Большая игра

Зачем в Петербурге разогнали общество охраны исторического наследия

Одной из центральных тем в общественной жизни Петербурга в этом месяце стала ситуация вокруг местного отделения всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИИК). Из организации буквально выдавили активистов и избрали новое руководство. Для чего все это устроили, разбирались «Новые известия».

Петербургское отделение ВООПИИК действует еще с советских времен, и это одна из главных градозащитных организаций Северной столицы. Члены общества активно высказываются и выступают экспертами практически по всем резонансным темам, связанным с защитой исторического наследия. Подобные конфликты в Петербурге возникают регулярно, когда застройщики хотят возвести что-то на месте старинного объекта.

Но лето 2022 года в ВООПИИК выдалось скандальным, внутри отделения произошел раскол. Центральный совет организации приостановил работу петербургского отделения, была запущена процедура перевыборов руководства. Конференции в районах города, где выбирали делегатов для главного голосования, проходили в лучших традициях скандальных выборов или коммунальных войн: в закрытом режиме и под охраной ЧОПов. В Адмиралтейском районе дошло даже до рукоприкладства: охранник просто вынес из зала председателя Анну Капитонову. А накануне конференции из ВООПИИК исключили известных градозащитников Александра Кононова, Анну Капитонову, Алексея Ковалева и Бориса Вишневского, которые вступили в противоборство с главным идеологом перезагрузки отделения Антоном Ивановым. Выборы прошли уже без них и делегатов от нескольких районных отделений, которые заявили о бойкоте. Тем не менее, ВООПИИК объявил о новом составе руководства организации. Возглавил ее Антон Иванов, а в президиум вошли директор «Эрмитажа» Михаил Пиотровский, ректора Академии художеств Семен Михайловский и Политеха Андрей Рудской. Последние трое ранее в организации не состояли и были приняты накануне конференции.

Оставшиеся за бортом ВООПИИК градозащитники иначе как рейдерским захватом происходящее не называют и готовят обращения в суды, чтобы признать выборы недействительными. В качестве бенефициаров называются городской комитет по охране памятников, который представляется как абсолютное зло в случаях со сносом исторических объектов, а так же девелоперы, у которых есть постоянный интерес к застройке в центре города. Но что такого ценного в этой общественной организации, что кому-то понадобилось устраивать скандал на весь город ради контроля над ней?

Градозащитник Анна Капитонова полагает, что хоть у общества и не было никаких полномочий и контрольных функций, но есть авторитет и умение системно работать в области градозащиты.

«Градозащитники очень активно показывают недостатки работы комитета по охране памятников, обращают внимание на градостроительные преступления, – говорит Капитонова. – Долгое время не удавалось ликвидировать градозащитников. Снаружи это сложно сделать, так как у нас сплоченное сообщество. Но когда появилась возможность сделать это изнутри, ей воспользовались. Мы не намерены оставлять ситуацию, решение конференции было принято с грубыми нарушения и мы его не признаем. Будем опротестовывать. В плане моей личной истории, то направлено явление о преступлении в МВД, сняты побои, все зафиксировано. Будем обращаться в суд».

Контекст: грандиозные планы и уголовные дела

Скандал вокруг главной градозащитной организации города произошел на фоне трех важных для этой сферы процессов. В Петербурге на финальную стадию выходит процесс принятия нового генплана. Сейчас объявлен сбор замечаний к документу.

Второй кейс – это поправки в законодательство о культурном наследии. Власти намерены отменить норму, которая автоматически охраняет все дома, построенные после 1917 года. По оценкам градозащитников, если это произойдет, из-под охраны выйдут около тысячи зданий в центре города. В теории их можно будет снести и застроить чем-то более коммерчески привлекательным.

Третий фактор – это уголовное дело, которое возбудил следственный комитет РФ после обращения градозащитников к главе СКР Александру Бастрыкину. Дело возбуждено в отношении неустановленных сотрудников комитета по государственному контролю и охране памятников истории и культуры по факту превышения должностных полномочий. Градозащитникам удалось убедить следователей, что в практике, которую используют чиновники, есть нарушение закона. А именно, в спорах вокруг принадлежности здания к историческому, зачастую находят более поздние пристройки и объявляют, что дом не подпадает под норму о 1917 годе. Самый свежий пример – манеж лейб-гвардии Финляндского полка на Большом проспекте Васильевского острова, который начали разбирать этой весной. Здание построили в 1854 году, в 1930-е его перестроили под хлебозавод, а в 60-е достроили второй этаж. В документах год постройки указан 1937, что позволило снести здание. Градозащитники уверены, что это было сделано незаконно. Их оппоненты уверяют, что в 1937 году было построено новое здание из старых кирпичей и от изначального проекта ничего не осталось. Как бы то ни было, уголовное дело есть, а городские власти и депутаты в ближайшее время планируют отменить норму, из-за которого это дело и появилось.

В то, что все эти процессы сошлись в одну точку случайно, верится с трудом.

Мнение со стороны – все сложно

Критик архитектуры Мария Элькина считает, что ситуация слишком мноогранная, чтобы однозначно назвать в ней героев и злодеев. У сообщества есть вопросы и к градозащитникам, и к властям, и к девелоперам.

«Происходящее с ВООПИИК скорее плохо, чем хорошо, так как создание гомогенной среды с одним мнением – не самое лучшее, что может произойти, – говорит эксперт. – Вместе с тем я была бы не оценивала предыдущую версию ВООПИИК, как честную и профессиональную организацию. К кому-то общество охраны памятников было лояльно, к кому-то нет. В этом была некая политическая игра. В Петербурге должна быть профессиональная общественная организация в области градостроительства, не знаю, каким образом она должна появиться, но пока ее нет. С ВООПИИКом боролись в том числе и потому, что сами градозащитники злоупотребляли моральной позицией защитников наследия. Часто это было похоже на террор отдельных проектов и организаций. И были вопросы, почему на одни проекты закрывали глаза, а на какие-то не закрывали. Деятельность не была полностью прозрачной. Мне бы хотелось, чтобы любовь к Петербургу выражалась в способности давать конструктивные и ответственные оценки».

Еще один важный пласт конфликта – это бизнес-интересы противоборствующих сторон. Так и у одержавшего верх в войне за ВООПИИК Антона Иванова есть бизнес, связанный с проведением экспертиз, так и у исключенного из ВООПИИК экс-зампредседателя Александра Кононова тоже есть профильная компания.

По данным базы СПАРК Антону Иванову принадлежат «ПН и ПО «Союзстройреставрация» и доля в ООО «Темпл групп». Обе компании активно работают по госконтрактам. «Темпл групп» с 2016 года получил 147,3 млн рублей от госорганов Санкт-Петербурга и Ленобласти на проведения различных экспертиз.

Александру Кононову принадлежит «ЭКСПЕРТНЫЙ ЦЕНТР ПО ВОПРОСАМ ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ» (сокращенно ЭЦ ВОПИК). С госконтрактами у него скромнее. Последний был в 2016 году от музея «Исаакиевский собор» на 370 тысяч рублей.

Фото: pixabay.com

Александр Дыбин

По материалам: “Новые Известия”

Ранее

Вступление Швеции в НАТО – официальная присяга США

Далее

Безопасность полетов теперь — на совести топ-менеджмента авиакомпаний

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru