Главная / Тайны века / «Гусинский «сгорел» на своих понтах»

«Гусинский «сгорел» на своих понтах»

Как работала в 90-е Служба безопасности президента РФ

В № 25 (749) «Нашей Версии» было опубликовано архивное интервью с контр-адмиралом Геннадием Захаровым, в начале 90-х занимавшим пост замначальника Службы безопасности президента РФ. Его он дал незадолго до своего ухода из жизни в 2012 году. В первой части интервью Геннадий Захаров рассказывал о подготовке авантюрного штурма Грозного. Вторая часть беседы посвящена секретам работы СБП.

– Геннадий Иванович, в СССР охраной первых лиц государства всегда занимались сотрудники действовавших в то время в стране спецслужб. У Сталина была охрана из НКВД; Хрущёва, Брежнева и их преемников охраняли офицеры 9-го Управления КГБ. Для чего в 1991 году понадобилось создавать совершенно новое силовое ведомство?

– На этот вопрос обычно давался такой ответ. Дескать, мы ничего нового не изобрели, а всего лишь взяли за основу мировой опыт. Например, существует же в США USSS – секретная служба, которая охраняет президента, а чем мы хуже? Однако есть и ещё одно объяснение. Просто у кого-то возникла здравая идея о том, что заниматься охраной главы государства должна структура, которая бы ни от кого, кроме самого президента РФ, не зависела, никому бы, кроме президента, не подчинялась и выполняла бы исключительно его приказы и поручения. Чтобы имелась такая структура, которая могла бы, к примеру, арестовать министра обороны РФ, если он начал, скажем так, грести не в ту сторону. Или кого-то другого, на кого укажет президент. Потому что если охранники являются сотрудниками большого ведомства, то однажды вдруг может выясниться, что для них важнее не слово главы государства, а приказ руководителя их службы. Вот, чтобы таких ситуаций не происходило, и была создана Служба безопасности президента РФ (СБП РФ).

«К президенту даже из «своих» могут пройти далеко не все»

– Вы сами, насколько мне известно, к охране первых лиц и службе в КГБ изначально не имели отношения. Как вы попали в СБП?

– Да, я окончил высшее Военно-морское училище имени Фрунзе и до начала 90-х командовал подразделением водолазов-разведчиков сперва на Балтийском, а затем на Северном флоте. В 1990 году вышел в отставку по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. После этого так вышло, что я стал работать с Александром Коржаковым, который занимался обеспечением охраны Бориса Ельцина. В августе, в дни путча 1991 года, Ельцин своим указом назначил меня комендантом Белого дома. Мне тогда подчинили всех, кто имел оружие. Это были и милиционеры, и рота десантников, и подразделение ОМОНа, и афганцы, и все они в те дни выполняли мои распоряжения. Это по моему указанию строились баррикады, это я провёл к Коржакову тогда ещё полковника десантных войск Александра Лебедя с его батальоном. А в октябре 1993 года я первым вошёл в Белый дом и лично арестовал генерала Владислава Ачалова, которого мятежный Верховный совет утвердил в должности министра обороны РФ.

– Ветераны спецслужб говорили мне, что СБП образца 1991 года была практически идеальной организацией по своим качествам и возможностям. Это не преувеличение?

– Думаю, что нет. Тогда, пожалуй, впервые в истории Вооружённых сил и спецподразделений России настал такой момент, когда появилась возможность брать на ключевые должности настоящих профессионалов. Мне было не важно, где до этого служил человек – в милиции, армии или в КГБ – и что написано в анкете про его преданность делу партии и политическую устойчивость. Поэтому за короткое время удалось собрать команду, которая могла решать любые задачи.

– «Любые» – это какие?

– Любые, связанные с обеспечением безопасности президента страны и защитой его со всех сторон от каких бы то ни было угроз. Для этого мной был создан Центр специального назначения – боевое охранение главы государства, способное противостоять любым попыткам воздействовать на президента силовым методом.

(фото: Евгений Разумный/ТАСС)

Фото: Евгений Разумный/ТАСС

– И каким же образом осуществлялась безопасность?

– Естественно, это секретная информация. В общих чертах скажу так: главное – это не закрыть президента своим телом от пули террориста, а не допустить появления такой ситуации в принципе. Потому всё начинается с анализа рисков, которые могут возникнуть. То есть, если известно, что президент в такое-то время будет где-то выступать или встречаться с народом, я заранее выезжаю туда, осматриваюсь, определяю, откуда может исходить угроза. И если находится место, где теоретически может расположиться стрелок, то оно или блокируется, или его будет постоянно держать на мушке наш снайпер.

– Ладно, это то, что касается нападений, скажем так, извне. Но ведь всегда возможны и нападения «изнутри». Золотую табакерку с виском Павла I познакомили и принесли те, кто как раз был вхож во дворец…

– К президенту даже из «своих» могут пройти далеко не все. У нас система была выстроена таким образом. Всего имелось три кольца безопасности. В третьем находилось боевое охранение, где сидели снайперы и ходили боевые группы сотрудников, в том числе и переодетых. Во второе кольцо допускались те, кто мог там находиться по долгу службы. То есть, к примеру, приезжает к президенту премьер-министр. У председателя правительства имеются свои охранники, но дальше второго кольца они не пройдут, их туда не пустят, хотя они по всем статьям «свои». В первое кольцо может попасть только тот, кого определил сам президент РФ в отдельном списке. Так что судите сами, насколько хорошо был защищён президент.

– А сейчас он защищён так же?

– Я давно уже вышел на пенсию и не знаю, как выстраивается работа охраны сейчас. Но думаю, что все необходимые меры предпринимаются.

«Березовский лез в политику, чтобы обогатиться»

– Вы сказали, что задачей СБП было недопущение того, чтобы кто-либо воздействовал на президента. Покушений на Бориса Ельцина действительно не было, однако вокруг него постоянно вились какие-то скользкие личности, а олигархи едва ли не в открытую делили страну, превратив Кремль чуть ли не в проходной двор. Взять хотя бы того же Бориса Березовского, про которого говорили, что он играет Ельциным как марионеткой.

– Борис Абрамович лез в политику только с одной целью – чтобы иметь возможность обогатиться. Поэтому Борис Абрамович сначала пытался влезть в доверие к Коржакову. Он правильно считал, что главная его задача – выйти на президента. А там уж ему сам чёрт будет не брат. И ему это, как мы знаем, удалось: Березовский стал заместителем главы Совета безопасности.

Я лично с Березовским знаком не был. Один раз был такой эпизод. Я договорился с Коржаковым, что прибуду к нему на доклад. И когда я пришёл в его приёмную, там сидел Березовский, пил чаёк. Когда от Коржакова вышел посетитель, Борис Абрамович тут же вскочил и впереди меня хотел пробежать. Но я его за одно место – цап, бросил в кресло и говорю: «Ты, парень, будешь ждать, а если войдёшь, то только после меня!» Ничего, сел и дождался как миленький.

– С олигархами вашей службе приходилось иметь дело и в других ситуациях. В декабре 1994 года сотрудники СБП в центре Москвы жёстко задержали охранников Владимира Гусинского. Тогда вся Россия гадала, что же стояло за этой операцией, получившей в народе название «Мордой в снег». Поговаривали, что таким образом Гусинскому, который контролировал самый популярный в то время телеканал НТВ и вовсю использовал его для политического влияния, показали, мол, не надо пытаться лезть во власть.

– Да не было там никакой политики! Гусинский элементарно «сгорел» на своих понтах. Вы представьте себе: каждое утро в районе 9 часов Гусинский въезжает в Москву в сопровождении кортежа своей охраны. Кто такой Гусинский и почему он ездит в сопровождении кортежа? Ладно, в то время с охраной ездили многие, но дело в том, что в это же самое время обычно проходил кортеж президента РФ. А купленные гаишники давали машинам Гусинского «зелёную улицу». В итоге вся Рублёвка стоит и ждёт, пока проедет Гусинский. У Ельцина в конце концов взыграло самолюбие, он потребовал выяснить, кто это безобразничает, и приказал положить этому конец, прекратить безобразие с кортежем Гусинского. Надо было иметь не разговор, а материал, и дальше пошла эта операция у Мост-Банка, ничего там особенного не было. Служба безопасности президента выполнила приказ. Гусинского надо было приструнить, и я это сделал профессионально, грамотно и быстро. Недаром он так перепугался, что уже на следующий день улетел в Англию.

Игорь Латунский

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru