Главная / Скандалы / Истинные киприоты

Истинные киприоты

Дочь и бывший зять главы «Транснефти» Николая Токарева засветились в «архиве Пандоры»

В документах из «архива Пандоры» дочь господина Токарева и его бывший зять оказались где-то по соседству с беглым банкиром Георгием Беджамовым и бывшим вице-президентом «Транснефти» Михаилом Арустамовым. А как иначе? Неужели вы могли подумать, что семья Ларисы Каланды – единственный клан, который зарабатывает на подрядах государственной трубопроводной монополии?

Поясним для тех, кто пропустил: Международный консорциум журналистов-расследователей начал публикацию материалов, основанных на анализе 11,9 млн документов, принадлежавших 14 крупным офшорным регистраторам. Утечка затронула целый ряд бывших и действующих глав государств, более 130 миллиардеров из списка «Форбс», а также длинный перечень криминальных авторитетов и звёзд шоу-бизнеса.

В числе российских «героев» скандального расследования оказались члены семейства Николая Токарева, главы «Транснефти» (78,55% капитала принадлежит государству). Если верить публикациям, которые вихрем пронеслись по страницам газет «Ле Монд», «Гардиан», «Вашингтон Пост» и сайта «Важные истории»*, дочь топ-менеджера Майя Болотова и его уже бывший зять Андрей Болотов в 2014 году получили паспорта Кипра. Паспорта были оформлены спустя всего несколько месяцев после того, как Запад ввёл санкции против отечественной нефтянки. Но это лишь начало большой истории.

Цепочка офшоров и… знакомые всё лица?

Ещё раньше Андрей Болотов через иностранные юрисдикции стал бенефициаром нескольких фирм, которые являются подрядчиками «Транснефти». За несколько лет эти компании получили от неё (читай – от государства!) контракты на миллиарды рублей. В частности, с 2010 года «Транснефть» плотно сотрудничала с московской «Лабораторией неразрушающего контроля» (НКЛаб), которая оказывает услуги по проверке качества сварных соединений на магистральных нефтепроводах. С 2014 года госмонополия начала работать ещё и с дочерней структурой НКЛаб – компанией «Промнефтегазавтоматика» (ПНГА), поставляющей электротехническое оборудование и системы автоматизации. Всего за три года обе фирмы получили госконтракты на сумму более 8 млрд рублей. И что с того, спросите вы?

А вот что! Судя по документам из «архива Пандоры», и НКЛаб, и соответственно ПНГА, находились под контролем кипрской компании Milemeadow Trading. Номинальным владельцем этой «прокладки» являлась опять же кипрская юридическая фирма Demetrios A. Demetriades (DADLAW). Она, в свою очередь, держала долю в Milemeadow Trading на основании трастового договора с офшором Belgrove Holdings (Британские Виргинские острова). Бенефициаром последней, насколько можно понять, и был Андрей Болотов. Но и это ещё лишь начало!

В «архиве Пандоры» нашлись документы, которые указывают на то, что господин Болотов в течение нескольких лет владел ещё несколькими кипрскими офшорами. Причём владел не единолично, а на паях с весьма известными персонажами не только журналистских расследований, но и уголовных дел. Так, партнёрами зятя Николая Токарева в компаниях Wallpath Trading, Bridgebed Consultants и Kipsera Enterprises был бывший совладелец Внешпромбанка Георгий Беджамов, который сейчас находится в международном розыске по делу о хищении более 100 млрд рублей. Партнёром Андрея Болотова в офшорной фирме Mango Cherry Investments выступала сестра Беджамова Лариса Маркус, позднее осуждённая в России на восемь с половиной лет колонии по тому же делу.

Из попавших к журналистам файлов DADLAW также следует, что компании Болотова, Беджамова и Маркус могли иметь отношение к акциям Сахалинского морского пароходства, в совет директоров которого входили все трое компаньонов. Номинальным держателем контрольного пакета акций, как мы помним, выступал Внешпромбанк.

Кроме того, как минимум до 2016 года Андрей Болотов был офшорным партнёром бывшего первого вице-президента «Транснефти» Михаила Арустамова, который, по всей видимости, и сейчас сохраняет прочные связи с компанией под началом Николая Токарева. Если верить публикациям на основе документов из «архива Пандоры», Болотову и Арустамову принадлежала компания Grabston Investments (Британские Виргинские острова). Через цепочку кипрских «прокладок» она контролировала целый ряд столичных объектов недвижимости, таких как особняки на «золотой миле» – Остоженка, 17 и Остоженка, 19, офисное пространство ProHub на 13-м этаже башни «Город Столиц» в «Москва-Сити» и офисное здание рядом с метро «Фрунзенская», по ул. Ефремова, 10, строение 2. Общая стоимость этого имущества может оцениваться в сумму не меньше 3,5 млрд рублей.

Никогда такого не было, и вот опять

«Архив Пандоры» вовсе не первый офшорный скандал, в котором засветилась семья президента «Транснефти» Николая Токарева. В 2016 году журналисты-расследователи обнаружили в Хорватии отель, владельцем которого, по-видимому, являлась дочь главы госкорпорации. Речь идёт о 5-звёздочном отеле Bellevue в бухте Чикат. Рядом расположилась Villa Hortensia в элегантной австро-венгерской вилле 1912 года постройки. Официально эта многомиллионная собственность, раскинувшаяся на десятки гектаров, принадлежала четырём хорватским компаниям: «Катина д.о.о.», «Т.Г.А. д.о.о.», «Магнум ХР Нова д.о.о.» и «Ядранка д.д.».

По данным газеты The Moscow Post, учредителем компании «Т.Г.А. д.о.о.» тогда выступала Галина Алексеевна Токарева, 1951 года рождения – данные совпадают с данными супруги главы «Транснефти». Учредителем фирмы «Катина д.о.о.» выступал офшор «Ксерейт Инвестментс Лимитед», а в сделках по приобретению недвижимости от имени этой компании по доверенности действовал уже известный нам Андрей Болотов. Он же впоследствии стал директором «Катина д.о.о.». Понятное дело, что в имущественных декларациях Николая Токарева эти объекты недвижимости не фигурировали. Не стремилась афишировать госмонополия и странные связи своего руководителя с хорватским предпринимателем, получавшим от «Транснефти» крупные подряды на строительство.

Фото: Валерий Мельников/РИА Новости

Заметим: скандал вокруг недвижимости Хорватии разгорелся через пять лет после того, как в 2011 году глава российского правительства устроил энергетикам разнос по поводу аффилированных подрядчиков. Тогда же премьер-министр поручил всем госкомпаниям проводить проверки на предмет коррупции и связей подрядчиков с офшорами, чтобы выявить, кто за ними стоит. И что же «Транснефть»?

Справедливости ради надо отметить, что истории с раздачей подрядов «дружественным» компаниям далеко не единственная проблема менеджмента государственной трубопроводной монополии. О другой, куда более опасной, эксперты в полный голос заговорили после загрязнения нефтепровода «Дружба» в 2019 году.

Как мы помним, в экспортную трубу попали десятки тысяч тонн хлорорганических соединений. Перекачка нефти была приостановлена, на полную ликвидацию последствий ЧП ушло несколько месяцев. Но как хлорорганика попала в трубопровод? Внятного ответа на этот вопрос, за исключением сомнительной версии о том, что некачественную нефть в трубу сдавало небольшое частное предприятие в Самарской области, мы до сих пор не услышали.

Целый ряд экспертов, в частности директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко, считают, что причиной аварии могло стать компаундирование. За свою позицию о существовании данного подхода в трубопроводной монополии в статье «Независимой газеты» «Будем компаундировать» редакция поплатилась штрафом и опровержением. Однако иных удовлетворяющих всех объяснений о возникновении такого количества хлорорганики, по нашему мнению, не прозвучало. Компаундированием называют процесс смешения и гомологизации нефти разных сортов для того, чтобы выровнять качество сырья, отправляемого по трубе. Насколько можно судить, в результате компаундирования на нефтебазах «Транснефти» появляются так называемые излишки, которые компания затем может продать для получения неподконтрольной прибыли. Подробнее о том, как стандартная российская нефть, добываемая компаниями-отправителями, может изыматься из трубы и перекидываться на бесконечное множество – десятки и сотни – мини-заводов, которые прилепились к «Транснефти», читайте на сайте «Версии» в статьях «Трубный запах» (от 26.01.2020), а также «Разбавить и снова продать» от 21.06.2019.

Пока мы можем лишь констатировать, что проблемы с прокачкой нефти по трубопроводу «Дружба» в 2019 году и офшорные скандалы сейчас являются едва ли не главными характеристиками российской трубопроводной монополии в глазах иностранных партнёров.

Конкретно

Семья Николая Токарева – не единственный клан, опутавший своей сетью крупнейшую в мире трубопроводную компанию, которая принадлежит Российскому государству. Ранее «Наша Версия» подробно рассказывала о схеме по распределению «юридических» контрактов, курируемых, насколько можно понять, вице-президентом «Транснефти» Ларисой Каландой. Она и её муж, бывший силовик и «специалист по работе с госорганами» Владимир Каланда, судя по всему, имеют прочные связи с судейским корпусом. Дочь топ-менеджеров Алина Каланда работает в правовом департаменте «Транснефти». В 2012 году она вместе с вице-президентом госкорпорации Рашидом Шариповым засветилась в числе учредителей французской компании Les Arcades, которая владеет двумя роскошными виллами на Лазурном Берегу. Стоимость каждой виллы на тот момент оценивалась в 30–50 млн евро. Подробнее об этом читайте на сайте «Версии» в статьях «Госкомпания как семейный бизнес» (от 08.09.2020) и «Дедолларизация? – Нет, не слышали» (от 01.11.2018).

* Указанное СМИ признано в России средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента; настоящий материал подготовлен с использованием статьи указанного ресурса.

Алексей Привалов

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru