«Кто свой, кто чужой»

Военным в Казахстане приходится придумывать знаки отличия, обстановка в городах еще напряженная

pixabay.com

По ситуации в Казахстане сделаны выводы — 10 января представители властей республики заявили, что протесты «послужили лишь дымовой завесой», ей воспользовались криминальные группы, которые выступили авангардом противостояния с силами правопорядка. Затем последовали точечные террористические атаки, пояснил госсекретарь Казахстана Ерлан Карин. Обстановка в стране, по его словам, остается напряженной. В понедельник ситуацию обсуждали и на заседании лидеров Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), где президент республики Касым-Жомарт Токаев отметил: конституционный порядок в стране восстановлен, но антитеррористическая операция продолжается.

Ситуация в Нур-Султане и Алма-Ате, как убедились корреспонденты «Известий», еще далека от нормальной: по-прежнему нет стабильного интернета — его включают по расписанию на четыре часа утром. Закрыты все обменники валюты, в центре города не работает ни один банкомат, прилегающие к сожженному акимату районы патрулируют группы военных. Самое непривычное для Средней Азии — пустота: ни на рынках, ни на улицах, ни во дворах никого нет.

«Документы проверяют у каждого»

— Хоть на ковре-самолете готова лететь, в шестой раз приезжаю в аэропорт — всё время отменяют рейсы. Сначала было Шереметьево, потом Домодедово, теперь вот и Внуково. Только Жуковский не посмотрела, — женщина в меховой шапке у гейта №20 нервничает и периодически оглядывается на табло вылета.

Оглядываюсь и я. Для меня это уже третья попытка добраться до Алма-Аты, эпицентра беспорядков. Аэропорт крупнейшего города страны закрыли на неопределенный срок, с 8 января воздушные гавани Алма-Аты и соседнего Талдыкоргана контролируют военные. Рейсы из Москвы отменяют.

План добраться до города через Бишкек — до него 40 км — также не сработал: Казахстан ужесточил контроль на границе с Киргизией, закрыв три из пяти КПП. Коллеги-журналисты из других изданий рассказали, что за проезд в Казахстан пограничники, не уточняя с какой стороны, просили до $1,5 тыс. с человека.

В итоге вылетаем в республику только 9 января рейсом в Нур-Султан. Оттуда добираться до Алма-Аты решено поездом — пока это единственный способ доехать из одной столицы в другую.

В аэропорту Нурсултан Назарбаев длинные очереди в 30–40 человек у стоек Air Astana. На табло вылетов преобладает желтый цвет — им помечены отмененные рейсы. У всех выходов стоят военные, на выезде и парковке дежурит бронетехника.

— Сейчас пробки на всех въездах в Нур-Султан, документы проверяют у каждого, багажники смотрят, знакомый парниша три часа со стороны Павлодара стоит, — рассказал «Известиям» таксист Нурек по пути из аэропорта на ж/д вокзал.

Мосты, связывающие новую и старую части Нур-Султана, контролируют военные. Их становится сильно больше к 11 вечера, когда начинается комендантский час.

— Тормозят реально всех, если выйдешь на улицу вечером. Если уважительная причина — за лекарством или еда кончилась, дадут штраф небольшой — до 5 тыс. ваших рублей. Если без причины, могут и забрать, — предупреждает нас Нурек.

На старом ж/д вокзале ажиотаж — в фойе около двух сотен человек, пытающихся добраться до Атырау, Шымкента, Усть-Каменогорска. Больше всего желающих уехать в Алма-Ату — хотя до нее добираться 15 часов. На фоне нестабильного авиасообщения многие предпочитают ехать на ночных поездах. Добираться по Сары-Арки («желтой степи») зимой на машине крайне небезопасно, а с проверками на въездах во все крупные города — еще дольше, чем на поезде.

«С внуками спали на матрасах в ванной»

«У окна не садись», — советуют мне охранники в отеле. Они расположились за столом у входа и напряженно смотрят на проезжающие мимо машины. Один из них зашторивает большие окна лобби, отодвигает подальше столики и приглушает свет.

— Террористы переодеваются в военную форму и расстреливают людей, настоящие военные каждый день придумывают отличительные знаки, чтобы понимать, кто свой, кто чужой, — рассказали нам охранники.

Самое непривычное в Алма-Ате — абсолютная пустота, без единого прохожего. С заходом солнца закрываются все продуктовые магазины, более менее открывшиеся для посетителей только 10 января. Во всем городе работают только три круглосуточные аптеки.

Днем в городе также безлюдно. Группы по двое-трое замечаю только во внутренних дворах, у подъездов. В основном это собачники или пенсионеры.

— Мы живем в новостной изоляции, по телевизору толком не говорят, что происходит. Интернет включают на четыре часа утром, — рассказали «Известиям» две жительницы центра Алма-Аты, выгуливающие питомцев.

Днем интернета нет нигде, ни проводного, ни Wi-Fi. СМС и звонки, как выяснили «Известия», доступны, однако аппараты для пополнения счета и банкоматы во всех городах не работают. Закрыты также пункты обмена валюты. В некоторых магазинах расплатиться можно банковской картой либо через приложение местного банка Kaspi. Однако в большинстве магазинов и отелей принимают только наличные.

— Выхожу, звоню соседям по лестничной клетке, все собираемся у подъезда, курим и обмениваемся новостями, кто что узнал. Детей не выпускаем, они сидят, вцепившись в окна, — мои собеседники живут в доме прямо у площади Республики, где проходили наиболее ожесточенные столкновения мародеров и полиции.

— Когда тут всё началось, стреляли прямо по окнам — вот следы от пуль на балконе второго этажа. А тете Вере попали в окно пятого, видите? Мы с внуками спали на матрасах в ванной, деда отправили к соседям на другую сторону дома, — рассказала «Известиям» жительница дома на площади.

У них во дворе три сгоревших легковушки. На водительском сидении одной из них записка от руки — «Просьба не убирать мой автомобиль с места происшествия» — и номер телефона.

На выезде со двора другая легковушка — на лобовом стекле следы от пуль, на водительском сидении — пятна крови. У машины скручены номера.

«Вынесли всю кассу и всю пиццу»

Периметр всего центрального района оцеплен полицией, посередине возвышается черное, полностью выгоревшее здание акимата. Его снимать стражи порядка не разрешают и просят удалить снимки. У других прохожих полицейские проверяют телефоны, в частности переписки в Telegram и фотогалерею — видимо, так вычисляют сторонников террористов.

По краям площади — обугленные окна бизнес-центра «Алма-Аты Капитал Инвест» и офиса телекомпании Qazaqstan. Террористы планировали захватить телевещание, но полиция это вовремя пресекла.

Особенно сильно пострадало здание с транспарантом «Благодаря сплоченности народа построено сильное, независимое и процветающие государство» — последнее слово выгорело и оторвалось.

Проходим ближе к сгоревшим зданиям. В парке у прокуратуры настоящий военный в гражданской одежде протягивает нам фото своего коллеги и спрашивает, не видели ли мы его.

— Он попал в замес 6-го числа, с тех пор никакой связи с ним, у него двое детей, — уточняет мужчина.

Вокруг нас ходят сотрудники коммунальных служб и собирают расколотую брусчатку — участники беспорядков метали массивные плитки в полицию. На некоторых из них — следы запекшейся крови. По предварительным данным, в ходе столкновений погибли 17 силовиков.

— В первую ночь мародеры грабили пекарни и винные магазины, всё, что связано с едой и алкоголем, — рассказал «Известиям» один из военных, патрулирующих улицы центра.

В подтверждение он указал на разбитые витрины пиццерии и винного бутика — оба заведения расположены напротив акимата.

— Это у нас землетрясение было, — пытается шутить официантка из пиццерии, показывая на разбитые витрины. — Вынесли всю кассу и всю пиццу, даже замороженные заготовки теста унесли. На всех стенах следы от пуль. Хорошо хоть никого не было внутри.

Между тем постепенно вырисовывается картина произошедшего в республике. Как отметил 10 января госсекретарь Казахстана Ерлан Карин, в отношении страны был проведен новый вид сценария: протестами воспользовались некие силы, причем не только внешние, но и внутри Казахстана — они использовали криминалитет, ударные террористические группы, «подготовленные приемы информационного воздействия». По данным МИДа республики, среди террористов были люди, прошедшие горячие точки.

О том же говорили и на заседании ОДКБ 10 января. Там Владимир Путин заявил, что во время атаки использовались технологии силовой информационной поддержки беспорядков, которые были известны по майдану. По его словам, была видна работа хорошо организованных групп боевиков, причем некоторые из них прошли подготовку в лагерях террористов за границей.

— Достаточно серьезный риск сохраняется, все службы приведены в полную готовность. На улицах нашей столицы, в принципе, заметно это напряжение. Поэтому нашим гражданам надо сохранять бдительность, — уточнил Ерлан Карин.

В 9 вечера, за два часа до наступления комендантского часа, в Алма-Ате включили сирены и усилили военный патруль на улицах. Интернет так и не появился.

Эльнар Байназаров

По материалам: “Известия”

Ранее

Пускать не велено

Далее

ФРС проткнула криптопузырь

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru