Главная / В Мире / Панельки в тренде

Панельки в тренде

Архитектурную премию дали за бережливость

Притцкеровскую премию — Нобелевку в архитектуре — в этом году вручили французским архитекторам Анн Лакатон и Жану-Филиппу Вассалю, которые считаются «королями реконструкции». Строительству небоскребов эти архитекторы предпочитают бережную реновацию послевоенных социальных домов, напоминающих советские панельки и стеклянные теплицы. «Газета.Ru» — о том, почему некоторые архитекторы предпочитают восстанавливать, а не сносить.

Француженка Анн Лакатон и уроженец Марокко Жан-Филипп Вассаль получили самую престижную награду в области архитектуры — Притцкеровскую премию 2021 года. В сообществе архитекторов их прозвали «королями реконструкции», поскольку большинство их проектов — модернизация исторического наследия, в основном модернистских панельных домов, которых много и в России. На Западе они ценятся как предмет прогрессивной архитектуры.

Здание фонда современного искусства в Дюнкерке

Здание фонда современного искусства в Дюнкерке. pritzkerprize.com

Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cite du Grand Parc в Бордо

Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cite du Grand Parc в Бордо. pritzkerprize.com

Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cite du Grand Parc в Бордо

Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cite du Grand Parc в Бордо. pritzkerprize.com

Стеклянный павильон в Ботаническом саду в Монреале

Стеклянный павильон в Ботаническом саду в Монреале. pritzkerprize.com

Здание фонда современного искусства в Дюнкерке

Здание фонда современного искусства в Дюнкерке. pritzkerprize.com

Лакатон и Вассаль познакомились в конце 1970-х годов во время учебы в Бордо. Потом Вассаль поехал в Нигер заниматься урбанистикой и позвал с собой Лакатон — так родился их первый совместный проект — хижина из ветвей, простоявшая два года. В 1987 году архитекторы основали свое бюро Lacaton&Vassal в Париже и с тех пор живут и работают вместе.

Тридцать лет они трудились над проектами частного и социального жилья, строили музеи современного искусства и общественные пространства. «Архитектура дуэта отражает их приверженность социальной справедливости и устойчивости, отдавая приоритет простору и свободе использования пространства, благодаря экономичным и экологичным материалам», — описывает работу дуэта издание Archdaily. Архитекторы часто используют бетон и поликарбонат, стремясь к легкости и проницаемости светом, ощущению свободы. «Хорошая архитектура открыта к жизни, к умножению свободы каждого, чтобы там все могли делать то, что им нужно», — поясняет Лакатон в интервью.

В архитектуре Анн Лакатон выступает против помпезности: «Она должна быть удобной и красивой, молча поддерживать течение жизни», — считает архитектор.

Именно поэтому творческий дуэт не гонится за модой и отдает предпочтение бережной реновации уже существующих зданий. «Их лучшая работа, которая является для меня подлинным символом архитектурной этики, это площадь Леона Окока в Бордо, — прокомментировал решение жюри на своей странице в Facebook архитектор Евгений Асс, ректор Московской архитектурной школы МАРШ. — В 1996 году муниципалитет заказал им проект, как у нас это называется, «благоустройства» этой маленькой площади. Они провели там много часов, все внимательно изучили, поговорили с жителями, и принесли в мэрию проект — «площадь надо оставить такой, как она есть, только поменять гравий и чаще проводить уборку». В премиальном интервью они говорят, что никогда ничего не снесли ради нового строительства».

Действительно, за 30 лет архитекторы не снесли ни одного здания, зато получили много наград. Притцкеровская премия — очередной символ международного признания для Лакатон и Вассаля. До этого они уже награждались европейской премией имени Миса ван дер Роэ за проект реконструкции социального жилья в Бордо, а также французским «Серебряным треугольником» и Национальной архитектурной премией, наградой Королевского института британских архитекторов, медалью Генриха Тессенова, а также премией Рольфа Шока.

«Это ужасно — прожить где-то десять лет и внезапно увидеть, как исчезает дом, друг, сосед, — говорил Вассаль в интервью. — В то время как можно не выселять людей, а на той же основе создать жилье, более качественное, чем стандартное, и вполовину дешевле».

Через дизайн частных и муниципальных зданий, культурных и учебных объектов, общественных мест и городских пространств Лакатон и Вассаль переосмысливают их актуальность, берут за основу уже созданные структуры — с такой формулировкой архитекторам вручали премию. Сам Том Притцкер, председатель фонда Hyatt Foundation, из средств которого выплачивается премия в размере $100 тыс., отметил, что такой подход в архитектуре «освежает наследие модернизма».

Жилой дом «Тур Буа Ле Претр» в Париже, Франция

Жилой дом «Тур Буа Ле Претр» в Париже, Франция. pritzkerprize.com

Такой выбор жюри премии архитектор Антон Хмельницкий, основатель AI Studio, считает оригинальным, но соответствующим духу времени в год пандемии. «В своей жизни и архитектуре Анн Лакатон и Жан-Филипп Вассаль придерживаются принципов устойчивости в широком, гуманитарным смысле этого слова. Решение жюри премии говорит о том, что, смотря в будущее, надо работать с существующей фактурой. Как архитектор, который исходит из тех же принципов, что снос — это крайняя мера, я вполне поддерживаю данный выбор», — пояснил эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

По словам Хмельницкого, приверженность реставрационной архитектуре — общемировой тренд. «Люди больше не хотят жить в бетонных коробках, оторванные от своей истории и друг от друга. В России в последние годы тоже наблюдается изменение отношения к историческому наследию и развитию малых территорий», — считает архитектор.

В качестве примера он приводит дом Наркомфина на Новинском бульваре в Москве, памятник архитектуры конструктивизма 1928-30-х годов постройки, который был отреставрирован внуком Моисея Гинзбурга, одного из авторов проекта, в 2017-20-х годах.

Среди недавних проектов реконструкции исторических зданий можно также вспомнить Северный речной и Рижский вокзалы в Москве, дом-коммуну на улице Орджоникидзе, Севкабель Порт в Санкт-Петербурге и конструктивистский вокзал в Иваново.

Отражением закономерной тенденции в архитектуре вручение премии Лакатон и Вассалю считает и Елизавета Лихачева, директор Музея архитектуры имени Щусева. «Это тренд на экологию, на минимальное вмешательство архитектора в среду, на общение с местными жителями. Это не про бережливость даже, а про отсутствие вмешательства», — пояснила Лихачева. Однако такой подход в архитектуре она не поддерживает. «Понятно, почему они против сносов — потому что снос модернизма крайне неэкологичен, это бетон, с которым нужно что-то делать, как-то его утилизировать, а это очень большие деньги. Реконструировать его тоже довольно тяжело», — добавляет эксперт.

По мнению Лихачевой, Лакатон и Вассаля правильнее было бы назвать декораторами или дизайнерами, а не архитекторами, ведь они не столько формируют собственный узнаваемый почерк, сколько стремятся улучшить то, что сделано не совсем удачно. «Под вопросом остается долговечность их проектов — сколько это простоит», — обращает внимание эксперт.

При этом для репутации премии Притцкера этот шаг Лихачева находит удачным: следуя последним тенденциям, премия избавляется от славы «надгробной» — раньше ее вручали заслуженным архитекторам с длинной биографией. «Они стараются отслеживать тенденции и быть более современными, модерновыми, и решение дать премию Лакатон и Вассалю — такая попытка вписать современные общественно-политические тенденции в архитектурный процесс», — заключила эксперт.

Дарья Лабутина

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru