Главная / Тайны века / Затяжной выстрел

Затяжной выстрел

В 1978 году на крейсере «Адмирал Сенявин» погибли 37 моряков

У любой катастрофы на море есть причина, имеющая фамилию, имя и отчество. Но иногда к ней добавляется внешний фактор. В советскую эпоху таким фактором было внимание высшего партийного руководства. Иногда такое внимание приводило к трагедии. В этой статье мы расскажем о гибели на крейсере управления «Адмирал Сенявин» 37 моряков.

Крейсера проекта 68-бис

История проекта легкого крейсера с 152-мм пушками началась во второй половине 30-х годов ХХ века. Тогда в Советском Союзе начинали реализовывать программу «Большого флота». По этой программе было начато строительство серии лёгких крейсеров проекта 68. Несколько единиц были заложены и начали строиться до начала Великой Отечественной войны. После 1945 года стало ясно, что проект необходимо доработать. Было принято решение – достроить по модернизированному проекту 68К пять крейсеров, а остальные заложенные корабли разобрать на стапелях. Но именно корабли такого класса были нужны военно-морскому флоту. Потенциал, заложенный конструкторами в этот проект, позволял провести глубокую модернизацию. Поэтому решили – доработать проект 68К, оснастить его современными радиотехническими средствами, универсальной и зенитной артиллерией. Так появился проект 68-бис (по классификации НАТО тип «Свердлов»). Всего планировалось построить 23 крейсера проекта 68-бис, но пришедший к власти Генеральный секретарь Никита Хрущёв стал последовательно уничтожать военно-воздушные силы и военно-морской флот. В результате его действий были построены только 14 крейсеров, 7 практически готовых кораблей были разобраны на металл, строительство ещё двух отменили. Крейсера этого проекта служили на всех флотах и были, по настоящему, «рабочими лошадками» «холодной войны». В 70-х годах руководство флота оценило эти пушечные крейсера с новой стороны. Тогда в состав флота стали массово входить корабли с ракетным оружием, и старые пушечные крейсера выглядели анахронизмом. Но неожиданно выяснилось, что шестидюймовые пушки крейсеров были единственными на флоте, которые могли эффективно подавить вражеские позиции при высадке своего десанта. Не стрелять же по укрепленному побережью ракетами класса «корабль – корабль», а орудия эсминцев не всегда могли справиться с эшелонированной обороной на берегу. Так старые корабли стали особо ценными единицами флота. В тот период советский флот стал по-настоящему океанским. Возникла настоятельная потребность в штабных кораблях, с которых осуществлялось бы управление 5 ОПЭСК в Средиземном море (Средиземноморская эскадра) и 8 ОПЭСК в Индийском и Тихом океанах. В США построили два специальных штабных корабля на базе десантных вертолетоносцев. Они выполняли функции флагманов в Средиземном море и в Индийском океане. В СССР приняли решение о переоборудовании в корабли управления двух крейсеров проекта 68-бис. В состав Черноморского флота вошел крейсер управления «Жданов» проекта 68У, в состав Тихоокеанского – крейсер управления «Адмирал Сенявин» проекта 68У-2. По ряду причин они отличались друг от друга – на одном сохранились две башни главного калибра из четырех, на другом – три башни. «Адмирал Сенявин» был переоборудован по проекту 68У-2 на Дальзаводе во Владивостоке в 1972 году.

Крейсера проекта 68-бис имели водоизмещение 17 000 тонн, скорость хода 32 узла – около 60 км/ч. Крейсера были вооружены 12 орудиями калибра 152-мм, 12 универсальными орудиями калибра 100-мм, 32 зенитными автоматами калибра 37-мм и двумя пятитрубными торпедными аппаратами. Экипаж – 1 200 человек. При модернизации по проекту 68У-2 две кормовые башни с 152-мм орудиями были демонтированы. На их месте появилась надстройка с боевыми постами, отвечающими за техническое сопровождение управлением кораблей и вертолетная площадка. Из двух носовых башен одна оставалась рабочая, а вторая была законсервирована. «Адмирал Сенявин» стал хорошо вооруженным штабным кораблем флота.

До настоящего времени сохранился только один крейсер проекта 68-бис – в Новороссийске как музей стоит «Михаил Кутузов».

Визит Генерального секретаря

Л.И.Брежнев (Фото: Wikimedia Commons/Kohls Ulrich)

В наше время визит Президента России на один из флотов и посещение им корабля не является событием из ряда вон выходящим. Приезды Министра обороны и инспектирование им флотов и кораблей вещь вообще рутинная. В советское же время приезд Генерального Секретаря на флот и выход в море было событием незаурядным, имеющим далеко идущие последствия.

Крейсер был заметным кораблем на Тихоокеанском флоте. Еще до модернизации по проекту 68У-2, «Адмирал Сенявин» совершил ряд визитов в страны Юго-Восточной Азии, участвовал во всех флотских учениях. После модернизации он стал флагманским кораблем флота.

Весной 1978 года Генеральный секретарь Леонид Ильич Брежнев совершал поездку по Дальнему Востоку. 7 апреля 1978 года он посетил крейсер в сопровождении Министра обороны СССР Дмитрия Федоровича Устинова и Главкома ВМФ Сергея Георгиевича Горшкова. «Адмирал Сенявин» вышел в море, где высшее военное руководство страны наблюдало за учениями Приморской флотилии разнородных сил Тихоокеанского флота. Завершились учения стрельбой главного калибра крейсера. За успешную стрельбу командир крейсера капитан 3 ранга Игорь Спицын получил от Генерального секретаря именные часы со скромной надписью – «От Л.И. Брежнева». Визит, как водилось в те времена, широко освещался в прессе и по телевидению. После отъезда Брежнева в Москву, крейсер был обречен стать отличным кораблем, что впоследствии обернулось трагедией. Было еще одно обстоятельство. После визита Брежнева частично сменился экипаж корабля. Вместо уволенных в запас, пришли молодые матросы, которые еще не в полной мере овладели боевыми навыками. Это тоже сыграло свою роль.

Учения со стрельбой

Спустя два месяца после отъезда Брежнева, на Тихоокеанском флоте были запланированы учения с артиллерийской стрельбой крейсеров флота. После визита Генерального секретаря на всю мощь заработала машина пропаганды. На это учение на борт крейсера были приглашены многочисленные гости – делегация писателей, поэтов и журналистов из Москвы и Ленинграда. Стрелять должны были крейсер проекта 68-бис «Дмитрий Пожарский» и крейсер управления проекта 68У-2 «Адмирал Сенявин».

По плану учений крейсера должны были дать 18 залпов из своего главного калибра по целям типа «артиллерийский щит-мишень». И вот тут сыграл свою роль парадный визит Генерального секретаря. Дело в том, что по нормативам, интервал между залпами должен был быть 12 секунд. Это время определялось возможностями механизмов заряжания орудий. Но флотские артиллеристы добивались залпов через 9 секунд. Достигался такой темп стрельбы тем, что заблаговременно к орудиям подавались заряды. Здесь необходимо сделать небольшое отступление. В морских артиллерийских системах крупного калибра применялось раздельное заряжание. Сначала в ствол орудия помещался артиллерийский снаряд. А после него – заряд пороха. После чего затвор орудия закрывался и производился выстрел. Так как вес снаряда измерялся сотнями килограмм, все делала автоматика. Флотские рационализаторы ради увеличения темпа стрельбы вынимали заряды из защитных пеналов и выкладывали их у механизма заряжания. При этом не было никакой защиты от возможного возгорания. Но на это шли ради увеличения скорострельности орудий главного калибра. Вопрос был только в том, что артиллеристы «Сенявина» не имели достаточных навыков для стрельбы с такой скорострельностью. Но ведь крейсер, который посетил Генеральный секретарь, должен был стрелять лучше всех на флоте…

Трагедия

Крейсера легли на боевой курс. Журналисты и писатели находились в кают-компании «Адмирала Сенявина». Отсутствовал только корреспондент «Красной звезды». Он получил разрешение находиться во время стрельбы в башне главного калибра. Первые два залпа были пристрелочные. Снаряды легли хорошо, и артиллеристы крейсера перешли на зачетную стрельбу с максимальной скорострельностью. Как только «Сенявин» содрогнулся от первых выстрелов, прервав ужин, на палубу выбежал фотокорреспондент, чтобы сделать эффектные кадры. Вдруг раздался хлопок, и из правого ствола стреляющей башни повалил дым. На корабле сыграли аварийную тревогу, моряки раскатали пожарные рукава и стали поливать водой броню башни. По крейсеру пронеслось – «Затяжной выстрел». Журналисты и писатели высыпали на главную палубу, но их всех отправили обратно в кают-компанию. Все они были в шоке. Когда отдраили дверь в башню, одним из первых вынесли труп корреспондента «Красной звезды» Леонида Климченко. В башне погибли все. Тела погибших выносили из неё в течение нескольких часов. У некоторых матросов, выполнявших эту работу, случился нервный срыв. Тела складывали на юте, на вертолетной площадке.

Всего погибло 37 человек – расчет башни главного калибра и те моряки из погребов боезапаса, кто не успел выбраться и задохнулся от едкого дыма. Писателей и журналистов пощадили. Когда «Сенявин» вернулся в залив Стрелок, и они должны были сходить на берег, трупы уже убрали. Журналистам передали командирские часы корреспондента «Красной звезды», чтобы кто-то передал их жене. Ремешок на них обгорел, корпус оплавился, а стекло расплавилось и залило циферблат.

Следствие

Как водится, начала работать специальная комиссия. Она установила, что при девятом залпе правое орудие башни №1 (носовая башня крейсера) не выстрелило. Расчет орудия допустил роковую ошибку. Вместо того, чтобы разрядить орудие, по невнимательности (это предположение, так как весь расчет погиб), в ствол орудия был послан ещё один заряд. В результате произошло возгорание заряда в каморе – части зарядного механизма орудия. Из ствола орудия стал бить фонтан раскаленных газов. Он и воспламенил приготовленные к стрельбе заряды – мы помним, что для повышения темпа стрельбы артиллеристы заранее вынимали заряды из защитных пеналов и раскладывали рядом с орудием. Причиной трагедии стала недостаточная тренированность артиллерийского расчета в башне и его ошибочные действия в ситуации, когда орудие не выстелило. Существует чёткое правило – при отсутствии выстрела, расчет орудия должен держать затвор закрытым определенное время (время ожидания возможного выстрела). Расчет правого орудия это требование не выполнил, открыл затвор, и в ствол был послан еще один заряд. В результате – несколько десятков килограммов пороха полыхнули в замкнутом пространстве башни за одну секунду. Форс огня полыхнул в низы корабля. В верхнем перегрузочном отделении погибли все – мгновенно сгорели в пламени. В нижнем – из восьми человек задохнулись четыре моряка.

Американский дубль

Подобные катастрофы случались и в других флотах. Через 11 лет, 19 апреля 1989 года в Карибском море, по точно такому же сценарию, при стрельбе плавным калибром, произойдет катастрофа на американском линкоре «Айова» «Iowa» ВВ-61. Тогда погибло 47 матросов и офицеров.

Заключение

Командира крейсера Игоря Спицына сняли и понизили в должности. Погибших моряков похоронили на территории военно-морской базы в бухте Абрек. Катастрофу засекретили, документы работы комиссии уничтожили.

Крейсер управления «Адмирал Сенявин»

«Адмирал Сенявин» после ремонта продолжил службу как крейсер управления. В мае 1989 года корабль был исключен из списков Тихоокеанского флота, и 7 сентября 1989 года на нем был спущен военно-морской флаг. 7 ноября 1991 года «Адмирал Сенявин» под буксирами ушел на разборку в Индию.

Андрей Максимов

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru