Главная / В Мире / Позади — Минск

Позади — Минск

Как живут беженцы на границе Белоруссии и Польши

Миграционный скандал между Евросоюзом и Белоруссией продолжает набирать обороты. Пока Брюссель анонсирует новые санкции, а Польша грозит закрыть свою границу с республикой, Минск, не стесняясь в выражениях, отрицает все обвинения в свой адрес и активно сближается с Москвой. Сами же мигранты продолжают жить в палаточных лагерях на польско-белорусской границе — жгут костры и ждут, когда их пустят в Европу. Корреспондент «Известий» побывала в одном из таких лагерей и выяснила: отступать беженцы не намерены.

«Стояние» на границе

Аэропорт Минска. 10 утра. На зависшем табло «Прылёты» застыли номера рейсов за последние 12 часов. Меж ожидаемых Москвы, Санкт-Петербурга и туристической Хургады разместились Бейрут, Дубай, Стамбул и Дамаск. Уже несколько месяцев с Ближнего Востока в белорусскую столицу прибывают люди, которые хотят попасть в Европу и обосноваться там надолго и всерьез. В Белоруссию они приезжают законно — у всех есть визы и возможность передвигаться по стране. Статус «мигрантов-нелегалов» они получают уже на границе с Польшей и Литвой, которые их пускать не хотят.

Виза в Белоруссию стоит €60. Еще летом ближневосточным мигрантам их ставили прямо в аэропорту, и тогда там было не протолкнуться. После первых обострений на западной границе выдавать визы в срочном порядке перестали, и теперь в минском аэропорту поразительно спокойно — как будто никаких миграционных потоков и нет.

Местные таксисты к гостям с Ближнего Востока уже привыкли: периодически подвозят, попутно общаясь с ними через Google-переводчик. Говорят, мигранты активно готовятся к «стоянию» на границе — закупаются в минских ТЦ теплой одеждой и палатками. А потом едут на запад.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Одно из мест, где сейчас обосновались переселенцы, — лесополоса в 20 минутах езды от белорусского города Гродно в районе пропускного пункта «Брузги» на границе с Польшей. До недавнего времени Белоруссию от нее отделяли разве что инфраструктура автомобильного перехода да пограничные столбики. За последние несколько месяцев Польша, столкнувшись с массовым притоком мигрантов, возвела здесь двухметровый забор из колючей проволоки. Подойти к нему ближе чем на 4 м опасно: есть риск нелегально оказаться на польской территории.

Миграционное противостояние Минска и Варшавы уже начало приобретать статус-кво. Однако 8 ноября случилось новое обострение: тогда белорусский Госпогранкомитет сообщил, что к границе движется новая многочисленная группа беженцев; Польша в ответ на это мобилизовала войска территориальной обороны, чтобы те, если что, оказали поддержку военным и пограничникам.

Варшава, как и Евросоюз в целом, считает этот миграционный кризис рукотворным — мол, президент Белоруссии Александр Лукашенко мстит Европе за введенные против Минска санкции. Но политик еще в мае говорил, что сдерживать выходцев с Ближнего Востока на их пути в ЕС он больше не будет. Вот только обвинения в намеренной переброске мигрантов к границе в Минске отвергают.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Сейчас вдоль нее расположилось около 2 тыс. мигрантов. В лагере «Брузги» живут в основном выходцы из Иракского Курдистана. Автомобильный пропускной пункт не работает; по широкой и пустой дороге лишь изредка проезжают машины с белорусскими номерами. Самого лагеря не видно — то, что он там, можно понять по вертолету, который летает туда-обратно вдоль границы, патрулируя ситуацию. Журналистам, чтобы попасть в лагерь, нужно сначала получить аккредитацию у белорусского МИДа и связаться с пограничниками, которые пропустят через турникет и проведут к месту по проселочной дороге. СМИ они принимают вполне радушно: говорят, приглашают в лагерь беженцев всех, но вот откликаются пока только белорусские и российские корреспонденты.

Лагерь расположился вдоль колючей проволоки, мигранты разместились как раз в рискованной четырехметровой зоне. Помимо пограничников там находятся белорусские силовики с оружием — как рассказали «Известиям» на месте, это не военные, а сотрудники внутренней безопасности. По ту сторону колючей проволоки, в Польше, тоже стоят «безопасники» с оружием. На вопрос, нет ли риска, что ситуация обернется столкновением между силовиками двух стран, «Известиям» сказали, что установки начинать стрельбу у белорусской стороны нет — ее сотрудники дежурят там на всякий случай. Да и не в интересах это ни белорусов, ни поляков — стрельба между ними означала бы войну.

В лагере очень много детей в возрасте примерно от четырех до 13 лет. Они бегают, улыбаются, подходят к дежурящим на месте пограничникам и журналистам, здороваются с ними «кулачком». Им приносят сладости, повсюду валяются обертки от конфет. Очень много молодых мужчин, все прилично одеты. Кто рубит дрова и таскает лапник (им помогают дети), кто лежит у костра и разговаривает, кто просто ходит от одной палатки к другой. Женщин практически не видно, хотя, как рассказали «Известиям» на месте, в лагере есть и мамы с младенцами, и даже одна девушка на сносях.

Спустя час после приезда в лагерь начинают слезиться глаза — слишком много костров и дыма. Если бы не колючая проволока, то можно было бы подумать, что всё это — большой семейный поход. Но возвращаться домой мигранты не собираются. Собственно, как не хотят они оставаться и в Белоруссии. Их цель даже не Польша: они стремятся в Германию — «в сердце Европы». На вопрос, чем они планируют там заниматься, отвечают коротко: жить. Без какой-либо конкретики.

Разговоры другого уровня

Пока на границе мигранты жгут костры, жизненно необходимые в холодные ноябрьские ночи, между Евросоюзом с одной стороны и Белоруссией и теперь еще и Россией с другой продолжается выяснение, кто во всем виноват.

Брюссель собирается обсудить новые санкции в отношении Минска на внеочередной встрече глав МИД 15 ноября, после чего планирует провести экстренный саммит. Новые меры, которые ЕС обсуждает уже два месяца, могут затронуть авиакомпании, по оценке Брюсселя, причастные к «поставкам» нелегалов к европейским границам.

9 ноября появился новый информационный повод: премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, выступая на внеочередном заседании сейма, заявил, что события на границе — часть политики России, которая управляет действиями Александра Лукашенко. В Москве на эти слова отреагировали на следующий день: пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал их «абсолютно безответственными и неприемлемыми».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

В Евросоюзе на этот счет выразились мягче, чем в Варшаве. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила: «Президент [РФ Владимир] Путин имеет сильное влияние на Лукашенко, и мы надеемся, что он воспользуется им, чтоб убедить Лукашенко в том, что нужно снизить эскалацию». «Это позиция Еврокомиссии относительно роли России», — подчеркнула представитель ЕК Дана Спинант.

Польша тем временем говорит, что она может закрыть свою границу с соседней страной, «если белорусские власти не прекратят свою деятельность». По словам Дмитрия Пескова, такой шаг только усложнит ситуацию. «Это не что иное, как дальнейшие попытки фактически удушения Белоруссии», — подчеркнул представитель Кремля.

10 ноября стало понятно, что в миграционном конфликте с ЕС Москва и Минск будут действовать скоординированно. В этот день главы дипведомств двух стран Сергей Лавров и Владимир Макей подписали Программу согласованных действий во внешней политике на 2022–2023 годы, а после выступили с рядом заявлений по теме. Так, глава белорусского МИДа назвал «безмозглой» политику западных стран.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

«Обвинения в том, что Беларусь якобы организует подобного рода потоки [мигрантов], беспочвенны. Почему-то средиземноморское направление действует, балканское направление действует. Там, как нам известно, мигранты поступают и получают соответствующие привилегии, необходимую защиту. А Беларусь почему-то оказалась костью в горле», — сказал Владимир Макей.

Его коллега Сергей Лавров был более сдержан. Он указал на то, что «так называемые младоевропейцы» стремятся «тянуть Европу — и в рамках Евросоюза, и в рамках НАТО — в сторону нагнетания и конфронтации с Белоруссией и с Российской Федерацией». «Я очень надеюсь, что ответственные европейцы, особенно так называемые еврогранды, проявят свою волю и не позволят себя втягивать в бесконечную спираль, которая весьма и весьма опасна», — подытожил дипломат.

Екатерина Постникова

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru