Главная / В Мире / Отвязные японские миллиардеры

Отвязные японские миллиардеры

Глава интернет-платформы Rakuten — японского аналога Amazon — Хироси Микитани вступился за деловых туристов

Он потребовал от властей Японии ослабить обусловленные пандемией ограничения на въезд в страну иностранцев, чтобы не осложнять жизнь бизнесу. А у главы конгломерата SoftBank Масаёси Сона иное мнение: он настолько переживает за эпидемиологическую безопасность в стране, что в марте 2020 года анонсировал передачу больницам миллиона ПЦР-тестов. Правда, ему тут же пришлось взять свои слова обратно, чтобы толпы желающих пройти диагностику не заполонили больницы. Микитани и Сон знакомы давно, всю жизнь толкаются на японском бизнес-олимпе и делят места в списке Forbes.

Оба входят в число богатейших и влиятельнейших бизнесменов страны, действительно способствовавших ее экономическому развитию, прежде всего в области технологий. У них разный бэкграунд, объединяет их разве что учеба в США. Они не то чтобы соперничают, но всю жизнь на виду, так что стали уже чуть ли не двойным портретом японского большого бизнеса и символом инноваций.

Фундамент успеха и Микитани, и Сона — независимость взглядов и отказ от вековых традиций японского корпоративного существования. Например, каждый из них по-своему попрал традицию тихого ведения дел и незаметности.

Сон японский деловой стиль игнорирует с самого начала (он вообще этнический кореец), так что не без удовольствия реализует в бизнесе стратегию «слона в посудной лавке»: заключает громкие сделки, часто дает интервью.

А Микитани пишет книги, в которых отмечает, что именно переосмысление традиций и отчасти отказ от них привели его к успеху.

Недружественный нейтралитет

Масаёси Сон родился в 1957 году на японском острове Кюсю в семье бедствовавших корейских эмигрантов. Но мир оказался не без добрых людей и счастливых случайностей. Одна из них — встреча школьника Сона с основателем японского подразделения МсDonald’s Дэном Фудзитой. Именно он посоветовал Сону освоить английский и поехать учиться в США и, как пишет The Wall Street Journal, даже обозначил ему бизнес-направление — компьютеры. В 1973 году Сон переехал в Калифорнию, окончил там школу, а в 1977 году поступил в Университет Беркли, где к 1979 году создал электронный голосовой переводчик. Стартапом заинтересовалась компания Sharp, деньги от его продажи стали стартовым капиталом для SoftBank.

Хироси Микитани родился в Японии на восемь лет позже в интеллигентной семье. Его отец несколько лет преподавал в Йеле, так что раннее детство Микитани прошло в США. Окончив затем университет в Японии, он работал инвестиционным банкиром в Индустриальном банке, который направил перспективного сотрудника на учебу в бизнес-школу в Гарварде. И все бы и дальше шло по накатанной колее, если бы не больно затронувшее семью Микитани землетрясение в Киото. Оно стало, по воспоминаниям самого Хироси Микитани, толчком к переосмыслению жизни и своего предназначения в ней. В результате он ушел из банка и создал Rakuten. Пикантная деталь: на каком-то этапе Масаёси Сон, сделавший ставку на развитие бизнеса через приобретение компаний, консультировался с тогда еще банкиром Хироси Микитани. Но друзьями они не стали, отношения между ними на сегодня можно охарактеризовать как недружественный нейтралитет.

Играть только по-крупному

Фишка Масаёси Сона — резкие движения. Они не всегда оправданны. Например, в 2000 году SoftBank лишился $70 млрд после краха доткомов. Это была самая крупная потеря средств в истории. Между прочим, это сопоставимо со всем состоянием Марка Цукерберга в 2018 году.

Масаёси Сон

Масаёси Сон. Фото: ТАСС

Но SoftBank устоял и продолжил движение — то головокружительный взлет, то зубодробительное падение. В октябре 2015 года Масаёси Сон заявил о планах превращения ориентированной в основном на японский рынок компании в глобального игрока. И в 2020 году на фондовом рынке США проявился тайный инвестор, который начал агрессивно и задорого скупать опционы серьезных технологических компаний на миллиарды долларов. Объем сделок привел к взлету котировок. Только за последнюю неделю августа Tesla подорожала на 26 %, а Amazon и Alphabet прибавили порядка 9 %. Вскоре стало известно, что за событиями стоит Масаёси Сон. The Wall Street Journal сообщала, со ссылкой на информированные источники, что SoftBank заплатил примерно $4 млрд за опционы, позволяющие ему купить акции технологических компаний приблизительно на $50 млрд. В частности, речь шла о бумагах Amazon, головной компании Google — Alphabet, Microsoft и Tesla. В прессе упоминали и акции Netflix.

Когда тайное стало явным, капитализация SoftBank упала почти на $9 млрд. Но это ничто по сравнению с главной целью Масаёси Сона: создать максимальный запас наличности. Банк уже аккумулировал $80 млрд, что основатель бизнеса считает достаточным для предотвращения неприятностей. Например, таких, как повторение мирового экономического кризиса 2008 года, теперь — в связи с пандемией.

Разрыв шаблона

Название Rakuten означает в переводе с японского «оптимизм», и это, видимо, черта характера самого Хироси Микитани. Как и смелость, позволяющая ломать консервативные, на его взгляд, шаблоны. Rakuten появилась тогда, когда в Японии не было крупных игроков сегмента онлайн-продаж. Рынок был фактически отдан на откуп американским маркетплейсам. Эта модель не совсем устраивала Микитани, который предложил бизнес-клиентам расширение их виртуальных возможностей. Это сегодня кажется необходимым и очевидным, а для 1990-х это была новая философия. Не обошлось и без старых трюков, которые бизнесмен выучил, видимо, в школе бизнеса: Rakuten демпинговала — брала с продавцов в несколько раз меньше конкурентов.

Хироси Микитани

Хироси Микитани. Фото: ТАСС

Выход на глобальный уровень был определен целью сразу, и ради ее достижения Хироси Микитани пошел в том числе и на неслыханный для деловой Японии шаг, сделав единственным языком внутри Rakuten английский. Это не лингвистический снобизм, а адаптация бизнес-культуры в трактовке Микитани, который так объясняет отказ от японского языка: «Если спросить сотрудника-новичка, пойдет ли завтра дождь, то, отвечая на японском языке, он, скорее всего, скажет что-то вроде: «Хорошо бы, чтобы было солнечно». Он просто не чувствует себя обязанным говорить мне то, что я не хочу услышать. Он одновременно и отвечает, и не отвечает на мой вопрос». Английский же требует четкости и однозначности, что для бизнеса приоритетно.

Первое правило японского миллиардера Хироси Микитани как раз и состоит в том, что хорошие правила не создаются навечно.

В итоге решительных действий и сделок платформа Rakuten разрослась. Сегодня на ней можно совершать покупки, бронировать путешествия, арендовать поля для игры в гольф, заказывать блюда в ресторане, совершать транзакции. Кроме того, Rakuten имеет мобильное приложение для продажи товаров C2C и многое другое.

Как заявляет основатель и глава Rakuten, компания и дальше будет развиваться, в том числе продолжая политику M&A по всему миру — совсем как SoftBank Масаёси Сона. Отголоски неявного соперничества двух не скованных канонами бизнес-харизм могут быть слышны еще не раз.

Юлия Жеглова

По материалам: «Компания»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru