Главная / Скандалы / Врач «скорой» из Орска уволилась, испугавшись смерти и равнодушия

Врач «скорой» из Орска уволилась, испугавшись смерти и равнодушия

«Коллеги уходили один за другим»

Врач Лилия Грачева из Орска после смерти двух коллег, которые заразились коронавирусом, решила уволиться со «скорой». «Поняла, что не хочу быть следующей. Просто перегорела», — отмечает медик с 28-летним стажем. Доктор Грачева рассказала нам о пациентах с положительными тестами, которые не стремятся соблюдать изоляцию, нагрузках на врачей и выговоре за халатность.

Лилия Грачева пришла работать в «скорую» в 1993 году. 3 ноября 2020 года она написала заявление об увольнении. Никто из начальства на нее не давил, ушла врач без всякого скандала.

— У нас на «скорой» были отдельные ковид-бригады, которые в специальных костюмах выезжали к пациентам с пневмонией, с высокой температурой, — говорит доктор. — Я работала в обычной, линейной врачебной бригаде. Но нередко случалось, что диспетчеру пациенты говорили про одни симптомы, а на месте выяснялось, что у человека пневмония. Люди намеренно обманывали.

Или приезжали на вызов, и узнавали, что у родственника пациента был обнаружен коронавирус. Или кто-то из его родных только вернулся из Москвы, как это было, например, весной. И он сам теперь лежит с температурой. Но обо всем этом, вызывая «скорую», пациенты умалчивали.

Лилия Грачева считает, что люди сами во многом виноваты в распространении коронавируса. И вспоминает о пациентах с положительными тестами, которые не стремились соблюдать изоляцию.

— Коллеги рассказывали, что были на вызове, пациент переносил коронавирус в легкой форме, лечился дома. А утром, когда ехали со смены в маршрутке, увидели этого человека рядом с собой на противоположном сидении. Причем, он находился в общественном месте без всякой маски. И таких случаев было очень много.

Я сама наблюдала, когда человека увозили с тяжелой пневмонией в больницу, а его родственники, наплевав на предписания Роспотребнадзора, шли с друзьями в ресторан, отправлялись в гости.

Еще, помню, были на вызове у девицы 17 лет, которая приехала в Орск из района на казахскую свадьбу. Хотя мечети еще закрыты, никах не проводится. Можно представить, сколько гостей через неделю почувствовали признаки болезни.

Врач вспоминает акцию, когда люди рукоплескали врачам, в знак благодарности медикам зажигали в окнах свечи.

ФОТО: НАТАЛИЯ ГУБЕРНАТОРОВА

— Как долго у нас акция продлилась? Ровно два месяца. Теперь нас опять ненавидят. Приезжаешь в обшарпанную общагу или заходишь в захламленную квартиру, и первое, что слышишь: «Наденьте бахилы», «Вы обязаны лечить, я плачу налоги». «Вы давали клятву Гиппократа».

В конце прошлого года доктору Грачевой объявили выговор «за халатность».

— Родственники вызвали к пьющему три месяца человеку «скорую помощь». Мы его осмотрели, измерили давление, сделали кардиограмму, дали рекомендации, предложили обратиться в наркодиспансер.

Через пять часов повторно приехал фельдшер, мужчина был без сознания. Выяснилось, что после обеда в состоянии опьянения он пошел в туалет, упал, ударился головой, получил закрытую черепно-мозговую травму. Его госпитализировали в нейрохирургию, сделали операцию, но через неделю он умер. Кто виноват? Грачева, которая в 10 утра не повезла его в больницу.

А поскольку давление пациенту измерила не я, а мой фельдшер, был сделан вывод, что я полностью его не осмотрела. Это назвали халатностью.

Лилия Грачева считает, что еще в феврале переболела в легкой форме коронавирусом. У нее была потеря обоняния, заложенность грудной клетки. Но тогда, как говорит доктор, диагноз официально еще не ставили.

— С марта мы уже не снимали маски. Работали в перчатках. Постоянно обрабатывали руки. Я знаю людей на «скорой», которые даже на кухню перестали заходить, принимали пищу отдельно, с больными с коронавирусом напрямую не контактировали. Были все время в респираторе, использовали защитный щит. И все равно подхватили коронавирус.

Большой трагедией для всех стала смерть двух лучших докторов. На подстанции один за другим, с разницей в неделю, умерли кардиолог Игорь Пешков и невролог Галина Микулик.

Лилия признается, что до сих пор у нее перед глазами стоят живые доктора. Игорю Леонидовичу Пешкову было 67 лет. Долгие годы он работал в кардиологической бригаде. Был интеллигентнейшим человеком, очень знающим доктором. Несколько лет назад стал старшим врачом смены. Когда к нему в руки попадала кардиограмма, подробнейшим образом объяснял все происходящие процессы. Консультировал коллег, помогал молодым докторам, также объяснял появления «пиков» и «завитушек» и самим больным. Пациентов называл «голубчиками», был очень внимательным.

— Игорь Леонидович был умнейшим человеком, общение с ним всегда было очень продуктивным. И что примечательно, он все время продолжал учиться.

Летом доктор Пешков подхватил коронавирус. Попал с тяжелейшей пневмонией в больницу в Оренбурге. Вроде выкарабкался. Но вскоре у врача начались осложнения, возник перикардит — воспалительное поражение серозной оболочки сердца. Организм не смог справиться с болезнью.

Только похоронили врача-кардиолога, а через неделю не стало доктора Галины Микулик.

— Галина Михайловна приехала к нам в Орск из Уфы, где работала неврологом на «скорой», работала в неврологической бригаде. Представляете уровень ее подготовки? Лично мне помогала разобраться в тонкостях диагностики и лечения неврологических больных. И Галина Михайловна, и Игорь Леонидович, могли в пандемию уволиться, отсидеться дома, оба уже получали пенсию. Но оба были до мозга костей врачами. Знали, что медиков не хватает, предпочли остаться на «передовой» и погибли.

Коллеги рассказывали, что Галина Михайловна за несколько часов до ухудшения состояния разговаривала с девушкой со «скорой», просила, если ослабнет, чтобы та не бросала ее. Доктору Микулик пришлось пережить большое горе. В один год у нее в автоаварии погибла дочь, а потом утонул сын. Галина Михайловна понимала, что ее ждет. Разговаривая с молодой коллегой со «скорой», сильно плакала.

— Еще весной она говорила нам: «Если я заболею коронавирусом, уже не выкарабкаюсь». Болезнь развивалась у Галины Михайловны стремительно. Когда ей первый раз сделали КТ, у нее было 8% поражения легких, а через три дня уже 70%.

"Коллеги уходили один за другим"

Коллеги рассказывают, что доктор Микулик была на аппарате искусственной вентиляции легких, потом раздышалась, ее перевели в палату. Но вновь наступило ухудшение, она опять попала ИВЛ, а вскоре врачи констатировали остановку сердца.

Недавно Лилия Грачева тяжело переболела ОРВИ. Как говорит доктор, «чуть Богу душу не отдала».

— Два дня была ничем не сбиваемая температура. Нужно было выходить на суточное дежурство, утром решила позвонить в поликлинику. Звонила с 7 утра до обеда. Трубку все время сбрасывали.

Набралась храбрости, и отправила СМС своему участковому врачу с просьбой помочь. Выяснилось, что доктор сама лежит в больнице. Только через своих сотрудников мне удалось вызвать неотложку. Приехал фельдшер, послушал, собрал подробный анамнез. Я пошла на больничный. Потом, конечно, отношение было внимательным, из поликлиники звонили, интересовались моим состоянием. Опять же, хорошо, что я обладала нужными знаниями. Знала, что со мной, чем лечиться. Но реабилитация оказалась достаточно длительной и дорогой.

— Почему не сдали тест на коронавирус?

— А какой в этом смысл? Он только в первую неделю может быть положительным. Согласно статистике, потеря обоняния происходит на третьи-четвертые сутки с момента заражения. И есть большая вероятность, что мазок потом уже будет отрицательный.

— Я никогда в жизни так не болела. Две недели буквально вычеркнуты из памяти. Несколько тысяч рублей были потрачены на лекарства, уколы, капельницы, небулайзер… В итоге — астения. Я на «скорой» отработала много лет, мне было нипочем —  что 5 этаж, что 9. А сейчас я до сих пор на четвертый этаж поднимаюсь с остановками. Эта инфекция протекала очень агрессивно.

Лилия Грачева признается, что, когда ночью написали, что умер доктор Пешков, у нее что-то переключилось в голове.

— Очень тяжело терять коллег, с которыми ты долгие годы работал бок о бок. Врачи выбывали по одному. После Игоря Леонидовича ушла из жизни Галина Михайловна. Конечно же, официально оба заразились вне работы. Я поняла, что не хочу быть следующей. На это событие наложилось многое, и потребительское отношение к врачам, и хамство пациентов. Я написала заявление на увольнение.

Доктор Грачева говорит, что многое пересмотрела в жизни в последнее время.

— Мы не понимали своего счастья, у нас была свобода выбора, хотели — шли в театр, хотели — отправлялись на концерт. Теперь за счастье снять маску и вздохнуть где-нибудь в безопасном месте полной грудью.

Лилия Грачева по первому образованию — психиатр-нарколог. Теперь она работает в филиале областной наркологической больницы.

Светлана Самоделова

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru