян», – пишет Эрли.

На самом деле Пролог был главным героем операции «Фантом», разыгранной контрразведкой. Причём заключалась она не только в том, чтобы уточнить методы эксфильтрации ЦРУ своих агентов из Советского Союза – использование чужих документов и внешне похожих двойников с последующим выездом через Таллин. Главная цель была другая – прикрыть Олдрича Эймса, который пачками сдавал КГБ американских агентов. Естественно, что у ЦРУ возник вопрос, как это может происходить, потому и была разыграна комбинация с «контрразведчиком-предателем». «Все документы КГБ о потерях, которые Сметанин предоставил ЦРУ, заключали в себе дезинформацию, – отмечает Эрли. – Все детали, касающиеся шпионов, офицеров из ЦРУ, у которых они были на связи, тайников в Москве, аккуратно подгонялись после допросов арестованных шпионов ЦРУ с единственной целью – защитить Рика [Эймса]». Кстати, сам Эймс докладывал в Москву, что ЦРУ заполучило в КГБ агента под псевдонимом Пролог, которого необходимо поскорее выявить и арестовать.

Кстати

Операции по проведению эксфильтрации неоднократно проводила и советская разведка. По воспоминаниям сотрудников КГБ, на тот случай, если возникнет экстренная необходимость, вывезти оказавшегося под угрозой провала разведчика-нелегала, у спецслужбы имелся план: капитан советского торгового корабля, стоящего в иностранном порту, получал необходимый приказ и тайно принимал на борт пассажира. Таким образом летом 1945 года из США был спешно эвакуирован разведчик Ян Черняк, сумевший добыть в канадских и американских лабораториях техническую документацию об устройстве уранового реактора, а также образцы урана и плутония.

Джордж Блейк

Джордж Блейк

Особый интерес представляет операция по эвакуации в СССР сотрудника британской разведки Джорджа Блейка (на фото), с начала 50-х годов работавшего на Советский Союз. Блейк передал огромное количество информации об английских агентах в Восточной Европе, а также сообщил о тайном тоннеле, построенном на границе между Восточным и Западным Берлином, – через него МИ-6 и ЦРУ прослушивали штаб Советских войск в Германии. В 1959 году Блейка выдал перебежавший к американцам полковник польской разведки. Спустя два года лондонский суд приговорил Блейка к 42 годам заключения – как писали английские газеты, по году за каждого из разоблачённых им английских агентов. Однако в тюрьме Блейк провёл всего четыре года – в 1965-м он бежал и вскоре оказался в СССР.

О том, как проходил побег, Блейк позже написал в своей книге. Он якобы смог расположить к себе и к коммунистическим идеям сидевшего с ним в одной камере ирландца. Тот связался с товарищами. Вечером, пока охрана смотрела футбол, Блейк выбрался из камеры и перелез через стену по верёвочной лестнице, которую ему передали снаружи. После этого приятели ирландца положили беглеца в тайник, сделанный в автофургоне, и через Бельгию доставили к границе с ГДР, где Блейк смог случайно найти своего связника из КГБ.

Однако есть и неофициальная версия побега Блейка, которая выглядит менее «приглаженно». Согласно ей, план его эвакуации был разработан в Москве, причём за помощью по вывозу своего суперагента КГБ обратился к ненавидевшим англичан боевикам Ирландской республиканской армии. СССР тайно поддерживал ИРА, в том числе оружием, так что ирландцы были у Москвы в долгу. Как раз членом ИРА и был сосед Блейка по камере.

Одновременно советская разведка, судя по всему, смогла выйти на ответственных лиц в британской правоохранительной системе и сделать так, чтобы реконструкция тюрьмы с усилением мер безопасности была приостановлена. Уже после побега Блейка стало известно, что тюремное начальство трижды сообщало наверх о том, что заключённый что-то задумывает, но доклады были положены под сукно.

Игорь Киян

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru